Dataset Preview Go to dataset viewer
text (string)
Представь, что существует механизм Что, чуть что, вернёт на бис Время единственным щелчком Вернёт всё то, хоть и ни капельки не жаль И если есть такой рычаг, подскажите, куда нажать Но без кнопки сигареты в куртке Забыть людей для нас легко, как потушить окурки Потушить в ладонь твой гламур А вот дискурс без интереса Ты пуста, а ведёшь себя как принцесса Ай, тоже мне, теперь она Важно вертит перья И мне машет в рожу веером Я хлопаю в ладоши, а ты дверью И нам весело, придуркам Но хлопни ещё раз, и посыпется штукатурка В нашем доме пряничном В окне, как нянечка, Луна полна А мы пусты: я — пьянь, ты — стерва та ещё, ага А значит, что на сиге пара кнопок С твоим горячим сердцем и моим холодным опытом Всё, чтобы не скучать, и мы оба так пусты И в пустоте очаровательны Но нам всё не то, как сигаретка без кнопки Но скука — не порок И я могу её сыграть Всё, чтобы не скучать, и мы оба так пусты И в пустоте очаровательны Но нам всё не то, как сигаретка без кнопки Но скука — не порок И я могу её сыграть Манит снова жестом Везде сплошной бардак, но вы — сплошное совершенство Только совершенно наплевать уже ли вам — Уже не важно, про таких все говорят «Cherchez la femme» Или как там на драконьем? И таких, как вы, не встретить в театре — да скорей в дурдоме Вас то замедлит, то ускорит И excuse me, mademoiselle Карет, увы, уж нет, но приглашу на карусель И на ней, на ней, на ней я уже порядком пьян Я пустой, но всё равно себя веду как д’Артаньян Из интереса, разрешите, обращусь: «Ты пуста, а ведёшь себя, как принцесса, но я тащусь» Всё, чтобы не скучать, и мы оба так пусты И в пустоте очаровательны Но нам всё не то, как сигаретка без кнопки Но скука — не порок И я могу её сыграть Всё, чтобы не скучать, и мы оба так пусты И в пустоте очаровательны Но нам всё не то, как сигаретка без кнопки Но скука — не порок И я могу её сыграть Опять, опять, опять Опять, опять, опять Опять могу её сыграть Тебе могу её сыграть Опять, опять, опять Опять, опять, опять Могу тебе её сыграть
Хотите поиграться? Вы разрешите поцелуй Но с условием: не прикасаться — задачка Но если разобраться, то всё просто Я попаду без смс и регистрации Давно остывший чай и небезопасный секс Контрольная на два, и мы не сдали теста на совместимость Родная, прости, больше не поместилось Да ты только представь! А если бы я мог всё записать на диск Передать волною мысли, как радист Но такого и подавно, отродясь, не видел Ни один артхаусный режиссер и сценарист, это не то кино И всё просто, будто дважды два Мы доиграемся однажды Да и бабочек заменит тошнота И заморозки ожидают, но пока что ты горишь А раз горишь, мое сердце тоже тает И я куплю тебе всю сахарную вату в луна-парке И мы оба виноваты, не подарки Прощания-прощение, а на вкус, как вата Всё по личным ощущениям И я затеял побег Тут движения нет и нет результатов Жизнь не лимонад, а там облака, как сахарная вата И пусть это наивно, и я могу и один быть, но без тебя там Всё одинаково, стала безвкусной сахарная вата И я затеял побег Тут движения нет и нет результатов Жизнь не лимонад, а там облака, как сахарная вата И пусть это наивно и я могу и один быть, но без тебя там Всё одинаково, стала безвкусной сахарная вата Хотите проиграть? А, ну или я проиграю вам, чтоб почти все поменять Нам два билетика в закрытый кинотеатр Где на пленке крутят памяти ваш двадцать пятый кадр Двадцать пять ваших любимых образов Как у Уорхола Мэрилин Монро, я берегу для вас один патрон И если станет скучно И для побега всё готово, нужно лишь дойти до ручки И через помехи электрических полей Но я под контроль беру твою приборную панель И ее всё функции, режимы и таланты Элементы все, что есть — от конденсатора до лампы. И вам Программу обороны поменять поздно Я целую вас ракетами земля–воздух А вы будто и не против, не ради, но рады Этот бой проиграть мне Сложновато, ну а че нам? И дабы понимать, не нужно быть ученым То что если в одиночку аппарат включен, и че? Без тебя вся вата в парке ни о чём И я затеял побег Тут движения нет и нет результатов Жизнь не лимонад, а там облака, как сахарная вата И пусть это наивно, и я могу и один быть, но без тебя там Всё одинаково, стала безвкусной сахарная вата И я затеял побег Тут движения нет и нет результатов Жизнь не лимонад, а там облака, как сахарная вата И пусть это наивно, и я могу и один быть, но без тебя там Всё одинаково, стала безвкусной сахарная вата
Почтим святое, да Но часики спешат, и то едва Эй, моя судьба, ты нас сведи случайно Но ещё хотя бы шаг, хотя бы два — и моё сердце засвистит, как чайник Рьяно любя, не знать И казалось, что будет проще, чем прямо так и сказать Но я в лоб так и не смог, и сердце ударит Стук — оно лопнет, как кинескоп Она лапки тянет к луне Дай ей звёзды — повесила бы замок на них В зале гасит свет и подглядывает за окнами Видна разница, ты права Это правда, что у соседей была зеленей трава И это правда, мы в круговой поруке Ведь обратно планету не повернуть И всё с виду не случайно и, моя судьба Я растворяю своё сердце тебе в чай Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами До беды по пятам не ходи И губы по губам не води Я пою на краю ни мою, ни твою 0:1, ты не та, ты не ты Я другой выжидаю ходы И другой подбираю коды Умирают любимые ягоды Я не гадаю, когда уже ты Когда ты умрёшь Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами Люби меня днями-ночами Окутаны тенями печали Будто бы мы в самом начале Днями-ночами, днями-ночами
Там, где океан касаток И хитрый жук по небу Катит солнца шар на запад И еле тлеющей дугой Как хвост электроската, моя тоска На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли Все полимеры пропиты, но мы живы вроде бы И против всех законов логики Дороги сходятся в одну мелодию, один мотив Дай мне только, как рычаг, гитарный гриф Пусть он будет мне опорой, я тогда, как Архимед Переверну весь мир на одно счастье и семь бед И все по дурости: всё, что вырастил, как Тамагочи Или выживший за годы и почти что обесточен, но Но мой кораблик из бумаги тайфуном не испугать И в результате он никак не тонул Но я боюсь устать, тогда внутри естествоиспытатель Вдруг кораблик мой прикатит во тьму И дабы не пропасть и там не сгинуть Я хватаю, как за нить, за платье белую богиню Висящей луны вдалеке, чтоб не сесть на мель И если карты нет — я ориентируюсь по ней На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли Меняет снова полюса холодная тоска И в центре гроз спит крепким сном венец творения Там колыбель во льдах, и каждый шаг Дыханье северных ветров меняет направление И на моем борту есть самый ценный груз И я везу клубнику через ураганы, но боюсь И если я не справлюсь — утонут плоды и не спасут их Но тут нет пути назад, удача любит безрассудных Я видел ироничный злой оскал Клыкастой пасти скал И, дабы не пропасть, искал Разрушенный маяк Но люди говорят - мол Тексты не горят Но я сжигал в них все и птицей отпускал А что, если я скажу, что это не метафора? Трещит обшивка батискафа И, дабы обмануть судьбу Везу клубнику через шторм и бури Ты встречай меня в порту На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Или в январе, или в феврале, или ещё попозже Лишь один вопрос: А ты дождаться сможешь, а? На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Или в январе, или в феврале, или ещё попозже Лишь один вопрос: А ты дождаться сможешь, а? На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли На самом одиноком корабле Я приду к тебе с клубникой в декабре Просто верь мне, как ребенок, что так можно Тогда сможешь ты Сорвать плоды Те, что другие не смогли
Привиделось, как под кайфом мне Размазанный и пьяный, я снова лежу на кафеле И говорю красиво, но криво, как каллиграфия Коль что-то не понятно, то просто тогда поправь меня Будь загадкою для кого-то О побочках всё равно прочитаю на обороте Слепота и смерть, и всё равно, если в Минздраве против Если песня про тебя, то эта песня про наркотики Небо из ведра не льёт И, бывает, даже тает под ногами лёд Когда наступаю на ошибки прошлого Как можно аккуратно, но не слишком осторожно Если честно? Если честно, мы как Читос и как Честер Если честно? Если честно, как Паоло и Франческа Если честно? Если честно, то метафор тут не счесть Отелло, Дездемона, Моника и всё в таком ключе По кирпичикам, по кирпичикам В кромешной темноте ты красива до неприличия Между коробок дом, зажигалкою среди спичек Расшатанный, как шуруп, ты прости, но я просто взвинчен Опять кричу на всю улицу Слова не воробей, но под утро они забудутся И всё то ли прямо в лоб И мой то ли пьяный бред Через полупьяный сброд Снова выводя на свет Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги Во лбу семь пядей Но я сто пудов, как в первый раз, и попадаюсь на плутовки Пути из неисповедимых и сто раз не проходимых Расставленных паутин И всё бросить бы, только вот Я бросаю всё наугад Но выходит наоборот Время тянется, как сироп Она шепчет мне: Ты дурак Снова мягенький, как сырок Непонятный, как тессеракт Я положил себя на эту музыку Потом тебя в кровать и будто косточки в арбузе мы Настолько коварно разные Своей душою чёрной полюбил кроваво-красное я Нам надо так, чтоб как под препаратами Да так, чтобы таращило всеми цветами радуги Да так, чтобы послаще Да так и чтобы как надо Да так, чтобы реальность Нам стала бы вдруг ненадобна Та-та-та-та-та... Не исправлюсь и поделом И не спрашивай, как дела Едет башней мой Вавилон И хватая за хвост идею Иду, пока не ослеп И всё так же семь дней в неделю И каждый день, как семь бед И песенка снова льёт Электричеством в провода Громче тысячи соловьёв Но, как кажется, всё вода И тут каждый ждёт свой ответ Но на каждое слово «да» Есть две тысячи слова «нет» Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги Да пропади всё пропадью Не проводи мне проповедь Пускай вредно, но мы всё же рады Оно не важно — важно, чтоб таращило цветами радуги
Однажды я вдруг захотел поглядеть на луну И увидел картинку: Я смотрю в своё сердце, и странное дело - Там кто-то шевелится в дырке Им не нужно таблетки, не нужно колоться Они голодны, хотят свежих эмоций Они хотят дух, они хотят есть Ха, у меня это есть! На часах ноль-ноль-ноль-один, времени нет Они гонят на поиски за пропитанием Радость и злость и более разной другой еды, ну и так далее Я чувствую их, они чувствуют бешеный голод и манию Чтоб удержать их в себе Помни главное правило: Корми демонов по расписанию, не забывай Вон первый, он тонкий эстет Выбирает по чётким параметрам определённых сортов И, наметив объект, перед трапезой долго играет с ним - Романтика! от загадок до высокопарных бесед Диалогов о всяком, о пятом, десятом Размытых и мутных, как пар на стекле Вампиризм — это тонкое дело Работа над тонкими чувствами Чтоб самому не влюбиться и сытым был демон И всё-таки вот что хочу сказать: Послушай сюда Если встретишь такого же, будь осторожней Играй, но потом равнодушно Пока ему первому не стало скучно Сделай укус и захлопни ловушку Корми строго по расписанию Не забывай, ведь от голода станет хуже Главное блюдо здесь — это сами мы Так что добро пожаловать в гости на званый ужин Корми строго по расписанию Не забывай, ведь от голода станет хуже Главное блюдо здесь — это сами мы Так что добро пожаловать в гости на званый ужин Но есть и второй — катастрофа, да та ещё Тоже подметим, опасен хозяину Также, как всем окружающим Скован в ошейник и цепи И он абсолютно спонтанный, полностью непредсказуем Безумен порой, голодный и злой постоянно И всем скалит зубы Чуть что, то срывает контроль Во всём алогичен, притом переменный, как ток электрический Также практически жрет всё подряд То веселье, то слезы, то смех истерический Да, это глупо, по-детски Но всё-таки, если копнуть глубоко, то можно понять Что ребенок внутри всегда был обладателем самых опасных клыков У чёрта в механизме все имеют свою роль Но, сорвавшись хоть однажды, можно потерять контроль После больше не вернуть его назад И, если честно, они ждут, чтобы прийти на твоё место А что до меня Я давно обречён, и мы обручены Я имена своих демонов знаю Дружище, спокойно, а знаешь ли ты? Всё дело в том, иными словами Их подчинить — самый главный экзамен И, чтобы остаться собой Помни: без опозданий Корми своих демонов по расписанию Корми строго по расписанию Не забывай, ведь от голода станет хуже Главное блюдо здесь — это сами мы Так что добро пожаловать в гости на званый ужин Корми строго по расписанию Не забывай, ведь от голода станет хуже Главное блюдо здесь — это сами мы Так что добро пожаловать в гости на званый ужин Имя любимое моё Имя любимое моё Имя любимое моё Я имена своих демонов знаю А знаешь ли ты?
