Dataset Preview Go to dataset viewer
text (string)
Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,- Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом: Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,- Не скажу про живых, а покойников мы бережем В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок И ударит душа на ворованных клячах в галоп В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб Прискакали - гляжу - пред очами не райское что-то: Неродящий пустырь и сплошное ничто - беспредел И среди ничего возвышались литые ворота И огромный этап у ворот на ворота глядел Как ржанет коренной! Я смирил его ласковым словом Да репьи из мочал еле выдрал и гриву заплел Седовласый старик что-то долго возился с засовом - И кряхтел и ворчал, и не смог отворить - и ушел И огромный этап не издал ни единого стона Лишь на корточки вдруг с онемевших колен пересел Здесь малина, братва,- оглушило малиновым звоном! Все вернулось на круг, и распятый над кругом висел И апостол-старик — он над стражей кричал-комиссарил — Он позвал кой-кого, и затеяли вновь отворять... Кто-то палкой с винтом, поднатужась, об рельсу ударил — И как ринулись все в распрекрасную ту благодать! Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых: Это Пётр-старик — он апостол, а я остолоп Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженых яблок... Но сады сторожат и стреляют без промаха в лоб Всем нам блага подай, да и много ли требовал я благ?! Мне — чтоб были друзья, да жена — чтобы пала на гроб Ну, а я уж для них наворую бессемечных яблок... Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб В онемевших руках свечи плавились, как в канделябрах А тем временем я снова поднял лошадок в галоп Я набрал, я натряс этих самых бессемечных яблок — И за это меня застрелили без промаха в лоб И погнал я коней прочь от мест этих гиблых и зяблых Кони — головы вверх, но и я закусил удила Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок Я тебе привезу — ты меня и из рая ждала! Я тебе привезу — ты меня и из рая ждала!
Поговори хоть ты со мной, гитара Гитара семиструнная, вся душа Вся душа полна тобой, а ночь А ночь такая лунная Эх раз, раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Эх раз, раз, да ещё раз, да ещё много-много раз В чистом поле васильки, вам дальняя дорога Эх, сердце стонет от тоски, а в глазах тревога Эх раз, раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Эх раз, раз, да ещё раз, да ещё много-много раз На горе стоит ольха, а под горою вишня Полюбил цыганку я, а она, она замуж вышла Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз У меня жена была, она меня любила Изменила только раз, а потом решила Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Если вас целуют раз, вы наверно вскрикните Эх раз, да ещё раз, а потом привыкните Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз Эх раз, да ещё раз, да ещё много-много раз
Если друг оказался вдруг И не друг, и не враг, а так Если сразу не разберёшь Плох он или хорош Парня в горы тяни, рискни Не бросай одного его Пусть он в связке одной с тобой Там поймешь кто такой Если парень в горах не ах Если сразу раскис и вниз Шаг ступил на ледник и сник Оступился и в крик Значит, рядом с тобой чужой Ты его не брани - гони Вверх таких не берут и тут Про таких не поют Если он не скулил не ныл Пусть он хмур был и зол, но шёл А когда ты упал со скал Он стонал, но держал Если шёл он с тобой, как в бой На вершине стоял хмельной Значит, как на себя самого Положись на него Значит, как на себя самого Положись на него
А у дельфина взрезано брюхо винтом Выстрела в спину не ожидает никто На батарее нету снарядов уже Надо быстрее на вираже Парус! Порвали парус! Я каюсь, каюсь... Парус! Порвали парус! Каюсь... Даже в дозоре можешь не встретить врага Это не горе, если болит нога Петли дверные многим скрипят и многим поют: - Кто вы такие? Вас здесь не ждут! Парус! Порвали парус! Я каюсь, каюсь... Парус! Порвали парус! Каюсь... Многие лета - тем, кто поет во сне Все части света могут лежать на дне Все континенты могут гореть в огне Только всё это - не по мне Парус! Порвали парус! Я каюсь, каюсь... Парус! Порвали парус! Каюсь...
Я не люблю фатального исхода От жизни никогда не устаю Я не люблю любое время года Когда весёлых песен не поют Я не люблю холодного цинизма В восторженность не верю, и ещё Когда чужой мои читает письма Заглядывая мне через плечо Я не люблю, когда наполовину Или когда прервали разговор Я не люблю, когда стреляют в спину Я также против выстрелов в упор Я ненавижу сплетни в виде версий Червей сомненья, почестей иглу Или когда всё время против шерсти Или когда железом по стеклу Я не люблю уверенности сытой Уж лучше пусть откажут тормоза Досадно мне, что слово «честь» забыто И что в чести наветы за глаза Когда я вижу сломанные крылья Нет жалости во мне и неспроста Я не люблю насилье и бессилье Вот только жаль распятого Христа Я не люблю себя, когда я трушу Досадно мне, когда невинных бьют Я не люблю, когда мне лезут в душу Тем более, когда в неё плюют Я не люблю манежи и арены На них мильон меняют по рублю Пусть впереди большие перемены Я это никогда не полюблю
Час зачатья я помню неточно Значит память моя однобока Но зачат я был ночью порочно И явился на свет не до срока Я рождался не в муках, не в злобе Девять месяцев - это не лет Первый срок отбывал я в утробе: Ничего там хорошего нет Спасибо вам святители, что плюнули,да дунули Что вдруг мои родители зачать меня задумали В те времена укромные,теперь почти былинные Когда срока огромные брели в этапы длинные Их брали в ночь зачатия, а многих даже ранее А вот живет же братия - моя честна компания Ходу, думушки резвые,ходу Слово, строченьки, милые, слово! Получил я впервые свободу По указу от тридцать восьмого Знать бы мне, кто так долго мурыжил Отыгрался бы на подлеце Но родился и жил я и выжил Дом на Первой Мещанской в конце Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой Соседушка с соседушкою баловались водочкой Все жили вровень, скромно так: система коридорная На тридцать восемь комнаток всего одна уборная Здесь на зуб зуб не попадал, не грела телогреечка Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка Не боялась сирены соседка И привыкла к ней мать, понемногу И плевал я, здоровый трехлетка На воздушную эту тревогу Да не все то, что сверху от бога - И народ зажигалки тушил И, как малая фронту подмога Мой песок и дырявый кувшин И било солнце в три ручья сквозь дыры крыш просеяно На Евдоким Кириллыча и Кисю Моисеевну Она ему: Как сыновья? - Да без вести пропавшие! Эх, Киська, мы одна семья,вы тоже пострадавшие Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.- Мои - без вести павшие, твои - безвинно севшие Я ушел от пеленок и сосок Поживал не забыт, не заброшен И дразнили меня недоносок Хоть и был я нормально доношен Маскировку пытался срывать я - Пленных гонят, - чего ж мы дрожим? Возвращались отцы наши, братья По домам,по своим, да чужим У тети Зины кофточка с драконами, да змеями - То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями Трофейная Япония, трофейная Германия: Пришла страна Лимония - сплошная чемодания Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я А из эвакуации толпой валили штатские Осмотрелись они, оклемались Похмелились, потом протрезвели И отплакали те, кто дождались Недождавшиеся отревели Стал метро рыть отец Витькин с Генкой Мы спросили: - зачем? - Он в ответ Мол, коридоры кончаются стенкой А тоннели выводят на свет Пророчество папашино не слушал Витька с корешом: Из коридора нашего в тюремный коридор ушел Да он всегда был спорщиком, припрешь к стене-откажется Прошел он коридорчиком и кончил стенкой, кажется Но у отцов свои умы, а что до нас касательно На жизнь засматривались мы вполне самостоятельно Все - от нас, до почти годовалых Толковищу вели до кровянки А в подвалах и полуподвалах Ребятишкам хотелось под танки Не досталось им даже по пуле В ремеслухе живи не тужи Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули - Из напильников сделать ножи Они воткнутся в легкие От никотина черные По рукоятки легкие трехцветные наборные Вели дела отменные сопливые острожники На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики Сперва играли в фантики в пристенок с крохоборами И вот ушли романтики из подворотен ворами Было время и были подвалы Было дело и цены снижали И текли, куда надо каналы И в конце, куда надо, впадали Дети бывших старшин, да майоров До бедовых широт поднялись Потому, что из всех коридоров Им, казалось сподручнее вниз