Себя за тучкой прячет Там  по небу где-то катится Маленький  бурый мячик Но явилось второе солнце И первое рядом с ним даже кажется не горячим Его  зёрнышко упало Когда-то  ещё давно прямо в сердце поля тюльпанов И выросло из цветов В  лицо горя тебе И светится грибами ядерными Моё чёрное солнце Мы дети таблеток, дети рекламы Тяжело  больны, к выходу ломимся, как таран И там дорога прямая в телеэкраны Но с теми, кто там бывал, уже давно Не справляются доктора И у каждого своя рана И кому-то небо в сеточку Ну, а кому-то море из-под крана Кому-то не быть кометой Кому-то гореть так рано А кому-то бить по гробам А кому-то по барабану Но не сомневайся, братик Однако Мы все годимся, чтобы собой землю удобрять Одинаково Так что если пятый раз щёлкается затвор Оба понимаем мы, к чему клонится разговор К чему катится солнца шар И с ним косится горизонт И к чему не лежит душа Почему ты тогда пришёл? Но по-новому горя Тебя готовое принять И нас не выпустить из пламенных объятий Моё чёрное солнце! Горит оно нам там на весь мир А с ним новая доминанта горит И я счёл, это сон лишь, но Вдруг взошло моё чёрное солнышко Горит оно нам там на весь мир А с ним новая доминанта горит И я счёл, это сон лишь, но Вдруг взошло моё чёрное солнышко Крыши людьми рыгали Я под ними видел тех, по кому даже не рыдали Совсем И сколько обведённых тел И мелом к ним комментариев А ты представь, если б асфальт мог разговаривать? И сколько разбивалось о бетон? И сколько слёз было вылито прямо на тротуар? И что он бы сказал в ответ? Да в общем-то ничего Несмотря на всю ту печаль, у асфальта эмоций нет А вот какой-то человечишка Возомнил себе перечить богам Искусство и долото взял и чувством Наделил холодный, мёртвый камень А вот люди почему-то ведут себя как бетон: Живут и все как бы тонут Жрут и на всё готовы Желудок — не голова: переварит, не зная что это И нас таких даже не миллион и не два Посмотри: Себя за тучкой прячет Там по небу где-то катится Маленький бурый мячик Но явилось второе солнце И первое рядом с ним даже кажется не горячим Его зёрнышко упало Когда-то ещё давно прямо в сердце поля тюльпанов И выросло из цветов В лицо горя тебе И светится грибами ядерными Моё чёрное солнце Моё чёрное солнце Моё чёрное солнышко Моё чёрное солнышко Моё чёрное солнце Моё чёрное солнышко Моё чёрное солнышко Моё чёрное солнышко Горит оно нам там на весь мир А с ним новая доминанта горит И я счёл, это сон лишь, но Вдруг взошло моё чёрное солнышко Горит оно нам там на весь мир А с ним новая доминанта горит И я счёл, это сон лишь, но Вдруг взошло моё чёрное солнышко
В долине, где ветер снежинки вертит И холод стал полосой, разделяющей жизнь и смерть И там вырос в деревне аленький цветок И нынче нету в мире том странней, чем Бог, возжелавший бы человека Он отдал бы девчонке той целый мир И она знала, но сразу же погибало всё, что бы он ни дарил Отвергаемый каждый раз — коль не видели, то поверьте: И нет в мире печальней вдруг полюбившего Бога Смерти И он ждал, как приступа Начитавшись, что однажды в любви побеждает искренность И над сердцем даже смерть не властна В груди погром, и, чтоб открыть свое нутро, он сорвал с себя тут же маску И тогда внутри стало скверно Взглянув в его лицо, она познала ужас сути самой смерти Тоску и боль, и её тут же сожмет ими, как тисками Увядая, опадает засохшими лепестками И казалось, как будто бы замер мир Но очнулся, осознав, что он всё-таки натворил Пряча лицо, и порицательно начнёт винить от ярости себя И после сразу в безумии отрицать это И не понять к тому же Пытаясь оправдать то ли себя, то ли свой необъятный ужас И, чтобы выразить, он не нашёл слова Взглянув на себя в зеркало, тут же сошёл с ума И сожрал весь мир Доведя всех до слёз бедами Боги слепы, а на небе даже звёзд нет Они, как свеча погасившаяся, померкли Для случайно любившего Бога Смерти Поломавшими каретами Под откос принцессы катятся на край света И, волоча по остывшей земной тверди Нет печальней любившего Бога Смерти И доведя всех до слёз бедами Боги слепы, а на небе даже звёзд нет Они, как свеча погасившаяся, померкли Для печально любившего Бога Смерти И в пустой душе, скрипя дверцами Ту печаль тоски отчаянной в своём сердце Не убить и пронзивши куском зеркала Но как жить полюбившему Богу смертного? Полученный пергамент с одной печальной вестью Сжав дрожащими руками о том, что она мертва И это никак не исправить, и в нём ненависть зрела Лишь узнал обо всём избранник её И из края дальнего вернулся тотчас же Стуча стаканом, заливал вокруг всё воем протяжным Аж было страшно Но так же безумно тяжко, и дальше так быть не может Коль больше не полюбить, то приказано уничтожить Давно забыв о прощении И не поняв мотивы Бога и плюнув на суть вещей И одержимый мщением И так избавившись от страха и вообще От оставшихся ощущений И лицом к лицу не дрогнул, узрев пустоту, герой Ведь окажется, что в его лице та же тоска и боль Вот поэтому он и выстоял Там, лишивший Бога Смерти жизни И у смерти последнего в жизни смысла И чтобы забыть бы всё навсегда Он решил посмотреть в свою пустоту И надеясь свести с ума ненавистную оболочку Но от того, что он увидел, только треснуло зеркало на кусочки И не поняв к тому же Как уместить бы внутри весь свой необъятный ужас Коли в простом человеке тесно И надев маску Бога Смерти, теперь займет его место Чтоб полюбить Доведя всех до слёз бедами Боги слепы, а на небе даже звёзд нет Они, как свеча погасившаяся, померкли Для случайно любившего Бога Смерти Поломавшими каретами Под откос принцессы катятся на край света И, волоча по остывшей земной тверди Нет печальней любившего Бога Смерти И доведя всех до слёз бедами Боги слепы, а на небе даже звёзд нет Они, как свеча погасившаяся, померкли Для печально любившего Бога Смерти И в пустой душе, скрипя дверцами Ту печаль тоски отчаянной в своём сердце Не убить и пронзивши куском зеркала Но как жить полюбившему Богу смертного?