Вдоль обрыва по-над пропастью по самому по краю Я коней своих нагайкою стегаю, погоняю Что-то воздуху мне мало: ветер пью, туман глотаю Чую с гибельным восторгом пропадаю, пропадаю Чуть помедленнее кони, чуть помедленнее Вы тугую не слушайте плеть Но что-то кони мне попались привередливые И дожить не успел мне допеть не успеть Я коней напою, я куплет допою Хоть немного еще постою на краю Сгину я, меня пушинкой ураган сметет с ладони И в санях меня галопом повлекут по снегу утром Вы на шаг неторопливый перейдите мои кони Хоть немного но продлите путь к последнему приюту Чуть помедленнее кони, чуть помедленнее Вы тугую не слушайте плеть Но что-то кони мне попались привередливые И дожить не успел мне допеть не успеть Я коней напою, я куплет допою Хоть немного еще постою на краю Мы успели в гости, к Богу не бывает опозданий Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами Или это колокольчик весь зашелся от рыданий Или я кричу коням чтоб не несли так быстро сани Чуть помедленнее кони, чуть помедленнее! Умоляю вас вскачь не лететь Но что-то кони мне попались привередливые Коль дожить не успел, так хотя бы допеть Я коней напою, я куплет допою Хоть немного еще постою на краю
Если я богат, как царь морской Крикни только мне: Лови блесну Мир подводный и надводный свой Не задумываясь выплесну Дом хрустальный на горе для неё Сам, как пёс, бы так и рос в цепи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи Если беден я, как пёс, один И в дому моём шаром кати Ведь поможешь ты мне, господи Не позволишь жизнь скомкати Дом хрустальный на горе для неё Сам, как пёс, бы так и рос в цепи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи Не сравнил бы я любую с тобой Хоть казни меня, расстреливай Посмотри, как я любуюсь тобой Как Мадонной Рафаэлевой Дом хрустальный на горе для неё Сам, как пёс, бы так и рос в цепи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи Родники мои серебряные Золотые мои россыпи
Товарищ Сталин, вы большой учёный В языкознании познавший толк А я простой совейский заключённый И мой товарищ — серый брянский волк А я простой совейский заключённый И мой товарищ — серый брянский волк За что сижу, по совести, не знаю Но прокуроры, видимо, правы И так сижу я в Туруханском крае Где при царе бывали в ссылке вы И так сижу я в Туруханском крае Где при царе бывали в ссылке вы И вот сижу я в Туруханском крае Где конвоиры строги и грубы Я это всё, конечно, понимаю Как обостренье классовой борьбы Я это всё, конечно, понимаю Как обостренье классовой борьбы То дождь, то снег, то мошкара над нами А мы в тайге с утра и до утра Вы здесь из искры раздували пламя Спасибо вам, я греюсь у костра Вы здесь из искры раздували пламя Спасибо вам, я греюсь у костра Я вижу вас, как вы в партийной кепке И в кителе идёте на парад Мы рубим лес — и сталинские щепки Как раньше, во все стороны летят Мы рубим лес — и сталинские щепки Как раньше, во все стороны летят Вчера мы хоронили двух марксистов Мы их не накрывали кумачом Один из них был правым уклонистом Второй, как оказалось, ни при чём Один из них был правым уклонистом Второй, как оказалось, ни при чём Живите ж тыщу лет, товарищ Сталин И как бы трудно не было здесь мне Я знаю, будет много чугуна и стали На душу населения в стране Я знаю, будет много чугуна и стали На душу населения в стране
Рвусь из сил и из всех сухожилий, Но сегодня - опять, как вчера,- Обложили меня, обложили, Гонят весело на номера. Из-за елей хлопочут двустволки - Там охотники прячутся в тень. На снегу кувыркаются волки, Превратившись в живую мишень. Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников - матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков. Не на равных играют с волками Егеря, но не дрогнет рука! Оградив нам свободу флажками, Бьют уверенно, наверняка. Волк не может нарушить традиций. Видно, в детстве, слепые щенки, Мы, волчата, сосали волчицу И всосали - Нельзя за флажки! Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников - матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков. Наши ноги и челюсти быстры. Почему же - вожак, дай ответ - Мы затравленно мчимся на выстрел И не пробуем через запрет? Волк не может, не должен иначе! Вот кончается время мое. Тот, которому я предназначен, Улыбнулся и поднял ружье. Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников - матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков. Я из повиновения вышел За флажки - жажда жизни сильней! Только сзади я радостно слышал Удивленные крики людей. Рвусь из сил, из всех сухожилий, Но сегодня - не так, как вчера! Обложили меня, обложили, Но остались ни с чем егеря! Идет охота на волков, идет охота! На серых хищников - матерых и щенков. Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. Кровь на снегу и пятна красные флажков.
Почему все не так? Вроде всё как всегда: То же небо - опять голубое, Тот же лес, тот же воздух и та же вода, Только он не вернулся из боя. Мне теперь не понять, кто же прав был из нас В наших спорах без сна и покоя. Мне не стало хватать его только сейчас, Когда он не вернулся из боя. Он молчал невпопад и не в такт подпевал, Он всегда говорил про другое, Он мне спать не давал, он с восходом вставал, А вчера не вернулся из боя. То, что пусто теперь, - не про то разговор, Вдруг заметил я - нас было двое. Для меня будто ветром задуло костер, Когда он не вернулся из боя. Нынче вырвалась, будто из плена, весна, По ошибке окликнул его я: - Друг, оставь покурить! - А в ответ - тишина: Он вчера не вернулся из боя. Наши мёртвые нас не оставят в беде, Наши павшие - как часовые. Отражается небо в лесу, как в воде, И деревья стоят голубые. Нам и места в землянке хватало вполне, Нам и время текло для обоих. Всё теперь одному. Только кажется мне, Это я не вернулся из боя.
А у дельфина взрезано брюхо винтом Выстрела в спину не ожидает никто На батарее нету снарядов уже Надо быстрее на вираже Парус! Порвали парус! Каюсь, каюсь, каюсь... Даже в дозоре можешь не встретить врага Это не горе - если болит нога Петли дверные многим скрипят, многим поют: Кто вы такие? Вас здесь не ждут! Парус! Порвали парус! Каюсь, каюсь, каюсь... Многие лета - всем, кто поет во сне! Все части света могут лежать во дне Все континенты могут гореть в огне Только всё это - не по мне! Парус! Порвали парус! Каюсь, каюсь, каюсь...
На братских могилах не ставят крестов И вдовы на них не рыдают К ним кто-то приносит букеты цветов И Вечный огонь зажигают Здесь раньше вставала земля на дыбы А нынче - гранитные плиты Здесь нет ни одной персональной судьбы - Все судьбы в единую слиты А в Вечном огне виден вспыхнувший танк Горящие русские хаты Горящий Смоленск и горящий рейхстаг Горящее сердце солдата У братских могил нет заплаканных вдов - Сюда ходят люди покрепче На братских могилах не ставят крестов Но разве от этого легче?! На братских могилах не ставят крестов И вдовы на них не рыдают К ним кто-то приносит букеты цветов И Вечный огонь зажигают
Для меня эта ночь вне закона Я пишу по ночам больше тем Я хватаюсь за диск телефона И набираю вечное ноль семь Девушка, здравствуйте, как вас звать? Тома? Семьдесят вторая, жду, дыханье затая Быть не может, повторите, я уверен, дома А, вот уже ответили, ну, здравствуй, это я Эта ночь для меня вне закона Я не сплю, я кричу - поскорей Почему мне в кредит по талону Предлагают любимых людей Девушка, слушайте, семьдесят вторая Не могу дождаться, и часы мои стоят К дьяволу все линии, я завтра улетаю А, вот уже ответили, ну, здравствуй, это я Телефон для меня, как икона Телефонная книга - триптих Стала телефонистка мадонной Расстоянья на миг сократив Девушка, милая, я прошу, продлите Вы теперь, как ангел, не сходите ж с алтаря Самое главное впереди, поймите Вот уже ответили, ну, здравствуй, это я Что, опять поврежденье на трассе Что, реле там с ячейкой шалят Всё равно буду ждать, я согласен Начинать каждый вечер с нуля Ноль семь, здравствуйте, повторите снова Не могу дождаться, жду, дыханье затая Да, меня конечно, я, да, я, конечно, дома Вызываю, отвечайте - здравствуй, это я