Прекрасное далёко, не будь ко мне жестоко Не будь ко мне жестоко, жестоко не будь От чистого истока в прекрасное далёко В прекрасное далёко я начинаю путь Больше не летают вертолеты Волшебника не видно за последние года Прекрасное далёко, напрасное далёко Далеко так, что не дотянуться никогда На тусовках шумных О несбывшихся мечтах напомнит балерина на шкатулке И в старой вазе вянут листья георгина Твою песню отразит слеза печали в каждой нотке пианино Стеклянный взгляд, жизнь как киноляп От сотни до нуля, весна уже за тысячи ночей подряд И вряд ли ты еще раз выдавишь свой детский смех Но никогда уже не встретить Электроника на техно Ты теперь модель, модель что списана с конвейера Под гнетом пыли и под грузом времени Взрослые уверены, выпей, отпразднуй Впереди твое далекое напрасное Прекрасное далёко, напрасно и далёко Бессмысленно жестоко, дорогу забудь Без выхода и входа, к напрасному далёко В напрасное далёко ты не пройдешь свой путь Что ни весть, что ни повесть Рабы сердца и узники совести Разум наперекор и потом Томный взгляд уперев в монитор Не поняв ничего, как Незнайка Темнота и нет света, хоть сердце отдай, как Данко Даже точки опоры нет и ты так одинока Как Луна в солнечном городе У судьбы своя империя Поверь, она подарит тебе золотой ключик на день рождения Заведи моторчик на своем поезде И с горестью разбейся о стену на полной скорости Танцуй, пока не стало тошно И дорожку пусти в нос еще разочек, посмотри в окошко Там вдали белеет парус одиноко Год за годом уносясь в твое напрасное далеко Прекрасное далёко, напрасно и далёко Бессмысленно жестоко, дорогу забудь Без выхода и входа, к напрасному далёко В напрасное далёко ты не пройдешь свой путь У судьбы своя империя Поверь, она подарит тебе золотой ключик на день рождения Заведи моторчик на своем поезде И с горестью разбейся о стену на полной скорости Танцуй, пока не стало тошно И дорожку пусти в нос еще разочек, посмотри в окошко Там вдали белеет парус одиноко Год за годом уносясь в твое напрасное далёко
Да, это я подралась с твоей новой телкой Кстати, ты ей передай, дерётся как девчонка Летят женские волосы, летят в разные стороны А что ты мне сделаешь, я теперь в другом городе Я же вижу по лицу За меня переживал больше, чем за соперницу Твоя мама права, что я полная тварь Мне мало просто драться, хочу выигрывать Голубые глаза становятся красными Порознь нельзя, это просто опасно Происходят всякие дурные действия Как избиение твоей новой бестии Голубые глаза становятся красными Порознь нельзя, это просто опасно Происходят всякие дурные штуки Как избиение твоей новой подруги (Нет, я конечно всё понимаю, любовь и всё такое Но если она ещё раз к нему подойдёт — я за себя не отвечаю!) Нет, ну а что уже терять, мне же так по фану Тащу за обе руки ее из-под дивана Ведь папа с дедом учили решать вопросы силой А как ещё разговаривать с таким как ты мудилой? Едет сюда первый канал, снимет передачу И оператор вслед за ней получит в придачу Я в разноцветных носках вселяю ужас и страх Поберегись, мальчишка, не спрячешься никак Голубые глаза становятся красными Порознь нельзя, это просто опасно Происходят всякие дурные действия Как избиение твоей новой бестии Голубые глаза становятся красными Порознь нельзя, это просто опасно Происходят всякие дурные штуки Как избиение твоей новой подруги Как избиение твоей новой подруги Как избиение твоей... Голубые глаза становятся красными Порознь нельзя, это просто опасно Происходят всякие дурные штуки Как избиение твоей новой ш-ш-ш подруги
Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Тонут тучи в бездне луж, к ним Опадает вся листва, как безделушки Но только ты не называй меня бездушным Ты пойми: я просто коллекционирую веснушки И, чтоб родиться звёздам, нужны миллиарды лет У нас нет времени их ждать А потому я провожу меж рыжих точек Сотни линий, чтобы сто новых созвездий Осветили всё вокруг, и я видел куда бежать И как ни жаль И как бы ни было бы тяжко, если я усну под небом То накройте деревяшкой И как ни проси смерти про себя Но ты попробуй это ей в глаза скажи — дрожи И не думай о вечном И важно только, что сохранило бы мою речь Но однажды позабудете испуг — вы Тот, с которым знаки распадаются на звуки и на буквы Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Соединяются веснушки Так соединяются веснушки Всё в белом инее топя Соединяются в созвездие по имени тебя Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Соединяются веснушки Так соединяются веснушки Всё в белом инее топя Соединяются в созвездие по имени тебя И я, как ни смотри, таков Что такого мешка цинизма не видел Мариенгоф И ты десятый раз спроси: «Как делишки?» Но стоит жить хотя бы ради пьяной вишни Хотя бы ради сахара на розовых губах И воздух розами пропах Так умирают небеса И я, кажется, расклеился опять И как не просишь: «Помоги», но себя каждый лепит сам И я налепил себя, как лейкопластырь На Золушки натёртую ступню хрустальной туфелькой Хоть и было проще склеить ласты, и между нами говоря Мы будем съедены, как трюфель Но, в конце концов, ещё не зная, стал бы кем Человек найдёт себя внутри сказаний и легенд И время не потащит под косу его Если будет хоть одно неподлежащее сказуемо Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Соединяются веснушки Так соединяются веснушки Всё в белом инее топя Соединяются в созвездие по имени тебя Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Соединяются веснушки Так соединяются веснушки Всё в белом инее топя Соединяются в созвездие по имени тебя Почерком резким Я рисую между точек отрезки От пяток до макушки Так соединяются в созвездия веснушки Соединяются веснушки Так соединяются веснушки Всё в белом инее топя Соединяются в созвездие по имени тебя
Ведь это моя вечеринка и Коли там пусто, значит, тут собрались те, кого любил Но непонятно, как их обратно бросить в ад И, дабы запереть в себе их, мне не хватит восемь врат Я их любил когда-то, никто не виноват Но детонатор так, на всякий случай прячет даже самый мирный атом Холодный, мраморный, жестокий мир Мы вечно против, ибо стали рано одинокими Они не скажут мне ни слова Но потом мы хороводом снова спляшем В унисон под Мендельсона И дабы слиться в кокон Огонь найдя в других Клянись любой ценой хранить зеницы ока Пусть не понял ничего ещё Но ты в себе хоронишь чудо света для чудовищ темноты В своем безумстве присутствует голод и повод есть Собраться снова, а значит — ад пуст и все бесы здесь Яблочко подгнило и надкушено Их красота и эстетика как оружие Мир лучше не видел, не знает хуже И если ад пуст, то гости слетелись на званый ужин Тому, что тут умерло, в рай не влезть Ну, допустим, если держать это в каждой песне То пусть, сердце вместит в себе мир весь И мы вместе — ад пуст, и все бесы здесь Тому, что тут умерло, в рай не влезть Ну, допустим, если держать это в каждой песне То пусть, сердце вместит в себе мир весь И мы вместе — ад пуст, и все бесы здесь Собравшись у погоста Мы поднимем тост за новое перерождение Господа И после там, где он, богов сожрав останки старых Станет сам себе как пантеон И в гордом одиночестве займет свой трон И, ощущая голод, станет жрать себя И примет форму Мантикоры Доживающей своё бессмертие Я вижу пожирающего Бога в зеркале Внутри всё та же прорва Пир и мор, но там, где самый важный орган Порвана аорта до сих пор И сколько совершенно спорных Столько было совершенных фаз к моей несовершенной форме И любви от божественной к демонической Я в плену, согласно глаз неоновых, её величества В её божественной комедии И в ней трагически сыграть в демонической интермедии А действительно-ли правда слепит Я её хочу раздеть, но это исключительно вопрос эстетики И её рок за мной петляет по стопам И из меня то тут, то там теперь зияет пустота Она полна Тому, что тут умерло, в рай не влезть Ну, допустим, если держать это в каждой песне То пусть, сердце вместит в себе мир весь И мы вместе — ад пуст, и все бесы здесь Тому, что тут умерло, в рай не влезть Ну, допустим, если держать это в каждой песне То пусть, сердце вместит в себе мир весь И мы вместе — ад пуст, и все бесы здесь И чтоб переродиться богом Огонь найдя в других Клянись любой ценой хранить зеницы ока И прими с гордостью Что ты теперь и есть то чудо света для чудовищ темноты
В руках сигарета В трамвай без билета Школу к чёрту, и в пыли тетрадь на полке Моя девочка дрейфует мимо улиц на скейтборде Наушники и плеер кассетный Плевать, что потом мама отругает за септум Живёт моментом, её будущее — хлам И жуёт так сексуально свой вишневый bubble gum, ам-ам-ам Дебошир и скандалистка В её плеере Nirvana, Pharaoh и прыгай киска Пара тяг и звук гитары — всё что нужно И плевать, что будет дальше Потому что моя девочка софт-гранж Она слушает Кобейна, крутит блант Потому что моя девочка софт-гранж Носит шузы модной марки, красит волосы Ведь просто моя девочка софт-гранж Она слушает Кобейна, крутит блант Потому что моя девочка софт-гранж Носит шузы модной марки, красит волосы Ведь просто моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж, моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж, моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж Сигарету так пафосно крутит На ключицах две домашние татухи Кеды всё стираются об пол И в кармане пачка Malboro Gold Пишет гадости на парте На уроках только Twitter или Tumbler А на стиле рок-звезда, и в ней юность и весна И в желудке алкоголь А остальное ей до лампы Из 80-х её блузка Она любит современное искусство По поведению ей даже 17 не дашь Просто, мама, извини, но моя девочка софт-гранж Она слушает Кобейна, крутит блант Потому что моя девочка софт-гранж Носит шузы модной марки, красит волосы Ведь просто моя девочка софт-гранж Она слушает Кобейна, крутит блант Потому что моя девочка софт-гранж Носит шузы модной марки, красит волосы Ведь просто моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж, моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж, моя девочка софт-гранж Моя девочка софт-гранж
Юлою закрутись, авось выйдет оборвать одну Но выросла бы новая зависимость Все равно одна и та же боль  Город дышит и он, кажется, живой Я пускаю себя по миру, с тех пор Утекло воды, но я так же подобен вирусу Я — первородный яд Дух мой заковали в цепи и теперь его доят и доят Отдаёт птицефабрикой Его гной льётся, как река Мы история нелепая Воспетая курами на века Не помогут врачи, ведь это на уровне ДНК Это на уровне субатомном Боль не затухает И чем меньше я зависим, тем больше я задыхаюсь И каюсь, кто боится пережать Умирает и выходит без аддикций, здесь нечего дышать Не терять равновесие Мне сложно, мне больно, мне страшно, мне весело А ты в себе разберись, и Каждый от чего-то зависим Будто игрек по иксу Коли смерть заносит, хитрая, косу То важно не терять равновесие Пропорция есть Я зависим, а значит, мне сложно, мне больно, мне весело Капли с неба хмурого Я серьёзен и на завтра строю планы, но судьба имеет чувство юмора Весь мир — один большой прикол Если тонко, то весь мир — давно одна большая ломка Этот социум напоминает сено А ты ищешь в нём иголку Чтобы стать с ней одним целым ненадолго, на толику А я, наоборот, всю жизнь ищу в горе иголок одинокую соломинку Коли выпадает случай То одни винят других, что с теми ничего путного не получится Это выглядит всё вкупе Так, как будто бы глухих осуждают слепые люди И, не понимая, скалят, как бешеные, клыки Свой же тянут поводок, но всем вешают ярлыки Но какой ты ни пришей-таки Самые великие из нас способны выбирать ошейники Не терять равновесие Мне сложно, мне больно, мне страшно, мне весело А ты в себе разберись, и Каждый от чего-то зависим Будто игрек по иксу Коли смерть заносит, хитрая, косу То важно не терять равновесие Пропорция есть Я зависим, а значит, мне сложно, мне больно, мне весело Не терять равновесие Мне сложно, мне больно, мне страшно, мне весело А ты в себе разберись, и Каждый от чего-то зависим Будто игрек по иксу Коли смерть заносит, хитрая, косу То важно не терять равновесие Пропорция есть Я зависим, а значит, мне сложно, мне больно, мне весело
Для неё на раз Возьми да спой На два зови пустой На три помни такой Но забудь на четыре её черты И сразу на пять скорбить На шесть опять любить На семь распять и гнить Но где черны, там черви Мы так притворяемся издавно Клоуны устали бить в бубны Тут все ждут, когда явится избранный Веселить публику А дело не хитро, все, ахнув, прикроют уста Когда вкусившие плоть вдруг подавятся кровью Христа А там Я крест себе воздвиг нерукотворный В разрезе сути нет и мысли все идут от формы Мой бутафорный дом, прости, но я вгоню кол из осины В свою грудь Сохрани, спаси, но милую забудь Виа Долороса И я воздвигну крест нерукотворный Тропа скорби Он стоит там, где не так уж и давно все лили слёзы А я иду теперь по ним и не пролью свои Виа Долороса И я воздвигну крест нерукотворный Тропа скорби Он стоит там, где не так уж и давно все лили слёзы А я иду теперь по ним и не пролью свои На раз одной рукой На два другой рукой На три я как ни бил Но только попадает мимо молоток И ломаются, гнутся гвозди Ругаюсь, у нас давно Разлагаясь, гниют все кости Кубики, от которых Вращается шар земли Человек — это просто кость игровая Но шаг за ним, так что выполните бросок И бросайте всё то, что есть И бросайте прямо в костёр Если выпадет цифра шесть, один У моей любви одна угроза Там на вид дорога в ад Точь-в-точь, как Виа Долороса Как не спутать? И где розы прорастут? Им нужно дать особый корм И я себе воздвигну крест нерукотворный Чтоб их прокормить Виа Долороса И я воздвигну крест нерукотворный Тропа скорби Он стоит там, где не так уж и давно все лили слёзы А я иду теперь по ним и не пролью свои Виа Долороса И я воздвигну крест нерукотворный Тропа скорби Он стоит там, где не так уж и давно все лили слёзы А я иду теперь по ним и не пролью свои Опять затянет разговор Но столько лет одно и то же Как тут верить чудесам? И я б себе воздвиг там крест нерукотворный И моя дорога скорби И я шагаю по слезам
Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Ты моя половина, но не та Но я люблю тебя такой, моя милая пустота Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Я твоя половина, но не та Но полюби меня таким, моя милая пустота Vanilla Coca-Cola Одиночество на вкус, будто Vanilla Coca-Cola Так мило, незнакомы мы Но губы с языком шепчут на ухо телефон Так что перезвони потом Это наш маленький секрет Столько лет, как колея Полпути от жизни больше Погоди, да ты такой же ведь калека Как и я И не уйти так далеко на костылях Пытаясь полюбить других Забыли полюбить себя И забывая чаще, не гасим свет И спорим о любви реальной и ненастоящей Но реален только счёт за электричество А как любить то, чего нет? Вопрос почти что риторический Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Ты моя половина, но не та Но я люблю тебя такой, моя милая пустота Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Я твоя половина, но не та Но полюби меня таким, моя милая пустота Водка с лимонадом И ваше общество на вкус мне, будто Водка с лимонадом А мне-то лучше яду бы глоток или вина И пить не хочешь? Но не хочешь, но раз вот налили – надо И всем то горьковато, то ни сахар, то ни соль И что-то чем-нибудь заполнить, да Но только не собою Но заполнить и дополнить Вещи разные по сути С тем, кто хочет заполнять Возможно разве что уснуть и умереть от скуки А как бы я её полюбил – пустое полотно? Но то нетрудно для меня И там внутри у всех полно своей великой красоты А мне теперь прекрасней нету моей милой пустоты Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Ты моя половина, но не та Но я люблю тебя такой, моя милая пустота Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Я твоя половина, но не та Но полюби меня таким, моя милая пустота Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Ты моя половина, но не та Но я люблю тебя такой, моя милая пустота Мы бы слов не передали Ту, какую бы картину перед нами породила Тут и там Я твоя половина, но не та Но полюби меня таким, моя милая пустота Тому, что тут умерло, в рай не влезть Ну, допустим, если держать это в каждой песне То пусть сердце вместит в себе мир весь И мы вместе — ад пуст и все бесы здесь И чтоб переродиться богом Огонь найдя в других Клянись любой ценой хранить зеницы ока И прими с гордостью Что ты теперь и есть то чудо света для чудовищ темноты
Если можешь — кричи Из ста тысяч таких голосов разыграется опус И мы живём для того, чтобы в нас преломлялись лучи Но если когда-нибудь вдруг потеряется фокус, то На нас положись, люби И из той, что скопили лжи, слепи его Чаще корми, лежи с ним В кипящем горниле жизни Горилле жизненно необходимо Сражаться за ветки и бить себя в грудь Бить плетьми, брать руками песок Моё море — земля, моя ртуть Самолёты, как ножницы Они режут застывшие облака Из окошка художницы Своё сердце разбившая по слогам Она никак нигде не может найти Ни мотив, ни предлог, ни приставки, ни суффикса Всё безвкусица, онемело моё абсолютно чёрное тело Абсолютно чёрное тело Абсолютно чёрное тело Так люто, к чёрту немело Абсолютно чёрное тело Абсолютно чёрное тело Безумно, чёрное тело Так люто, к чёрту немело Абсолютно чёрное тело Лицо исковеркано Я не вижу в себе ничего Что выходит за рамки вещей Но безумие не отражается в зеркале Смотри или выколю зенки, выклюю Знал бы, порой не хватает чтоб Как по щелчку, ВКЛ и ВЫКЛ у лампы Чтоб гаситься внутри Ибо порой мы горим Ну совсем за ненужные вещи А за нужные гаснем. Обещанный Твой мир на ладони мне мал И теперь я хочу всё и сразу Дай мне полный контроль над словами, над духом Над мыслью, над волей, над сердцем Над альфа, над бета, над прима, над разумом Абсолютно чёрное тело Абсолютно чёрное тело Так люто, к чёрту немело Абсолютно чёрное тело Абсолютно чёрное тело Безумно, чёрное тело Так люто, к чёрту немело Абсолютно чёрное тело
Скитаясь от штата до штата; Бегу от судьбы через весь дикий запад; Бегу от закона, по следу картель - И ковбой, погоди, придержи лошадей, я спешу Судьбу обмануть будет сложно - И золото - блеф, каждый третий картёжник Пойми, кому страх не знаком Тому бог - не судья и шериф - не закон! И умер твой ангел-хранитель Бегу от Миссури к реке Миссисипи Бегу за тобой, через сотни дорог В этой пустоши я - самый лучший стрелок А не ты! И границы все стёрты! Я - демон! Я - мститель! Я - быстрый, ты — мёртвый Живая легенда! Все в сторону! Знайте - идёт одинокий ганфайтер! Над палящим огнём аризонской пустыни Каньон облетал зоркоглазый орёл Револьвер у виска, моё сердце остынет И в полдень ты вспомнишь, как я был влюблён И как болен, как был болен; Теперь будто перекати-поле - свободен на воле; Только кроме, я один, как перекати-поле! Но - Не забывай меня, я прошу - Только не забывай меня, умоляю: Лишь не забывай меня, я прошу - Только не забывай меня Не забывай меня, я прошу Только не забывай меня, умоляю Лишь не забывай меня, я прошу Только не забывай меня Ни пули, ни нож не преграда Сам дьявол боится Идёт desperado Не ел ничего, только виски глоток И сокол кричит, и на взводе курок Я готов На кону всё теперь На пустырь два бойца Ровно в полдень дуэль Он с одной стороны кружат в воздухе грифы С другой его дама, что стала шерифом Нам время с тобой засекут И рука, револьвер, один взгляд полсекунды Лишь десять шагов, всё закончится быстро И есть один шанс, один взгляд, один выстрел И бам Миротворец горит, поцелуй перешлёт 45 калибр И лишь один шанс, один выстрел и далее Оба без жизни упали Над палящим огнём аризонской пустыни Каньон облетал зоркоглазый орёл Револьвер у виска, моё сердце остынет И в полдень ты вспомнишь, как я был влюблён И как болен, как был болен Теперь будто перекати-поле свободен на воле Только кроме, я один, как перекати-поле Но Не забывай меня, я прошу Только не забывай меня, умоляю Лишь не забывай меня, я прошу Только не забывай меня Не забывай меня, я прошу Только не забывай меня, умоляю Лишь не забывай меня, я прошу Только не забывай меня Над горящим огнём аризонской пустыни Каньон облетал зоркоглазый орёл Револьвер у виска, моё сердце остынет И в полдень ты вспомнишь, как я был влюблён И как болен, как был болен Теперь будто перекати-поле свободен на воле Только кроме, я мёртв, как перекати-поле Но Не забывай меня, я прошу Только не забывай меня, умоляю Лишь не забывай меня, я прошу Только не забывай меня Не забывай меня, я прошу Только не забывай меня, умоляю Лишь не забывай меня О-О-О, не забывай меня