Все года, и века, и эпохи подряд Всё стремится к теплу от морозов и вьюг Почему ж эти птицы на север летят Если птицам положено только на юг? Слава им не нужна и величие Вот под крыльями кончится лёд И найдут они счастие птичее Как награду за дерзкий полёт! Что же нам не жилось, что же нам не спалось? Что нас выгнало в путь по высокой волне? Нам сиянья пока наблюдать не пришлось Это редко бывает — сиянья в цене! Тишина. Только чайки — как молнии Пустотой мы их кормим из рук Но наградою нам за безмолвие Обязательно будет звук! Как давно снятся нам только белые сны Все иные оттенки снега занесли Мы ослепли давно от такой белизны Но прозреем от чёрной полоски земли Наше горло отпустит молчание Наша слабость растает как тень И наградой за ночи отчаянья Будет вечный полярный день! Север, воля, надежда. Страна без границ Снег без грязи — как долгая жизнь без вранья Вороньё нам не выклюет глаз из глазниц Потому что не водится здесь воронья Кто не верил в дурные пророчества В снег не лёг ни на миг отдохнуть Тем наградою за одиночество Должен встретиться кто-нибудь!
Я только малость объясню в стихе - На все я не имею полномочий... Я был зачат, как нужно, во грехе - В поту и нервах первой брачной ночи. Я знал, что, отрываясь от земли,- Чем выше мы, тем жестче и суровей; Я шел спокойно прямо в короли И вел себя наследным принцем крови. Я знал - все будет так, как я хочу, Я не бывал внакладе и в уроне, Мои друзья по школе и мечу Служили мне, как их отцы - короне. Не думал я над тем, что говорю, И с легкостью слова бросал на ветер - Мне верили и так, как главарю, Все высокопоставленные дети. Пугались нас ночные сторожа, Как оспою, болело время нами. Я спал на кожах, мясо ел с ножа И злую лошадь мучил стременами. Я знал - мне будет сказано: Царуй! - Клеймо на лбу мне рок с рожденья выжег. И я пьянел среди чеканных сбруй, Был терпелив к насилью слов и книжек. Я улыбаться мог одним лишь ртом, А тайный взгляд, когда он зол и горек, Умел скрывать, воспитанный шутом,- Шут мертв теперь: Аминь! Бедняга Йорик!.. Но отказался я от дележа Наград, добычи, славы, привилегий: Вдруг стало жаль мне мертвого пажа, Я объезжал зеленые побеги... Я позабыл охотничий азарт, Возненавидел и борзых, и гончих, Я от подранка гнал коня назад И плетью бил загонщиков и ловчих. Я видел - наши игры с каждым днем Все больше походили на бесчинства,- В проточных водах по ночам, тайком Я отмывался от дневного свинства. Я прозревал, глупея с каждым днем, Я прозевал домашние интриги. Не нравился мне век, и люди в нем Не нравились,- и я зарылся в книги. Мой мозг, до знаний жадный, как паук, Все постигал: недвижность и движенье,- Но толка нет от мыслей и наук, Когда повсюду им опроверженье. С друзьями детства перетерлась нить, Нить Ариадны оказалась схемой. Я бился над словами быть, не быть, Как над неразрешимою дилеммой. Но вечно, вечно плещет море бед,- В него мы стрелы мечем - в сито просо, Отсеивая призрачный ответ От вычурного этого вопроса. Зов предков слыша сквозь затихший гул, Пошел на зов,- сомненья крались с тылу, Груз тяжких дум наверх меня тянул, А крылья плоти вниз влекли, в могилу. В непрочный сплав меня спаяли дни - Едва застыв, он начал расползаться. Я пролил кровь, как все,- и, как они, Я не сумел от мести отказаться. А мой подъем пред смертью - есть провал. Офелия! Я тленья не приемлю. Но я себя убийством уравнял С тем, с кем я лег в одну и ту же землю. Я Гамлет, я насилье презирал, Я наплевал на датскую корону,- Но в их глазах - за трон я глотку рвал И убивал соперника по трону. Но гениальный всплеск похож на бред, В рожденьи смерть проглядывает косо. А мы все ставим каверзный ответ И не находим нужного вопроса.
Торопись — черный гриф над страною кружит! Лес — обитель твою — по весне навести: Слышишь — гулко земля под ногами дрожит? Видишь — плотный туман над полями лежит? Это росы вскипают от ненависти! Ненависть в почках набухших томится Ненависть в нас затаённо бурлит Ненависть потом сквозь кожу сочится Головы наши палит! Погляди — что за рыжие пятна в реке? Зло решило порядок в стране навести Рукоять АКМ холодеет в руке И отчаянье бьётся, как птица, в виске И заходится сердце от ненависти! Ненависть юным уродует лица Ненависть просится из берегов Ненависть жаждет и хочет напиться Чёрною кровью врагов! Да, нас ненависть в плен захватила сейчас Но не злоба нас будет из плена вести Не слепая, не чёрная ненависть в нас — Свежий ветер нам высушит слёзы у глаз Справедливой и подлинной ненависти! Ненависть — пей, переполнена чаша! Ненависть требует выхода, ждёт Но благородная ненависть наша Рядом с любовью живёт!
Я несла свою беду По весеннему по льду Обломился лед, душа Оборвалася Камнем под воду пошла А беда, хоть тяжела Но за острые края задержалася Но за острые края задержалася И беда с того вот дня Ищет по свету меня Рядом с ней идут молва С кривотолками А что я не умерла — Знала голая ветла И еще перепела с перепелками И еще перепела с перепелками Только кто ж сказал ему Господину моему? Только выдали меня, выдали меня Проболталися И, от страсти сам не свой Он отправился за мной А за ним беда с молвой увязалися А за ним беда с молвой увязалися Он настиг меня, догнал Обнял, на руки поднял А за ним беда в седле Ухмылялася Ведь остаться он не мог Был всего один денек А беда на вечный срок задержалася А беда на вечный срок задержалася
Hanno spazzato tutto per non lasciare impronte Copritemi d’ingiurie, calunnie, disonore Ma c’è solo un traguardo, la meta è l’orizzonte E là sarò il vincitore Non tutti hanno accettato, è dura la scommessa Poi via... e accada quel che accada! Per questa gara qui c’è un’unica premessa Andare, ancora andare per la strada E con furore il motore va Tra i pali s’allontana la città Chissà che cos’è la macchia nera Un gatto o un abito da sera? Lo so, arriverà un agguato alle mie ruote Ma dove, chi lo sa, capiterà l’assalto Le loro risa già mi sono molto note Mi tenderanno un cavo sull’asfalto Ma che velocità! Si fonde la lancetta La ghiaia mitraglia i copertoni Stringo il volante, devo arrivare in fretta Prima della stretta dei bulloni E con furore il motore va Io vado in verticale alla città Devo arrivare, ho un’occasione sola Quel cavo mi trancerà la gola! Fonde il catrame e la gomma è già rovente Ed eccolo qui il momento più brutto Col petto spezzo il cavo che han teso per niente! Si tolgano le loro fasce a lutto! Quelli che hanno imposto questa dura fatica Stan cambiando le regole del gioco Ma è l’azzardo che m’attira e, checché poi se ne dica Nelle curve più rischiose io m’infuoco E con furore il motore va Il piede schiaccio giù senza pietà E quando sbucherò all’orizzonte Tenete calmo chi avrò di fronte! Ma il mio traguardo è tanto distante, ancora in là Non ho tagliato il nastro, però ho spezzato il cavo Non mi son rotto il collo sul tirante Ma sparano alle ruote dietro un rovo Non è sete di denaro che m’ha fatto partire M’han detto: non sprecare questo istante Trova il punto estremo e sappilo varcare E vedi di spostare l’orizzonte! E con furore il motore va Nessuno sparo ormai mi centrerà Ma stan cedendo i freni E resto solo, mancando l’orizzonte, in pieno volo
Не хватайтесь за чужие талии Вырвавшись из рук своих подруг Вспомните, как к берегам Австралии Подплывал покойный ныне Кук Как в кружок усевшись под азалии Поедом с восходу до зари Ели в этой солнечной Австралии Друг дружку злые дикари! Но почему аборигены съели Кука? За что - не ясно. Молчит наука Мне представляется совсем простая штука Хотели кушать - и съели Кука Есть вариант, что ихний вождь - Большая бука Кричал, что очень вкусный кок на судне Кука Ошибка вышла! Вот о чем молчит наука Хотели кока, а съели Кука И вовсе не было подвоха или трюка Вошли без стука, почти без звука Пустили в действие дубинку из бамбука Тюк! Прямо в темя! И нету Кука Но, есть однако же ещё предположение Что Кука съели из большого уважения Что всех науськивал колдун Хитрец и злюка А ну ребяты, хватайте Кука! Кто уплетет его без соли и без лука - Тот сильным, смелым, добрым будет Вроде Кука. Кому-то под руку попался Каменюка, метнул гадюка, и нету Кука А дикари теперь заламывают руки Ломают копья, ломают луки Сожгли и бросили дубинки из бамбука Переживают, что съели Кука