Биться о стену, да лица ломать и Где огрызки под ноги бросает кормилица-мать им, как вороне кочаны Что для первого будет конец — для второго начало Все хотят золотого тельца, только чья бы корова мычала? Мычала от боли, мычала, рожая урода, рожая поколе Кричала от ржавой гарроты И нежное горлышко матери слоями расходится надвое И складками скатерти свернулась кровь — то цена твоя За своих же детей Альма-матер Крутятся винтики и лопают гаечки Кто был не любим, так и не будет Играючи я лопаю гаечки И, как элеватор, С утробы земли подниму альма-матер Крутятся винтики и лопают гаечки Кто был не любим, так и не будет Играючи я лопаю гаечки И ломаю шурупы А всё, походящее на мишуру, ты Тянешь в свой рот, что Шуршит и блестит Ворошить в полости Как вершить и блюсти ? Свой материнский долг, и Тянется нить в иголку Доктор поник, умолк, мол: «А Бог с ней, не жаль Альма-матере, так что подохни, рожай» Людей без лица и без мимики Все похожи, но ты только намекни Что сходящая каждый раз мимо к ним Вероятности точка в динамике Развернётся кривою над нами, где Затрясёт в пиках, будто от тремора Значит выкидыш точно одна из двух Новорожденных точек экстремума Крутятся винтики и лопают гаечки Кто был не любим, так и не будет Играючи я лопаю гаечки И как элеватор С утробы земли подниму альма-матер Крутятся винтики и лопают гаечки Кто был не любим, так и не будет Играючи я лопаю гаечки И ломаю шурупы
Чтоб измерить линию судьбы, линейка не годится Она не имеет края, но имеет четкую границу Никак не разбить эту полосу Сломанным мечом можно только зарубить себе на носу правила везде не одинаковы Быть или не быть, или не думать никогда так? Или всё-таки не быть, но наследить на карте Или быть, но всё равно не обладать координатами нигде Сегодня ты снова полна красоты, да Но я всегда любил самых пустых И мне тесно внутри себя, сердце болит Но от вас, увы, никак не зависимо Я герой, но не ваш И вы может быть ждете, но мне на другой этаж Я вернусь, коли снова родится повод Но сегодня я тут только, чтобы сразиться с драконами Десятка не робкого, но расчет один И надеюсь экипировка не подведет и мне хватит сил Ещё уверенности, ловкости, харизмы Ведь защита и урон — это вопрос характеристик Кончится всё пусть на том Что за славу сейчас крови пустим сполна на пол И стены голые, вокруг, да около И видит Бог — один из нас сегодня потеряет голову Сжимаю рукоять горячо Обнажаю меч, но уже не помню для чего давно Но не видно ни принцессы, ни сокровища А он и вовсе не похож на чудовище Последил за мной, как за дураком Тихо сел и грустно покачал головой дракон И он видом всем намекал о том Что и мне пора бы сдать доспех на металлолом Нет смысла, как такового Непонятно вообще для кого мы То ли бьемся, то ли держим оборону Но давно уже не время для дракона А сражаться за что ещё? Коль нет ни принцесс, ни чудовища И мы не знаем, как жить по-другому Но давно уже не время для дракона Волшебник покидает вертолет Вдалеке зияет око и там башня-небоскреб Где живут, рожденные считать бумаги И как не мечтать, но им давно не быть героями меча и магии Внимательно, сложи оружие и сдайся Это элементарная математика Не мысли ветрено Точка зрения всем параллельна Это простейшая геометрия Как быть в такой темноте Королевства мертвы и принцессы давно не те Подземелья пусты, разрушены замки Последний горит монастырь История наоборот Летописец попозже запишет программный код Замок со стенами из картона Для рыцаря нету дома Работы нет для дракона Ни вперед, ни назад И программа зависла, с ней маятник на часах Пока жил кое-как и так, и сяк Тёк времени запас, тик-так — и так иссяк И уставший дракон Давно ставший последним, оставшимся игроком Не покинут хоть кем-то, он не одинок Ведь я такая же забытая легенда Слеза стекает по клинку Я заношу над головой твердыми руками Он одобрительно кивнул и после Я вогнал свой меч, да поглубже, в камень Эх, а было каково нам Вспоминаем, попивая брагу из флакона Сидим мы вместе, говорим о том Что давно уже не время ни для рыцарей, ни для драконов Нет смысла, как такового Непонятно вообще для кого мы То ли бьемся, то ли держим оборону Но давно уже не время для дракона А сражаться за что ещё? Коль нет ни принцесс, ни чудовища И мы не знаем, как жить по-другому Но давно уже не время для дракона
Дурочка лезет целоваться Но у меня бритва под языком для нее Так сложно остаться верным замыслу Когда все вокруг хотят чего-то другого Три цифры на пейджер и я голый Стерильные чувства — металл в горле Я перегорел, о чем ты думала так долго? И мы смотрели друг на друга только в перекрестие прицела Лаконично, как хокку Я верю, это не сердце, это где-то в подкорке мозга Этот взгляд такой теплый, родной, добрый Я знаю, что видит жертва в глазах кобры Вечеринка подходит к концу И сегодня я пью один, сегодня я сплю один А внутри все горит Словно китайские красные шелковые фонари Она всегда выбирала себе холодных мужчин За постой выбирала бестолковых мужчин Планетарий закрыт, но проснулась луна Я шел к тебе уже пьяным и не способным любить Лезвие под языком растворилось, как леденец Отыщем в пепле всё, что потеряли в огне Вот, знаешь, что все уже кончено И ненавидишь суку, но ебешь её Не ищи меня там, где стерильные чувства Не ищи меня там, где смеются Не ищи меня там, где мечты Где любовь и безумство сплелись в одно Там, где стерильные чувства Не ищи меня там, где смеются Не ищи меня там, где мечты Где любовь и безумство сплелись в одно Любовь кристально чистая Чистая, как кристаллы на стеклянном столике Тебе дарят числа, намеки, знаки и числа Но я взял тебя безналом, оставшись тебе непонятым Как ёбаный тетрис, я собираю по кускам Таких как ты в сплошное мировосприятие Плоская земля, плоский юмор В прокуренном баре уже давным давно все за тебя придумал Смотри, шаг первый: я скажу, как скучно жить И я давно не заводил в груди мотор А потом шаг второй: ты скажешь, что не помнишь ничего На этом весь наш полупьяный разговор А я никому не нужная война Я обращу всю боль в искусство, устрою тут артобстрел Земля бы раскололась пополам Забвение с любовью отделяет лишь только один пробел Пробел меж твоим именем и точкой И проходит мимо в одиночной вечная зима Или лето, погода не играет роли, когда дома нет И будто ты с другой планеты И этот спектакль ироничен И я бессмысленно пытался воссоединить в объятиях Объективное сухое безразличие твое И мое оценочное восприятие Не ищи меня там, где стерильные чувства Не ищи меня там, где смеются Не ищи меня там, где мечты Где любовь и безумство сплелись в одно Там, где стерильные чувства Не ищи меня там, где смеются Не ищи меня там, где мечты Где любовь и безумство сплелись в одно
С неба падают на землю птицы Мне понадобится потрудиться Чтобы суть поймать, как Марко Поло Ах, вы птица ещё та, но жаль, что я не орнитолог Но гнётся ваша ветка Тучи пузырятся, дождь слюны течёт по перьям, а те пенятся в ответ Но только вместо пенья птиц вы слышите «хи-хи» Хоть убей Не понимаю, как вы пишете стихи В небе как синичка, отлично Да что романтичного в птичках? мне не объяснять И ваша мне была скучна ласточка Мне, как ни крути, вас не понять И вы в небе как синичка, отлично Да что романтичного в птичках? мне не объяснять И ваша мне была скучна ласточка Мне, как ни крути, вас не понять И вы в небе как синичка Я очень рад, но На любого журавля найдётся мальчуган с рогаткой Так что лучше птичку всё-таки в руках И вам бы тоже, мисс, не стоило витать бы в облаках А мне бы перед тем Хотелось знать, кто вам наврал о том, что небо не предел Но там вы рухните балластом Ах, ну кто же вам сказал, мадам, что небо безопасно? В небе как синичка, отлично Да что романтичного в птичках? мне не объяснять И ваша мне была скучна ласточка Мне, как ни крути, вас не понять И вы в небе как синичка, отлично Да что романтичного в птичках? мне не объяснять И ваша мне была скучна ласточка Мне, как ни крути, вас не понять И вы в небе как синичка
Ни холодно, ни страшно, я столько пережил Дабы  однажды это взять на карандаш себе Что  бесценно — то неважно И все, чем дорожил в тот раз Тяну, как бесполезнейший багаж теперь Когда  не нужно ничего и никого тебе Дыру  не затыкают мне ни люди, ни наркотики Не заполнит ни бутылка, ни девчонки Есть  тридцать шесть попыток И я ставлю всё на черное, белое, красное И в бубен как ни бей, всё напрасно И чтоб реальность снова вся по швам не расползлась Для  нас я сочиняю себе сказки каждый раз Почему? Да потому что с игрушками Всё равно ребенку когда-то да станет скучно и И я впарю тебе чушь обязательно, знай То, что мне тебе нечего рассказать, зай Почему? Да потому что мне скучно Мы начали, как дети, но кончили, как игрушки И я впарю тебе чушь обязательно, знай То, что мне тебе нечего рассказать, зай Мы как бродяги на дороге, без породы Я слова вновь метаю в себя, как дротики И чем грустнее мне, тем веселее танцы Весь фарс тут всё чаще мне напоминает дартс Эй, сыпь, гармоника, гармонист пальцы льёт ручьём По твоим розовым волосам Эй, агония, я всё искренне Ни о чём, ни о чём тебе не сказал За последние два года никто ко мне не был ближе Чем порох, боль, одиночество, алкоголь И на все твои вопросы ответ один лишь — икота И всё-таки слезы падают на ладонь А значит мне не всё равно И я тебе вот что расскажу-ка, незнакомый мой приятель Просто я теперь заложник обстоятельств Всё так просто потерять и невозможно отстоять Чтобы никто не знал, чтобы никто не догадался Я никому не дал, а также никому не дался в объятья И я всю правду расскажу тебе Лишь чтоб во всём опять себе соврать Почему? Да потому что с игрушками Всё равно ребенку когда-то да станет скучно и И я впарю тебе чушь обязательно, знай То, что мне тебе нечего рассказать, зай Почему? Да потому что мне скучно Мы начали, как дети, но кончили, как игрушки И я впарю тебе чушь обязательно, знай То, что мне тебе нечего рассказать, зай
Молчание — золото, но золото не то Я променял его на группу Serebro Вдалеке возвышается над городом туман И неважно, боль от глупости иль горе от ума Ничего нет на притонах, ничего нет в церкви Ева делит яблоко Ньютона детям по процентам Застряла между шестерёнок кочерга Я на часы смотрю, а вижу только стрелки на чулках Время — блядь, с ним опять невнимателен Решений никаких, реальна только проблематика, не спятить бы И на тысячи кусков подле ног разлетается жизнь, как калейдоскоп И мой бог, и твой бог, и их бог — всех оставил Он старый дядя, но уже не самых честных правил И на ночь глядя ты поймёшь, что больше ни черта нет И что любил ты, обернётся резко вверх ногами Помни, нету Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого нет Сегодня тебе грустно, завтра, вроде, норм Послезавтра ты висишь на люстре Вдалеке горит очаг, в очаге горят мечты Страшно от того, чем стал Мерзко от того, чем был Но я согрел своей ладошкой в огоньке её глаз бы Если бы не тот несчастный случай И боже упаси, горит всё, и молитвы напрасны Грабли снова ничему не учат Нервов провод оголён Путник, если ты устал То присядь на огонёк и в нём сгори, как Жанна Дарк Моё тело — это храм Твоё тело — город Даже в этих двух местах, увы, нет ничего святого Нам заведомо так скучно было жить Соблазна нет Увы, но мы с улыбкой рады согрешить Мы все пусты Не виноват ни дом, ни этот город Просто в нас самих давно уж нету ничего святого Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого нет Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого Ничего святого. Тут суккубы, в барах порох Ничего святого. Меня погубит этот город Ничего святого. И всё до боли так знакомо Ма, я дома. Во мне тоже больше ничего святого нет
Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис Глотай ты по две за раз, но То, что есть у всех — то не заразно На глаз отсыпай себе таблеток, и бьёт, ломая, обухом Прутья душных клеток моя раковая опухоль Эмоции делят на генотип У любви три вида — сифилис, СПИД или гепатит Это вирус, и один из нас — носитель Но тогда как быть? Кровь не остановить, она кап-кап, кап Каждый день — как грудь на вилку Каждый день — как самосуд Дашь ты где-нибудь слабинку Дважды тут же приползут Их глубоко закопай Помни воли цену И всю суть, что вот-вот обвенчается Урок — никого не обнимай, никого не целуй Не забудь, что рот в рот — получается микроб Глотай по две за раз, но То, что есть у всех — то не заразно На глаз отсыпай себе таблеток, и бьёт, ломая, обухом Прутья душных клеток моя раковая опухоль Глотай по две за раз, но То, что есть у всех — то не заразно На глаз отсыпай себе таблеток, и бьёт, ломая, обухом Прутья душных клеток моя раковая опухоль Каково на вкус бессмертие? Серым мухам, тараканам и глистам Полагается начинка Остальное съедят черви Только вот не разлагается гнилая плоть Христа И весь круговорот природы — под откос Затянется процесс, кто подрос Нити жизни заплетаются в инцест и лейкоз Сменя догму, за кем Поползёт многоног, метабог, мутаген, земной плод Ты в руки не бери, не трожь Там тиф и глист и где тупик Минимум есть три дорожки: Сифилис, СПИД, гепатит Примыкающе излишним, но пугающе полезным Оказалось, тянут руки в небеса раз даже вы Вытекающей из жизни протекающей болезни Дорогая, поздравляю, мы тоже заражены Глотай по две за раз, но То, что есть у всех — то не заразно На глаз отсыпай себе таблеток, и бьёт, ломая обухом Прутья душных клеток, моя раковая опухоль Глотай по две за раз, но То, что есть у всех — то не заразно На глаз отсыпай себе таблеток, и бьёт, ломая, обухом Прутья душных клеток моя раковая опухоль Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис или рак Гепатит, СПИД, сифилис
И Элли возвратится... И Элли возвратится... И Элли возвратится... Домой, домой, домой, домой, домой, дом... В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город Мир не злой, просто под ложкой накипело Себя сложно удержать, когда ладошка онемела Эй, подскажите, возникла одна проблема: Мы все ждем, вот только Элли не может найти, где вена Всё серьезно или всё же по приколу? Задача не из простых, и мы так же ломаем голову, ай И принесите на подпись кипу бумаг И волшебника вместо явится в белом халате маг А ты кто такой? Ты что, по-твоему, доктор? Ошибки опыта не лечит водка, а что потом? И замок на двери к счастью ковыряю штопором Как дурак, и до сих пор пытаюсь, но так не работает И я топаю путями, психотропами Вот-вот сойду с ума по ним и так же не сбавляю обороты Стены давят, будто в пасти у дракона Я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город Семья — это важно, не говорите В одной комнате со страхом всё детство учиться жить Принимать свои комплексы, как родителей Приказано любить, но любить — это отвратительно Внутри заперто, рву концы Хотя, может быть, там душа, и там, может, растут цветы Но ты взрослая, Элли, и выбрать давно пора: Тебе всё вырвать из себя или вырвать себе на платье Как никак, на войне с собой везде одна простая тактика: Всё пихать в себя, пока не перестанет брать тебя Но это тоже не помогло б ни на йоту Коль даже наркотики не работают Но всё закономерно, задача не из легких А ты и вовсе не лучший пример, но Сердца всё же требуют перемен И ждём все мы, но Элли снова мажет мимо вены В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город В мире том, где есть дом, до родного далеко А там и близко никакого в другом Ищу вход до сих пор И я прошу, скорей открой врата в свой Изумрудный город
Пускай я бездарность и самодур Но слово каждое цепляет за сердце будто гарпун И это сердце меня тащит в глубины бездонных вод Я стоически терплю ураган и водоворот И доктор мне никак не помог И вокруг кровью размазанный небосвод Этот труп падает, выжигает до тла, чего коснётся И такой вес не выдержит и Атлант Кости ломаются пополам И в канавах кровь растекается по полам коммуналок В клетке бетонных моно-квартир Но дай свободу сердцу и оно столько наворотит И я бы свой укромный уголок поменял Ещё чуть-чуть и небо упадёт на меня и на всех Я поднял бы на смех, что упало на нас, но где смех там нас нет И свой бы потопить галеон насовсем Поглубже и туда где миллион атмосфер Подальше унести бы всё прочь Но кто мне расскажет как всем отомстить и помочь, а И способа нету само собой и пока Доказать свою ненависть и любовь дуракам Буду тыкать нож в потолок И красный закат на руках — я Суини Тодд И если в небе красный закат, то бесспорно Значит перерезал небу кто-нибудь горло И так сложно что-нибудь сказать, помоги Но нам нечего и некого спасать, ты пойми И если в небе красный закат, то бесспорно Значит перерезал небу кто-нибудь горло И так сложно что-нибудь сказать, помоги Но нам нечего и некого спасать Тысячи фраз из моментов тех дней, что когда-то давно пережил Тысячи фраз о которых жалел, режут нежную-нежную шею Тысячи фраз за которых когда-то жалел взяли в руки ножи И из тысячи ран, текут тысячи фраз о которых ещё пожалею Первый дурак, последний герой и правда в том Что тут обуть всех мечтает голый король И ты подумай только, песня абсурд весь не передаст Когда везде слепые люди открыть хотят третий глаз И все целят куда-то как автомат Но не попасть никак и сбита система координат Путь судьбы, как не крути, никогда не повторим Но я носом чую то, что все дороги ведут в Рим, прикинь! Столько принято, что никогда не счесть И на рынке душ давно нарушился обмен веществ И как на своём не стоять упрямо Только время нас затянет в гроб, но никак не затянет раны Просто забудь Посмотри со мною в даль Как облаками кровь размажет горизонт всем непокорный И если ты когда-нибудь увидишь это всё То угадай, кто же перерезал небу горло? И если в небе красный закат, то бесспорно Значит перерезал небу кто-нибудь горло И так сложно что-нибудь сказать, помоги Но нам нечего и некого спасать, ты пойми И если в небе красный закат, то бесспорно Значит перерезал небу кто-нибудь горло И так сложно что-нибудь сказать, помоги Но нам нечего и некого спасать Тысячи фраз из моментов тех дней, что когда-то давно пережил Тысячи фраз о которых жалел, режут нежную-нежную шею Тысячи фраз за которых когда-то жалел взяли в руки ножи И из тысячи ран текут тысячи фраз о которых ещё пожалею Тысячи фраз из моментов тех дней, что когда-то давно пережил Тысячи фраз о которых жалел, режут нежную-нежную шею Тысячи фраз за которых когда-то жалел взяли в руки ножи И из тысячи ран текут тысячи фраз о которых ещё пожалею
Ищу себя среди миллионов таких же Завидую героям прочитанных книжек Знаю, что когда-нибудь я буду по настоящему ближе, к тебе ближе Стань моим спутником на пути и даже, если я ослепну, то не переставай светить Будь моим сердцем слева в груди и даже, если я умру, то ты не умирай, стучи Верь моим нелепым обещаниям и когда мы не вместе, то ты не переставай скучать по мне Знаю случайности не случайные и даже эта осень, что не хочет уступать зиме Я подарю тебе каждую строчку Я подарю тебе все свои песни Я распишу все стены в твоем подъезде И пусть твои соседи знают, что ты не такая как все Стань моей радостью и прижми к себе сильнее, если вдруг увидишь во мне слабость Будь моей тайною, чтоб никто и никогда тебя не смог у меня отобрать Научи любить без порезов на теле Верь мне, даже, если я себе не верю Дай мне слово, что через сотни недель, мы как тогда разделим на двоих с тобою эту постель Стань моей звездой и обещай, что каждой ночью аккуратно будешь спускаться на чай Все мои желания тогда будут лишь об одном, чтобы мой дом стал и для тебя домом Будь просто моей, будь просто со мной Грей меня осенью, грей Я жду тебя в 8:02 Не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Мы встретились, ты стояла у самой воды. Я издалека тебя заметил. Помню, меня сразу к тебе потянуло Я подумал, надо же, как странно. Человек стоит спиной, а меня к нему тянет Через пару недель уже станет холодно и всё, что дорого в памяти будто старый колокол Будто сто лет назад всё также великолепен тот огонек, что мы даем Но эти звезды на небе, они горят Они живее, чем я и ты, но пока до нас дойдет свет, они давно мертвы И мы с тобою также И мы с тобою тоже И мы с тобой, как звезды светимся еще прохожим И ты только не забудь Раны давно не болят Я попрошу лишь об одном Будь как путеводный маяк Но мы давно мертвы Но как бы невзначай жду, как маленький ребенок, что ты спустишься ко мне на чашку чая, как тогда И мне даже курить не хочется И вместе с птицами вдохну этот дым одиночества Работа без перебоев, но мои трещины в стенах, увы, не спрячут обои Мне неважно сколько дней прошло бы или недель Но я не забуду, как в подъезде вместе пили Глинтвейн Ты самый яркий фонарь темной ночью И в пустыня для меня, как самый чистый источник И я скажу. У меня всё в порядке Я подарю тебе на день рождения бумажный кораблик И твои глаза от радости так ярко горят И мы, поднимаясь на борт, объявим Поднять якоря Затем уплывем к одиноким берегам И всё, что я хотел сказать я в этой песне передал И даже, если мы не сможем и осядем на мели Я умоляю не покинь И всё, что будет, раздели со мной Не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной Но не исчезай, прошу тебя останься Прошу останься рядом со мной