В тот вечер я ни пил, ни пел — Я на неё вовсю глядел Как смотрят дети, как смотрят дети Но тот, кто раньше с нею был Сказал мне, чтоб я уходил Сказал мне, чтоб я уходил Что мне не светит И тот, кто раньше с нею был Сказал мне, чтоб я уходил Сказал мне, чтоб я уходил Что мне не светит И тот, кто раньше с нею был, — Он мне грубил, он мне грозил А я всё помню — я был не пьяный Когда ж я уходить решил Она сказала: «Не спеши!» Она сказала: «Не спеши Ведь слишком рано!» Когда ж я уходить решил Она сказала: «Не спеши!» Она сказала: «Не спеши Ведь слишком рано!» Но тот, кто раньше с нею был Меня, как видно, не забыл И как-то в осень, и как-то в осень Иду с дружком, гляжу — стоят Они стояли молча в ряд Они стояли молча в ряд — Их было восемь Иду с дружком, гляжу — стоят Они стояли молча в ряд Они стояли молча в ряд — Их было восемь Со мною — нож Решил я: что ж Меня так просто не возьмёшь Держитесь, гады! Держитесь, гады! К чему задаром пропадать? Ударил первым я тогда Ударил первым я тогда — Так было надо К чему задаром пропадать? Ударил первым я тогда Ударил первым я тогда — Так было надо Но тот, кто раньше с нею был, — Он эту кашу заварил Вполне серьёзно, вполне серьёзно Мне кто-то на плечи повис Валюха крикнул: «Берегись!» Валюха крикнул: «Берегись!» Но было поздно Мне кто-то на плечи повис Валюха крикнул: «Берегись!» Валюха крикнул: «Берегись!» Но было поздно За восемь бед — один ответ В тюрьме есть тоже лазарет — Я там валялся, я там валялся Врач резал вдоль и поперёк Он мне сказал: «Держись, браток!» Он мне сказал: «Держись, браток!», — И я держался Врач резал вдоль и поперёк Он мне сказал: «Держись, браток!» Он мне сказал: «Держись, браток!», — И я держался Разлука мигом пронеслась Она меня не дождалась Но я прощаю, её — прощаю Её, как водится, простил Того ж, кто раньше с нею был Того, кто раньше с нею был, — Не извиняю Её, конечно, я простил Того ж, что раньше с нею был Того, кто раньше с нею был Я повстречаю!
L’acqua, il cielo ed il bosco hanno i loro colori Sì, però qualche cosa è cambiato Anche l’aria è la stessa, è soltanto che ieri Lui dal fronte non è più tornato Anche l’aria è la stessa, è soltanto che ieri Lui dal fronte non è più tornato Chissà chi aveva ragione in ogni nostro discorso Al sonno e al riposo rubato Ha iniziato a mancarmi solo quando l’ho perso E dal fronte non è più tornato Ha iniziato a mancarmi solo quando l’ho perso E dal fronte non è più tornato E taceva e parlava sempre fuori misura E se cantava, cantava stonato Non riuscivo a dormire, si alzava all’aurora E dal fronte non è più tornato Non mi lasciava dormire, si alzava all’aurora E dal fronte non è più tornato Non si tratta del vuoto che adesso io sento Si era in due, solo ora ho capito Che è come fosse un falò che è stato spento dal vento Dal momento in cui non è tornato Sì, è come un grande falò appena spento dal vento Dal momento in cui non è tornato Quasi fosse un’evasa, la primavera devasta Per sbaglio l’ho persino chiamato “Dammi un po’ da fumare...” non c’è stata risposta Lui dal fronte non è più tornato Ho chiesto: “Dammi un po’ da fumare...” non c’è stata risposta Lui dal fronte non è più tornato Non saremo da soli in tutto questo sfacelo Sentinella sarà chi è caduto E si specchia nel bosco e nei rigagnoli il cielo Ed ogni albero svetta azzurrato E si specchia nel bosco e nei rigagnoli il cielo Ed ogni albero svetta azzurrato E ce n’era di posto in questa sporca trincea Si spartiva ogni giorno e minuto Ora ho tutto per me, ma mi rimane l’idea Di esser quello che non è tornato Ora ho tutto per me, resta solo l’idea Che forse son io a non esser tornato
Кто верит в Магомеда Кто в Аллаха, кто в Иисуса Кто ни во что не верит Даже в черта назло всем Хорошую религию придумали индусы Что мы, отдав концы, не умираем насовсем Стремилась ввысь душа твоя Родишься вновь с мечтою Но если жил ты как свинья - Останешься свиньею Пусть косо смотрят на тебя - Привыкни к укоризне Досадно, что же Родишься вновь на колкость горазд! И если видел смерть врага Ещё при этой жизни В другой тебе дарован будет Верный зоркий глаз Живи себе нормальненько Есть повод веселиться Ведь может быть В начальника душа твоя вселится Пускай живешь ты дворником - Родишься вновь прорабом А после из прораба До министра дорастешь Но если туп как дерево - Родишься баобабом И будешь баобабом тыщу лет Пока помрешь Досадно попугаем жить Гадюкой с длинным веком Не лучше ли При жизни быть Приличным человеком? Да кто есть кто Да кто был кем? Мы никогда не знаем С ума сошли генетики От ген и хромосом Быть может, тот облезлый кот Был раньше негодяем А этот милый человек - Был раньше добрым псом Я от восторга прыгаю! Я обхожу искусы Удобную религию придумали индусы
Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,- Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом: Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,- Не скажу про живых, а покойников мы бережем В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок И ударит душа на ворованных клячах в галоп В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб Прискакали - гляжу - пред очами не райское что-то: Неродящий пустырь и сплошное ничто - беспредел И среди ничего возвышались литые ворота И огромный этап - тысяч пять - на коленях сидел Как ржанет коренной! Я смирил его ласковым словом Да репьи из мочал еле выдрал и гриву заплел Седовласый старик слишком долго возился с засовом - И кряхтел и ворчал, и не смог отворить - и ушел Измученный люд не издал ни единого стона Лишь на корточки вдруг с онемевших колен пересел Здесь малина, братва,- нас встречают малиновым звоном! Все вернулось на круг, и распятый над кругом висел Всем нам блага подай, да и много ли требовал я благ? Мне - чтоб были друзья, да жена - чтобы пала на гроб,- Ну а я уж для них наберу бледно-розовых яблок Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб Я узнал старика по слезам на щеках его дряблых: Это Петр Святой - он апостол, а я - остолоп Вот и кущи-сады, в коих прорва мороженных яблок Жаль, сады сторожат - и убит я без промаха в лоб И погнал я коней прочь от мест этих гнилых и зяблых,- Кони просят овсу, но и я закусил удила. Вдоль обрыва с кнутом по-над пропастью пазуху яблок Я тебе привезу: ты меня и из рая ждала! ------------ Я когда-то умру - мы когда-то всегда умираем,- Как бы так угадать, чтоб не сам - чтобы в спину ножом: Убиенных щадят, отпевают и балуют раем,- Не скажу про живых, а покойников мы бережем В грязь ударю лицом, завалюсь покрасивее набок И ударит душа на ворованных клячах в галоп В дивных райских садах наберу бледно-розовых яблок Жаль, сады сторожат и стреляют без промаха в лоб
Un pugno, ancora un pugno E un altro sullo slancio Ed ecco Blek Macigno Mi centra con un gancio All’angolo mi spinge A stento me la squaglio Un uppercut mi stende E Blek Macigno pensa Fracassandomi una spalla Che la vita è proprio bella Sì, è proprio una beltà Al sette ancora striscio Con le mie cugine in pianto Mi alzo, tengo e sguscio Guadagno qualche punto Non è che io lo faccia Perché ho in testa qualche piano Ma non so dar pugni in faccia Da quando ero bambino E Blek Macigno pensa E mi frantuma la mascella Che la vita è proprio bella Sì, è proprio una beltà Si fischia giù in tribuna Dagliene perché è un vigliacco Nel corpo a corpo mena Alle corde mi rannicchio Avanza, è un siberiano Grossolano e assai ostinato Gli dico: “Vacci piano Sei stanco, tira il fiato” Ma lui non sta a sentirmi E ansimando si scervella Che la vita è proprio bella Sì, l’è proprio una beltà Mi scassa e se la spassa Con la mia incapacità La boxe non è una rissa Ma sport e bla bla bla... Colpisce, è un uragano Si accascia poi stremato E mi alzano la mano Che non ha mai picchiato “La vita è proprio okay” Lui dice, e pensa un po’ Sarà okappa per qualcuno Per gli altri è kappaò