Пять Пять секунд, чтоб сделать шаг Пять Пять секунд, чтоб разлюбить Пять Пять секунд чтоб не дышал Пять Пять ударов сердца в ритм Пять Пять секунд - последний шанс Пять Пять секунд чтобы ослеп Пять Пять секунд чтобы дышал Пять Пять секунд как десять лет, лет, лет, лет, лет... Я... ты... мы больше не свидимся видимо Я пьян... был... о любви тебе сыпал эпитетов И эти прят...ки... так надоели и кончится Все это вряд... ли... но... мы Стали покорней, и только Веревочку дернем - не больно Зальем это пойлом На кой нам летать высоко Если можем погибнуть спокойно Мы вешали мечты на петли времени Мы сравнивали с космосом себя и в это верили Мы видели как умирают звезды в людях Как уходят навсегда и в никуда Лишь потому что просто любят Мы были первооткрывателями, но Теперь могу лишь нервно отыграть им ля минор И я уставши загадал Что с угасшими глазами Я однажды утону в закат Пять Пять секунд сквозь этажи Пять Пять секунд, чтобы летать Пять Пять секунд, чтобы пожить Пять, пять, пять И нам бы покорить это небо Мы отправим корабли на планеты За прозрачной надеждой на завтра Ныряем в квазар и никак не вернуться назад нам И нам бы покорить это небо Мы отправим корабли на планеты За прозрачной надеждой на завтра Ныряем в квазар и никак не вернуться назад нам Мы сегодня покорим это небо Как мы не могли столько лет Или рухнем сгоревшей кометой Сжигая дотла нашу жизнь Так что дергай рычаг и держись Мы сегодня покорим это небо Как мы не могли столько лет Или рухнем сгоревшей кометой Сжигая дотла нашу жизнь Так что дергай рычаг и держись И нам бы покорить это небо Мы отправим корабли на планеты За прозрачной надеждой на завтра Ныряем в квазар и никак не вернуться назад нам И нам бы покорить это небо Мы отправим корабли на планеты За прозрачной надеждой на завтра Ныряем в квазар и никак не вернуться назад нам Мы сегодня покорим это небо Как мы не могли столько лет Или рухнем сгоревшей кометой Сжигая дотла нашу жизнь Так что дергай рычаг и держись Мы сегодня покорим это небо Как мы не могли столько лет Или рухнем сгоревшей кометой Сжигая дотла нашу жизнь Так что дергай рычаг и держись
Поезд теряет звено из цепи пищевой с каждой следующей станцией Рубим развития ветвь, на которой сидим, перепутавши регресс с ренессансом И в этом бешеном танце Лишь бы кое-как не споткнуться И каждый шаг – провокация, ненависть – это последний этап эволюции Эмоции, мутации И никто не хочет жертвой остаться И чтоб защитить от людей свое сердце Мы начали отращивать панцири И каждый новорожденный вид обречен выполнять лишь один алгоритм: Люби, ненавидь и кончай суицидом Но если мы опять переживем этот цикл Пойми Значит, нам повезло Значит, встретимся снова увядшей весной В городе виселиц наша любовь – это водка, таблетки и сифилис Там наша последняя пристань, там уже не проснуться И впитавши всю боль, я себя короную в терновый венец эволюции Давно ждет как постель Трон из шипов, колыбель из костей Бей на осколки грааль И пой, революция Гвозди вбиваю по гроб эволюции Поглощая все время боль, буду скрещивать ненависть и любовь И когда они вместе сольются Взойду на терновый венец эволюции Давно ждет, как постель Трон из шипов, колыбель из костей Бей на осколки, грааль И пой, революция Гвозди вбиваю по гроб эволюции Поглощая все время боль, буду скрещивать ненависть и любовь И когда они вместе сольются Взойду на терновый венец эволюции И под каждым, кто как-нибудь выжил Трещит по кускам пирамиды каркас И дабы залезть на ступеньку повыше, мутируем в себе шестое чувство и третий глаз И каждый шаг – это риск обратиться во тьму от эффектов побочных Любовь – это наш вампиризм, и мы скованы все в пищевую цепочку Наша дорога нелегка, и, строя лестницу на небо по спирали ДНК, и на века Но основное правило упущено — дорога разрушается под ногами идущего Наша функция – деструкция И труп мой пересобирая бегло все эмоции в конструкторы Как сделать так, чтобы опять суметь улыбаться? Но, как не ставь, тут не подходит ни одна комбинация Над тем, что любили, творим геноциды Рождаемся снова, начать новый цикл И в жизни нет смысла, а смерть – самоцель Но я все изменю, отыскав кадуцей Это ключ Поглотивши всю боль и войной над собой совершив революцию И снёсши цепь пищевую, взойду на терновый венец эволюции Давно ждет как постель Трон из шипов, колыбель из костей Бей на осколки, грааль И пой, революция Гвозди вбиваю по гроб эволюции Поглощая все время боль, буду скрещивать ненависть и любовь И когда они вместе сольются Взойду на терновый венец эволюции Давно ждет как постель Трон из шипов, колыбель из костей Бей на осколки, грааль И пой, революция Гвозди вбиваю по гроб эволюции Поглощая все время боль, буду скрещивать ненависть и любовь И когда они вместе сольются Взойду на терновый венец эволюции
Это больше, чем просто любовь Это больше, чем просто секс Я один — и это больше, чем был с тобой И эта песня даже больше, чем просто текст Вечеринка что-то большее, чем бомонд Её блеск — это больше, чем просто лоск Поклонение что-то большее, чем поклон И глоток вина больше, чем просто тост Я один — и это самое грустное техно Тусовка без пауз уже пару лет Потерять себя точно никак не грех Но так манит шагнуть через парапет И я помню, есть сотни причин остаться И сотни причин зачем начал петь Но я помню всегда о той, самой главной Делать все, только лишь бы не очерстветь Я кричу всем: Это больше, чем просто хобби Это чтобы цветок расцвел И дабы не дать поселиться внутри меня злобе Вовсю сотрясать танцпол На моей вечеринке все пьют в одиночестве Так зачем мы тогда собрались? Но просто Тут самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Это больше, чем просто чувство Это больше, чем просто боль И цветочек в стволе автомата Почти что завял, пока длилась война с собой И сколько я раз сочинял мечты для других Невозможно сосчитать по пальцам И тут так сложно выпрыгнуть из пустоты Будет проще потерять гравитацию! Всё сужается в дикой пляске Чтобы ближе быть — встаньте в круг И сегодня ушел навсегда от тебя один А завтра не станет двух, и прикинь В моем сердце есть дырка Но ни одна таблетка никогда не заткнет И я всё забыл бы Но снова цепляюсь за тот же септум И со всей силы улыбку тяну за него Чтобы вновь притянуть тебя за уши, в 5 утра В отходах, ты увидишь Что это нечто большее, чем игра И зла нет в моих мыслях больше Но и так же добра нисколько Мне не надо любви твоей Просто станцуй мне на барной стойке Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско Всё так далеко и так близко Мрак от нуара ярче, чем в дисней У нас самые сильные диски Длинные треки и грустное диско
Мачта корабля воздымается как тотем Команда на борту и все ждут капитана Н Воют неспокойные ветра потоки там, одни бури За горизонтом нахмурится океан И с ним северный Рубикон Почти что край земли и считается тупиком Но только выпадет утренняя роса И поднимутся на Последней Фантазии паруса Там по преданию, растет цветок Где колыбель и в центре гроз И на борту есть ценный груз И для чего столько ягод им объясните Но только лишь капитан знал особый секрет клубники И зачем она нужна Морская пена так нежна И чтоб в пути никто не пел И корабль не сгинул нигде у скал, к ним Везёт клубнику на откупы для русалки Всё одно, я тосковал Пускай любовь твою несет девятый вал И я в него на кураже мчу Кто в море умер, позже в нём перерождается как жемчуг Прямо в жемчуг Я слышу воды — они шепчут. Они шепчут Что там на глубине во много лье Однажды жемчуг украсит её колье Тени на камни лягут Принцесса всех морей у скал ждет своих красных ягод И за год, она соскучилась и там На самом деле больше ждёт, когда явится капитан Жаль, он не дышит под водой А ей так хочется на дно, да забрать бы его с собой Ну и что-то, что человек? И нет разницы никакой Для огромной такой любви будь то мертвый или живой Это какое-то безумие И русалке Непонятно для чего на дне коралловые замки Там, если она одна И взывая дух морей вот-вот корабль утопит до края дна Но заклинание оборвет на паре фраз По проливу пропуская так же, как и каждый раз И целует за клубнику, прощаясь, обратно ждёт, но однажды себя не сдержит и всё-таки заберет Всё одно, я тосковал Пускай любовь твою несет девятый вал И я в него на кураже мчу Кто в море умер, позже в нём перерождается как жемчуг Прямо в жемчуг Я слышу воды — они шепчут. Они шепчут Что там на глубине во много лье Однажды жемчуг украсит её колье