Ecco attendo, stanno tornando Ho tendini ed agilità Tutti in tondo stanno, tutti in tondo Loro ridendo ci spingono in là E proprio da là, dietro gli abeti L’imboscata dal bosco verrà Sulla neve scappiamo impauriti E loro sparano senza pietà E parte il gioco della caccia, la caccia al lupo E bestie sembrano, e mirano già La lupa, il branco, il cucciolo e il capo Rossa è la neve di bandiere e di viltà Non è un gioco ad armi pari Ci chiuderanno la libertà Tra le bandiere per stare sicuri Che la mano non tremerà Bandiere di fronte, bandiere di lato E nessuno le passerà Già da lupotti ci hanno insegnato Non si può andare, andare più in là E parte il gioco della caccia, la caccia al lupo E bestie sembrano, e mirano già La lupa, il branco, il cucciolo e il capo Rossa è la neve di bandiere e di viltà E se abbiamo le zampe buone Capobranco, dimmi perché Poi finiamo davanti al plotone E non scappiamo invece, perché? È finita, è la mia ora Nessuna fuga ci sarà Chi mi tiene sotto mira Stringe l’arma e sorride di già E parte il gioco della caccia, la caccia al lupo E bestie sembrano, e mirano già La lupa, il branco, il cucciolo e il capo Rossa è la neve di bandiere e di viltà Voglio salvarmi la pelle Scappando invece di là Ecco, sento dietro le spalle Tutti i clamori di incredulità Ecco attendo, ma ora è diverso Ho tendini ed agilità Attacchino pure in ordine sparso Ma adesso vedremo chi vincerà E parte il gioco della caccia, la caccia al lupo E bestie sembrano, e mirano già La lupa, il branco, il cucciolo e il capo Rossa è la neve di bandiere e di viltà
Мы все живем как будто, но Не будоражат нас давно Ни паровозные свистки Ни пароходные гудки Иные - те, кому дано,- Стремятся вглубь - и видят дно,- Но - как навозные жуки И мелководные мальки... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Средь суеты и кутерьмы - Ах, как давно мы не прямы! - То гнемся бить поклоны впрок А то - завязывать шнурок... Стремимся вдаль проникнуть мы,- Но даже светлые умы Все размещают между строк - У них расчет на долгий срок... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Стремимся мы подняться ввысь - Ведь думы наши поднялись,- И там царят они, легки Свободны, вечны, высоки И так нам захотелось ввысь Что мы вчера перепились - И горьким дымам вопреки Мы ели сладкие куски... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Открытым взломом, без ключа Навзрыд об ужасах крича Мы вскрыть хотим подвал чумной - Рискуя даже головой И трезво, а не сгоряча Мы рубим прошлое с плеча,- Но бьем расслабленной ругой Холодной, дряблой - никакой А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Приятно сбросить гору с плеч - И все на божий суд извлечь И руку выпростать, дрожа И показать - в ней нет ножа,- Не опасаясь, что картечь И безоружных будет сечь Но нас, железных, точит ржа - И психология ужа... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись
Здесь вам не равнина — здесь климат иной Идут лавины одна за одной И здесь за камнепадом ревёт камнепад И можно свернуть, обрыв обогнуть, - Но мы выбираем трудный путь Опасный, как военная тропа И можно свернуть, обрыв обогнуть, - Но мы выбираем трудный путь Опасный, как военная тропа Кто здесь не бывал, кто не рисковал — Тот сам себя не испытал Пусть даже внизу он звёзды хватал с небес Внизу не встретишь, как не тянись За всю свою счастливую жизнь Десятой доли таких красот и чудес Внизу не встретишь, как не тянись За всю свою счастливую жизнь Десятой доли таких красот и чудес Нет алых роз и траурных лент И не похож на монумент Тот камень, что покой тебе подарил Как Вечным огнем, сверкает днём Вершина изумрудным льдом Которую ты так и не покорил Как Вечным огнем, сверкает днём Вершина изумрудным льдом Которую ты так и не покорил И пусть говорят — да, пусть говорят! Но нет — никто не гибнет зря Так — лучше, чем от водки и от простуд Другие придут, сменив уют На риск и непомерный труд, - Пройдут тобой не пройденый маршрут Другие придут, сменив уют На риск и непомерный труд, - Пройдут тобой не пройденый маршрут Отвесные стены — а ну, не зевай! Ты здесь на везение не уповай В горах ненадёжны ни камень, ни лед, ни скала Надеемся только на крепость рук На руки друга и вбитый крюк И молимся, чтобы страховка не подвела Надеемся только на крепость рук На руки друга и вбитый крюк И молимся, чтобы страховка не подвела Мы рубим ступени. Ни шагу назад! И от напряженья колени дрожат И сердце готово к вершине бежать из груди Весь мир на ладони — ты счастлив и нем И только немного завидуешь тем Другим — у которых вершина еще впереди Весь мир на ладони — ты счастлив и нем И только немного завидуешь тем Другим — у которых вершина еще впереди
Busto eretto, braccia in alto Due, tre, quattro, un po più svelto Buona lena, grazia e posa plastica La mattina ti riaggiusta Toglie il cerchio dalla testa Se di vita te ne resta, la ginnastica La puoi fare pure in casa Due, tre, quattro, schiena stesa Un bel movimento sistematico Bada a quel che stai facendo Un respiro ben profondo Fino a quando non sarai cianotico Già nel mondo linfluenza Due, tre, quattro sopravanza Con uno sviluppo epidermico Stando in forma scansi il peggio Fatti fare un bel massaggio O poi ti ritroverai anemico Se la fiacca ti divora Su e giù, niente paura Che da tutto lArtico allAntartico Basta tendere al richiamo Niente grassi, niente fumo Prevenire è sano e assai catartico Non è il caso di fiatare Su e giù fino a scoppiare Niente facce tristi, vuote, apatiche E se fa male vi sfregate Con la mano e non scordate Le più note procedure acquatiche E quanto ai guai, stiamo tranquilli Che facciamo due saltelli Tanto qui i vantaggi sono autentici In questa corsa non cè un primo E non perde mai nessuno Il surplace ci rende tutti identici In questa corsa non cè un primo E non perde mai nessuno Il surplace ci rende tutti identici
Я не люблю фатального исхода От жизни никогда не устаю Я не люблю любое время года Когда веселых песен не пою Я не люблю открытого цинизма В восторженность не верю, и еще Когда чужой мои читает письма Заглядывая мне через плечо Я не люблю, когда наполовину Или когда прервали разговор Я не люблю, когда стреляют в спину Я также против выстрелов в упор Я ненавижу сплетни в виде версий Червей сомненья и почестей иглу Или, когда все время против шерсти Или, когда железом по стеклу Я не люблю уверенности сытой Уж лучше пусть откажут тормоза! Досадно мне, коль слово честь забыто И коль в чести наветы за глаза Когда я вижу сломанные крылья Нет жалости во мне и неспроста - Я не люблю насилье и бессилье Вот только жаль распятого Христа Я не люблю себя, когда я трушу Обидно мне, когда невинных бьют Я не люблю, когда мне лезут в душу Тем более, когда в нее плюют Я не люблю манежи и арены На них мильон меняют по рублю Пусть впереди большие перемены Я это никогда не полюблю ------------ Я не люблю фатального исхода От жизни никогда не устаю Я не люблю любое время года Когда веселых песен не пою Я не люблю открытого цинизма В восторженность не верю, и еще Когда чужой мои читает письма Заглядывая мне через плечо
Sogno un gran falò E brucio nel mio sogno Aspetta un po’ col sonno poi Il senno arriverà Ma all’alba niente va No, nessuno danza Ti alzi, fumi, e bevi un po’ Per smaltir la sbronza E allora andiamo in là, un po’ più in là Ancora un poco, un poco, un poco Un po’ più in là, ancora in là Sempre un poco, un po’ più in là Fiaschi verdi in osteria Bianco il tovagliolo Clown e miseri hanno un cielo E io nemmeno un volo La chiesa sa di umidità Bruciano l’incenso Niente in questa chiesa va Niente segue un senso E allora andiamo in là, ancora in là Ancora un poco, un poco, un poco Un po’ più in là, ancora in là Dietro a un altro fuoco Io mi affanno verso il colle Cerco scampo in su C’è solo un olmo accanto a me Non c’è nient’altro qui Se almeno un po’ d’edera poi Abbracciasse il colle Sarei felice e invece no Niente qui mi accoglie In là insieme, più in là insieme Ancora un poco, un poco, un poco Ancora un po’ più in là Dietro a un altro fuoco Rincorro il fiume e Dio non c’è La luce qui colora Campi e fiori intorno a me La strada è lunga ancora Lungo la strada, un bosco Lì danzano le streghe Nelle pieghe dell’oscurità Danzano le lame Ben sicuri, dei cavalli Ritman la cadenza In questa danza niente va E io ne ho già abbastanza Non c’è chiesa, non c’è osteria Niente più è sacro, ma è già sera No ragazzi, niente va Niente qui mi attira E allora andiamo in là, un po’ più in là Un poco, un po’ più in là Ancora in là, un po’ più in là Dietro a un altro fuoco E allora andiamo in là, ancora in là Ancora un poco, un poco, un poco Ancora in là, un po’ più in là Dietro a un altro fuoco
Говорят, арестован Добрый парень За три слова Говорят, арестован Мишка Ларин за три слова Говорят, что не помог ему заступник Честно слово, - Мишка Ларин как опаснейший преступник Аттестован Ведь это ж правда несправедливость! Говорю: невиновен Не со зла ведь Но вино ведь! .. Говорю: невиновен А ославить - Разве новость! Говорю, что не поднял бы Мишка руку На ту суку, - Так возьмите же вы Мишку на поруки - Вот вам руку! А то ведь правда несправедливость! Говорят, что до свадьбы Он придет До женитьбы, - Вот бы вас бы послать бы Во бы вас Погноить бы! Вот бы вас бы на Камчатку, на Камчатку - Нары дали б, - Пожалели бы вы нашего Мишатку Порыдали б! А то ведь правда несправедливость! Говорю: заступитесь! Повторяю: На поруки! Если ж вы поскупитесь - Заявляю: Ждите, суки! Я ж такое вам устрою! Я ж такое Вам устрою! Друга Мишку не забуду - и вас в землю Всех зарою! А то ведь правда несправедливость!
Sul burrone, proprio al baratro, al limite del buio I cavalli sto frustando sempre più e il cuoio sembra acciaio E non so perché manca l’aria, con ansietà, io nebbia ingoio E una voce dentro me dice che scompaio, io scompaio! Non correte, amici miei, nel portarmi via con voi Non correte, se frusterò, mai! Cavalli bradi ho avuto in sorte, non potrò fermarli mai Non potrò finire più questo ultimo refrain Io vi abbevererò per restare un po’ qui A cantare ancora qui, solo un po’, solo un po’ E sarà un uragano a fermare la mia ora Al galoppo su una slitta nella neve di una aurora Sì, ma voi, cavalli miei, riducete l’andatura E allungate la mia strada per quell’ultima dimora Non correte, amici miei, nel portarmi via con voi Non correte, se frusterò, mai Cavalli bradi ho avuto in sorte, non potrò fermarli mai Non potrò finire più questo ultimo refrain Io vi abbevererò per restare un po’ qui A cantare ancora qui, solo un po’, solo un po’ Non si arriva mai in ritardo se c’è Dio che riceve Ma perché gli angeli in coro hanno le voci così cattive? Io non so se è il singhiozzo che fa il suono così grave O son io che non vorrei e urlo a voi di andare altrove Non correte, amici miei, nel portarmi via con voi Non correte, se frusterò, mai! Cavalli bradi ho avuto in sorte, non potrò fermarli mai Non potrò finire più questo ultimo refrain Io vi abbevero per restare un po qui A cantare ancora qui, solo un po, solo un po
Riscaldatemi bene la sauna Perché un bagno alla bianca farò Proprio qui, sulla panca, tra un attimo La mia anima stanca cadrà Proprio qui, nel calore più languido Il vapore mi infiammerà Brucerò nella brace i miei scrupoli La mia voce si scioglierà Proprio qui, proprio qui Proprio qui, sul mio segno indelebile L’acqua gelida io verserò Il tatuaggio del capo infallibile Si farà sul mio petto più blu Che sterminio di boschi e di anime Per tracciare percorsi e ansietà Sopra il petto, Stalin di sagoma E marinka sull’altra metà Proprio un bel paradiso magnifico Grazie solo alla mia fedeltà Barattando con anni di tenebre La mia stupida ingenuità Proprio là, proprio là Proprio là, dietro casa al crepuscolo Venne a prendermi l’autorità Da quel giorno mi trascinarono Di Siberia in Siberia e più in là E fu pianto e fu alcool da vomito Tra paludi e i sentieri più bui E lui sul cuore per fargli comprendere Che quel cuore batteva per lui I dettagli mi mettono i brividi Il vapore mi annebbia e io so Che scordando le nebbie più gelide In questa nebbia io entrerò Proprio qui, proprio qui Proprio qui, i ricordi mi bussano Mi han marchiato per sempre, oramai Con le frasche mi batto sui lividi Sulle tracce dei tempi più bui Più bui, proprio bui
Qualcuno scorse il frutto acerbo, ma Poi scosse il tronco e il frutto cadde E questo è il canto di chi non cantò E di aver di voce non si accorse Mai venne a patti con il suo destino Lui con il caso non aveva intesa Ed era fuori tono il suo violino E la sua corda troppo tesa Ed intonò la voce in la La nota non andò più in là Ma questo accordò poi non risuonò Non ispirò, non provocò Di certo il cane non reagì, il gatto neppure È buffo sì, buffo davvero, ma Provò a scherzare ma non ci riuscì Nemmeno il vino lo assaggiò Il gusto neanche lo sentì E si arrischiava in discussioni oziose Ma molto piano e con maggior timore Stillava lanima attraverso i pori Con mille gocce di sudore, sudore E sul quadrato cominciò il duello Senza però nessuna idea Di qualche regola, trucco o tranello Larbitro poi non dava il via E lui puntò allestremità Ma si fermò neanche a metà Non capì il falso né una verità Lei fu la sola e neanche lei Riuscì ad amar del tutto mai Non amò mai, non amò mai... È buffo sì, buffo davvero, ma Andò più in su ma non volò Soltanto un poco si affrontò Mancò ciò che mancò, sempre mancò, tutto mancò Fu inseguitore di uno stile puro Dico sul serio, non è falsità Scriveva versi sulla neve e poi E poi la neve svanirà, si scioglierà Ma continuò, la grande nevicata Gettava versi sul tappeto lieve Lui rincorreva a bocca spalancata Cristalli di grandine di neve E lui salì sul suo landò Ma non ci andò, là non ci andò E non riuscì la fuga al Polo Nord La cavalcata non finì Il toro, sua costellazione Nella via lattea muggì È buffo sì, buffo davvero, ma Mancò la nota dopo il la Per una nota dun secondo solo Non volerà, non volerà... È buffo sì, che storia buffa e amena Certo per me, per voi non so Trotta il cavallo e il merlo plana Pagherà, chi pagherà, chi pagherà...
Мир такой кромешный Он и летом и зимою снежный Человек идёт по миру Человек хороший, грешный Кто твой Бог, кто твой кумир О, человек? - ты и сам не знаешь И в пути страдаешь Дорогой мой человек Слушай, мальчик Ваня В этой жизни все цыгане Отцветёт он и увянет Или вновь цветком он станет Может сына ты оставишь на земле Может так вернешься к мраку Парой синих маков Расцветут глаза твои
Ma perché questa terra oramai Non dovrebbe più accogliere un seme? Perché mai dar per morti i vivai? No, vita e terra respirano insieme Impedire i suoi parti non puoi Perché è come respingere il mare Non è in cenere e non lo sarà mai No, è annerita dal troppo dolore È squarciata da ogni trincea Dai crateri di bombe è ferita I suoi nervi in questa odissea Tormentati, rimangono in vita Nell’attesa lei sopporterà Non pensare che sia mutilata E nell’antica sua tonalità Canterà la sua eterna ballata Risuonando, lei soffoca i suoi Pianti sordi e nasconde i suoi mali La terra è l’anima e tu non puoi Calpestarla con i tuoi stivali Ma chi ha detto che è morta oramai? No, la terra si è solo nascosta...
Я несла свою Беду По весеннему, по льду: Подломился лед, душа оборвалася Камнем под воду пошла А Беда, хоть тяжела Да за острые края задержалася Да за острые края задержалася И Беда с того же дня Ищет по свету меня Слухи ходят вместе с ней кривотолками А что я не умерла Знала голая ветла И еще перепела с перепёлками И еще перепела с перепёлками Только кто сказал ему Господину моему,- Только выдали меня, проболталися И от страсти сам не свой Он отправился за мной И за ним Беда с молвой увязалися И за ним Беда с молвой увязалися Он настиг меня, нагнал Обнял, на руки поднял Рядом с ним Беда в седле ухмылялася Но остаться он не мог Был всего один денек А Беда на вечный срок задержалася А Беда на вечный срок задержалася
За меня невеста отрыдает честно, за меня ребята отдадут долги За меня другие отпоют все песни, и, быть может, выпьют за меня враги За меня другие отпоют все песни, и, быть может, выпьют за меня враги Не дают мне больше интересных книжек, и моя гитара без струны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны Мне нельзя на волю, не имею права, можно лишь от двери до стены Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только неба кусок, можно только сны Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только неба кусок, можно только сны Сны про то, как выйду, как замок мой снимут, как мою гитару отдадут Кто меня там встретит, как меня обнимут и какие песни мне споют Кто меня там встретит, как меня обнимут и какие песни мне споют
Как все, мы веселы бываем и угрюмы Но если надо выбирать и выбор труден — Мы выбираем деревянные костюмы Люди! Люди! Нам будут долго предлагать не прогадать: «Ах, — скажут, — что вы! Вы ещё не жили! Вам надо только-только начинать!..» Ну а потом предложат: или — или Или пляжи, вернисажи, или даже Пароходы, в них — наполненные трюмы Экипажи, скачки, рауты, вояжи Или просто деревянные костюмы И будут веселы они или угрюмы И будут в роли злых шутов и добрых судей Но нам предложат деревянные костюмы Люди! Люди! Нам даже могут предложить и закурить: «Ах, — вспомнят, — вы ведь долго не курили! Да вы ещё не начинали жить!..» Ну а потом предложат: или — или Дым папиросы навевает что-то Одна затяжка — веселее думы Курить охота! Как курить охота! Но надо выбрать деревянные костюмы И будут вежливы и ласковы настолько — Предложат жизнь счастливую на блюде Но мы откажемся — и бьют они жестоко Люди! Люди…
Eccomi qua, la luce è su di me Sembro in vetrina e sto su una rotaia Il microfono è là, mi sta aspettando già E sembra quasi una feritoia È che al microfono io faccio pietà La mia voce può provocare orrore E alla prima stecca che farà Quella carogna amplifica l’errore Mi soffoca e mi opprime la ribalta Il riflettore preme e poi mi assalta Con questa luce che mi acceca già Che caldo fa, che fa, che fa Forse potrei cambiare tonalità Ma sento lì un raschio nella gola Sul rigo giusto non la riporterà Se appena appena la mia nota cala È più sottile di una lama È nota la stonata più minuta Se non ho voce lui non ha pietà È meglio intonar bene la nota Mi soffoca e mi opprime la ribalta Il riflettore preme e poi mi assalta Con questa luce che mi acceca già Che caldo fa, che fa, che fa Si avvolge nella sua bella forma plastica Lui che ha la testa di un serpente E se sto zitto morsica e mi mastica Io canterò finché la vita lo consente Non agitarti, fermo non osare Con lingua biforcuta mi sgomenti Non sono qui a cantare ma a incantare Sono incantatore di serpenti Mi soffoca e mi opprime la ribalta Il riflettore preme e poi mi assalta Con questa luce che mi acceca già Che caldo fa, che fa, che fa Mi becca dalla bocca tutti i miei suoni Come un uccello e poi mi tira in fronte Una pallottola, ma le mie mani Sulla chitarra non potranno niente Le mie sono armonie elementari Ma appena sbaglio corda col mio plettro Come pena mi sfregano severi Il microfono in combutta col suo spettro Mi soffoca e mi opprime la ribalta Il riflettore preme e poi mi assalta Con questa luce che mi acceca già Che caldo fa, che fa, che fa
За меня невеста - отрыдает честно, за меня ребята - отдадут долги За меня другие - отпоют все песни и быть может выпьют - за меня враги Не имею больше - интереса к жизни, плачь моя гитара - гитара без струны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны Мне нельзя на волю, не имею права, можно лишь от двери - до стены Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только - неба кусок, можно только - сны Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только - неба кусок, можно только - сны Сны про то - как выйду, как замок закроют и мою гитару отдадут Кто меня там встретит? Как меня там примут? И какие песни для меня споют? Кто меня там встретит? Как меня там примут? И какие песни для меня споют? За меня невеста - отрыдает честно, за меня ребята - отдадут долги За меня другие - отпоют все песни и быть может выпьют - за меня враги
Сам виноват: и слёзы лью И охаю — Попал в чужую колею Глубокую Я цели намечал свои На выбор сам — А вот теперь из колеи Не выбраться Крутые скользкие края Имеет эта колея Я кляну проложивших её Скоро лопнет терпенье моё И склоняю, как школьник плохой: Колею, в колее, с колеёй... Но почему неймётся мне — Нахальный я, — Условья, в общем, в колее Нормальные: Никто не стукнет, не притрёт — Не жалуйся! Желаешь двигаться вперёд — Пожалуйста! Отказа нет в еде-питье В уютной этой колее И я живо себя убедил: Не один я в неё угодил Так держать — колесо в колесе! — И доеду туда, куда все Вот кто-то крикнул сам не свой: А ну, пусти! — И начал спорить с колеёй По глупости Он в споре сжёг запас до дна Тепла души — И полетели клапана И вкладыши Но покорёжил он края — И шире стала колея Вдруг его обрывается след... Чудака оттащили в кювет Чтоб не мог он нам, задним, мешать По чужой колее проезжать Вот и ко мне пришла беда — Стартёр заел Теперь уж это не езда А ёрзанье И надо б выйти, подтолкнуть Но прыти нет Авось подъедет кто-нибудь И вытянет Напрасно жду подмоги я — Чужая это колея Расплеваться бы глиной и ржой С колеёй этой самой — чужой! Ведь тем, что я её сам углубил Я у задних надежду убил Прошиб меня холодный пот До косточки И я прошёл чуть-чуть вперёд По досточке Гляжу — размыли край ручьи Весенние Там выезд есть из колеи — Спасение! Я грязью из-под шин плюю В чужую эту колею Эй вы, задние, делай как я! Это значит — не надо за мной Колея эта — только моя Выбирайтесь своей колеёй!
За меня невеста - отрыдает честно, за меня ребята - отдадут долги За меня другие - отпоют все песни и быть может выпьют - за меня враги Не имею больше - интереса к жизни, плачь моя гитара - гитара без струны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны И нельзя мне выше, и нельзя мне ниже, и нельзя мне солнца, и нельзя луны Мне нельзя на волю, не имею права, можно лишь от двери - до стены Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только - неба кусок, можно только - сны Мне нельзя налево, мне нельзя направо, можно только - неба кусок, можно только - сны Сны про то - как выйду, как замок закроют и мою гитару отдадут Кто меня там встретит? Как меня там примут? И какие песни для меня споют? Кто меня там встретит? Как меня там примут? И какие песни для меня споют? За меня невеста - отрыдает честно, за меня ребята - отдадут долги За меня другие - отпоют все песни и быть может выпьют - за меня враги
Мы все живем как будто, но Не будоражат нас давно Ни паровозные свистки Ни пароходные гудки Иные - те, кому дано,- Стремятся вглубь - и видят дно,- Но - как навозные жуки И мелководные мальки... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Средь суеты и кутерьмы - Ах, как давно мы не прямы! - То гнемся бить поклоны впрок А то - завязывать шнурок... Стремимся вдаль проникнуть мы,- Но даже светлые умы Все размещают между строк - У них расчет на долгий срок... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Стремимся мы подняться ввысь - Ведь думы наши поднялись,- И там царят они, легки Свободны, вечны, высоки И так нам захотелось ввысь Что мы вчера перепились - И горьким дымам вопреки Мы ели сладкие куски... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Открытым взломом, без ключа Навзрыд об ужасах крича Мы вскрыть хотим подвал чумной - Рискуя даже головой И трезво, а не сгоряча Мы рубим прошлое с плеча,- Но бьем расслабленной ругой Холодной, дряблой - никакой А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись Приятно сбросить гору с плеч - И все на божий суд извлечь И руку выпростать, дрожа И показать - в ней нет ножа,- Не опасаясь, что картечь И безоружных будет сечь Но нас, железных, точит ржа - И психология ужа... А рядом случаи летают, словно пули,- Шальные, запоздалые, слепые, на излете,- Одни под них подставиться рискнули - И сразу: кто - в могиле, кто - в почете А мы - так не заметили И просто увернулись,- Нарочно по примете ли - На правую споткнулись
Приподнимем занавес за краешек — Такая старая, тяжелая кулиса: Вот какое время было раньше, Такое ровное - взгляни, Алиса! Но... плохо за часами наблюдали счастливые, И нарочно Время замедляли трусливые, Торопили Время, понукали крикливые, Без причины Время убивали ленивые… И колеса Времени Стачивались в трении, — Все на свете портится от тренья… И тогда обиделось Время — И застыли маятники Времени. И двенадцать в полночь не пробило, Все ждали полдня, но опять не дождалися, — Вот какое время наступило — Такое нервное, — взгляни, Алиса! И... на часы испуганно взглянули счастливые, Жалобные песни затянули трусливые Рты свои огромные заткнули болтливые Хором зазевали и заснули ленивые… Смажь колеса Времени — Не для первой премии, — Ему ведь очень больно от тренья! Обижать не следует Время, — Плохо и тоскливо жить без Времени.
Мир такой кромешный Он и летом и зимою снежный Человек идёт по миру Человек хороший, грешный Кто твой Бог, кто твой кумир О, человек? - ты и сам не знаешь И в пути страдаешь Дорогой мой человек Слушай, мальчик Ваня В этой жизни все цыгане Отцветёт он и увянет Или вновь цветком он станет Может сына ты оставишь на земле Может так вернешься к мраку Парой синих маков Расцветут глаза твои

Dataset Card for "huggingartists/vladimir-vysotsky"

🤖 HuggingArtists Model 🤖
Владимир Высоцкий (Vladimir Vysotsky)
@vladimir-vysotsky

Dataset Summary

The Lyrics dataset parsed from Genius. This dataset is designed to generate lyrics with HuggingArtists. Model is available here.

Supported Tasks and Leaderboards

More Information Needed

Languages

en

How to use

How to load this dataset directly with the datasets library:

from datasets import load_dataset

dataset = load_dataset("huggingartists/vladimir-vysotsky")

Dataset Structure

An example of 'train' looks as follows.

This example was too long and was cropped:

{
    "text": "Look, I was gonna go easy on you\nNot to hurt your feelings\nBut I'm only going to get this one chance\nSomething's wrong, I can feel it..."
}

Data Fields

The data fields are the same among all splits.

  • text: a string feature.

Data Splits

train validation test
47 - -

'Train' can be easily divided into 'train' & 'validation' & 'test' with few lines of code:

from datasets import load_dataset, Dataset, DatasetDict
import numpy as np

datasets = load_dataset("huggingartists/vladimir-vysotsky")

train_percentage = 0.9
validation_percentage = 0.07
test_percentage = 0.03

train, validation, test = np.split(datasets['train']['text'], [int(len(datasets['train']['text'])*train_percentage), int(len(datasets['train']['text'])*(train_percentage + validation_percentage))])

datasets = DatasetDict(
    {
        'train': Dataset.from_dict({'text': list(train)}),
        'validation': Dataset.from_dict({'text': list(validation)}),
        'test': Dataset.from_dict({'text': list(test)})
    }
)

Dataset Creation

Curation Rationale

More Information Needed

Source Data

Initial Data Collection and Normalization

More Information Needed

Who are the source language producers?

More Information Needed

Annotations

Annotation process

More Information Needed

Who are the annotators?

More Information Needed

Personal and Sensitive Information

More Information Needed

Considerations for Using the Data

Social Impact of Dataset

More Information Needed

Discussion of Biases

More Information Needed

Other Known Limitations

More Information Needed

Additional Information

Dataset Curators

More Information Needed

Licensing Information

More Information Needed

Citation Information

@InProceedings{huggingartists,
    author={Aleksey Korshuk}
    year=2021
}

About

Built by Aleksey Korshuk

Follow

Follow

Follow

For more details, visit the project repository.

GitHub stars

Models trained or fine-tuned on huggingartists/vladimir-vysotsky