Мне взболтать, но не смешивать Не смешить и не тешить Мы идеальная пара Я без эмоций, а ты без одежды Звезды хватал с потолка Влочив одеяло по полу — я маленький Наполеон И не мог бы никак по-другому Но треснула маска Я за столько лет сам себя научил разделять, но не властвовать Видеть опасность и делать шаг к ней навстречу Мы дети, что переиграли в песочницы Делая дом, что для нас безупречным бы стал Я чувствую мир, как ребенок, лизнувший качели на холоде Им конечно не понять то, что я — вечный естествоиспытатель Я стал им без повода Страдая, взамен получив больше, чем потерял Это вечная боль Это вечное топливо вечного двигателя Внутри — это сердце Смотри — это зеркало Отразив миллионы лучей Коль нечем согреться, просто Я им смогу сымитировать солнце Только помни Как не было холодно И что бы ты не терял — это вечная боль Это вечное топливо вечного двигателя Это вечный огонь Это то, что стучит вопреки И внутри у тебя — это вечная боль Это топливо твоего вечного двигателя Ты только помни Как не было холодно И что бы ты не терял — это вечная боль Это вечное топливо вечного двигателя Это вечный огонь Это то, что стучит вопреки И внутри у тебя — это вечная боль Это топливо твоего вечного двигателя Ты только помни Мне взболтать, но не смешивать Не смешить и не тешить Мы идеальная пара Я закрытый за шторами, а ты прикована к батареям Теряюсь на дне ебанутого города Где я? Просыпаюсь под вечер И в этом платье ты была на асфальте так безупречна, как бриллиантами Сыпят на нас не желая понять словом ранят Цветы лучше пуль, но они увядают как мысли о будущем Мысли о детстве и смерти сравнивал Столько разного можно построить из лего в детстве А сейчас просто серая масса И от безделья глупый поток из идей поколению в каплях абсента Помни, сколько было намешано В нас горел вечный огонь и мы засыпали в разных постелях Сейчас мы свели расстояния в ноль У тебя малокровие с низким давлением Я гипертоник, помешанный на алкоголе Мы сможем отсюда выбраться, только верь мне, только помни Только помни Как бы не было холодно И что бы ты не терял — это вечная боль Это вечное топливо вечного двигателя Это вечный огонь Это то, что стучит вопреки И внутри у тебя — это вечная боль Это топливо твоего вечного двигателя Ты только помни Как бы не было холодно И что бы ты не терял — это вечная боль Когда нам будет нечем согреться Это вечное топливо вечного двигателя Это вечный огонь Я бегу наверх сквозь эскалаторы Это то, что стучит вопреки И внутри у тебя — это вечная боль Вечная лестница Это топливо твоего вечного двигателя Ты только помни Внутри меня четыре камеры И я называю их твоим именем Руки печатали настолько быстро Как капли на улице при сильном ливне Знаю как выбраться, дай же мне руку И ты мне сама поможешь согреться Я и не знал, что столько боли может хранить в себе мое сердце
Огромный мир, как лабиринт‚ ты врубайся в его ритм Либо оглянись вокруг‚ и если снова не горит вдали То больше о любви ты ни слова не говори И беги прочь из города‚ где гаснут фонари Там где гаснут фонари - там заводятся паразиты Холод и где дождик иголками моросит и Боже упаси, давай беги, попробуй‚ только не проси меня Найти тебя потом в одном из тысячи такси Это игра, да что уж, давай приколемся Сыграем в прятки в рамках огромного мегаполиса Не больно и не боязно‚ давно я прыгнул в поезд И двинул бы на поиски по часовому поясу Поясу на твоей тонкой талии - она Где-то там во Франции то ли, то ли Италии И да, даже если на полюсе и так далее Салки на вертящемся глобусе под ногами Пластмассовый мир, который проиграю в Дурака И поставив всё на кон, на карту и на ней меняя города И в каждом городе светить для всего мира, да смотри Но только в нашем погасли все фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари навсегда И пойми, хоть ты лампы собери всего мира Но мы в городе, где гаснут фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари, и тогда Мы включили бы лампочки всего мира, да Но только в нашем погасли все фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари навсегда И пойми, хоть ты лампы собери всего мира Но мы в городе, где гаснут фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари, и тогда Мы включили бы лампочки всего мира, да Но только в нашем погасли все фонари, ага А кому не дурно? С ума беги, там режут головы, как Ума Турман Если ты Билл, то есть если ты был Коли одни окурки на полу Когда в чужой душе плеваться некультурно Даже так оправдать себя не пытайся Так что подметай весь пол, а после выметайся К чёрту, тьфу, ай, снова незачёт И девчонка сходу на раз-два пакует рюкзачок Снова покидает пары прогуливать школу жизни И ночью, когда украла все звёзды в мешок пушистый Ты под ноги их роняла, не смотришь, куда бежишь И, свалившись с Луны, она на коленках набила шишки И дразнит: А ты попробуй-ка, всё-таки, догони Вдруг устанет, говорит: Стоп игра, я босоножки расстегну И сразу же с криками Ну, гори!, бросает камни в фонари И улыбается, шагая по стеклу Но это не игра - фонарик не включат, если разбить Я пытаюсь её догнать и хоть как-нибудь объяснить Она по улице бежит и ищет, где бы зажечь свет Только мы рождённые в городе темноты В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари навсегда И пойми, хоть ты лампы собери всего мира Но мы в городе, где гаснут фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари, и тогда Мы включили бы лампочки всего мира, да Но только в нашем погасли все фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари навсегда И пойми, хоть ты лампы собери всего мира Но мы в городе, где гаснут фонари, ага В городе, где гаснут фонари - темнота Ведь мы из города, где гаснут фонари, и тогда Мы включили бы лампочки всего мира, да Но только в нашем погасли все фонари, ага
А как иначе бы согреть могла? И говорят, что только пепел знает, что значит сгореть дотла И за всё придется платить по счетам Ещё как И сколько соли впитала твоя щека? Не плачь, солнышко Греет звезда на тонкой ладони Но как сжигать всё дотла, увы, знает только огонь Ветер нужен праху так же, как искра костру От красоты до пепла шаг, он так близко Но я рискнул В сердце дамы трёф По ночам моя любовь считает мёртвых воробьёв И живых уродин Розы ранят, розы любят вроде Но розы вянут, розы падают на Гроб Господень И ты не тронь Что к рукам, то не к лицу И моя свобода любит цепи, цепи на шее и поцелуи Их топчут на полу, один вопрос: Они когда и как приняли грехи? За что все розы попадают в ад? Что ты или кто сама? - было два вопроса Но у каждой розы своя Виа Долороса Что ты или кто сама? - было два вопроса Но у каждой розы своя Виа Долороса И боль по ней, ведущая до старца от юнца И в этом Царстве идиотов так боготворят глупца Что я звезду вставил себе в лоб сам, перевернув Будто Адам, им свои ребра стал бросать, как псам И там к кости близка слюна Я заклинаю, чтобы в мозг Тебе вросли все, как киста, слова И эта песня – исповедь на три листа Я искренне желаю с диким визгом радости Подавиться кровью Христа всем вам Цвет увидеть в темноте никак, но Если любить, то в самом деле так И на розовых на лепестках Погибает красный закат – Так розы попадают в ад Цвет увидеть в темноте никак, но Если любить, то в самом деле так И на розовых на лепестках Погибает красный закат – Так розы попадают в ад Все розы попадают в ад Все розы попадают в ад Хоть Алиса красит все по-разному Но шипы одни, и кроме боли Не заполнить пустоту никак Все розы попадают в ад Все розы попадают в ад И плевать, хоть белый, черный, красный Само рождение – грех И за шипы в конце все розы попадают в ад Их цвет увидеть в темноте никак Но, если любить, то в самом деле так И на розовых, на лепестках Погибает красный закат За что все розы попадают в ад?
Спасибо, друзья, спасибо Хватит,  не стоит, не стоит аплодисментов Не  стоит, друзья Сегодня для вас выступает... И я скрещу пальчики за спину Ещё  мальчиком засни, в тот час гадал тогда Проснусь  ли я счастливым? И как же часто, так же невообразимо Ощущал,  как давит небо Да и хватит ли мне сил? Но выдержать такой, с которой давит потолок На мускулы не мог и расплетаются волокна На  помощь пусть и звал, но мне ответил только рвотный Из посланных позывов Так тебе закроют рот Твои пальчики красивы Они созданы играть фортепиано На полный зал Твои пальчики красивы Искушай, но кто же знал И мне так жаль, что их судьба все поломала И пока что наслаждается, не замечая зритель Она кормит темноту и в ней заводит паразитов Ты изнутри грызи себя, грызи, хоть всю сгрызи Но коль ей такое горе суждено быть композитором Чтобы страдать для всех Пачкаются кнопки На пальчики упала и сломала, крышкой хлопнув Осталось нарушать законы оптики Видеть мир сквозь водник и водку Но какой артист, такой паноптикум Пачкаются кнопки На пальчики упала и сломала, крышкой хлопнув Осталось нарушать законы оптики Видеть мир сквозь водник и водку Но какой артист, такой паноптикум Люди повскакивали с кресла Мажет пианист, за ним сбивается оркестр весь Она им корчится И радуется публика И что-то неразборчиво слетает с её губ И вот тогда всем весело Оркестр у вас отвратен Но поломай, и все станут захлёбываясь орать «Её надо вам подвести к награде, как косточки виноградинки Пальчики хрустят, батеньки, божечки, как игра тебе?» И льются аплодисменты Здесь подлинное величие Но длинною в момент Она за сей момент заплатит, угадай чем? И за каждый свой шедевр для людей Она ломает себе пальчик И ещё одной седая стала прядь Их когда-то было десять, а теперь осталось пять Но ей не жалко все сломать Как поразительно, забвение не грозит Ах, какое счастье всё ж быть композитором! Пачкаются кнопки На пальчики упала и сломала, крышкой хлопнув Осталось нарушать законы оптики Видеть мир сквозь водник и водку Но какой артист, такой паноптикум Пачкаются кнопки На пальчики упала и сломала, крышкой хлопнув Осталось нарушать законы оптики Видеть мир сквозь водник и водку Но какой артист, такой паноптикум
И нам с тобой некуда бежать Мы два патрона с одного ружья И нам с тобой некуда бежать Мы капли крови с одного ножа И нам с тобой некуда бежать Всё, что было до, никому не жаль И нам с тобой некуда бежать Я взвёл курок, не забудь нажать! Пообещай, что убьёшь меня Пообещай никогда не врать Твоим глазам так идёт луна Она все слёзы вернула вспять Все мои стихи — угловатый крик Что застрял внутри примитивных слов Не хватает всех, ведь один твой смех Станет пищей для моих сладких снов И нам с тобой некуда бежать Мы два патрона с одного ружья И нам с тобой некуда бежать Мы капли крови с одного ножа И нам с тобой некуда бежать Всё, что было до, никому не жаль И нам с тобой некуда бежать Я взвёл курок, не забудь нажать! Загони меня туда, куда обычно не залезть Ведь я так хочу придумать себе новую болезнь Ведь я так хочу заставить себя всё это терпеть Либо выйти из себя, либо укутаться в себе Загони меня туда, куда обычно не залезть Ведь я так хочу придумать себе новую болезнь Ведь я так хочу заставить себя всё это терпеть Либо выйти из себя, либо укутаться в себе Рвущийся миокард Я снова сожгу мосты и запрыгну в Mario Kart И мир, как теннисный корт Вернётся каждый аккорд И тот, у кого нет фишек Теряет всю силу карт Хоть покер и не таро Как мир, это всё старо Я ты да мы, ты да мы Но не принявшие сторон И каждый раз в новой драке Пули бы не растратить Раньше тебя любил — теперь, в общем-то, мне насрать Так что я жму курок! И нам с тобой некуда бежать Мы два патрона с одного ружья И нам с тобой некуда бежать Мы капли крови с одного ножа И нам с тобой некуда бежать Всё, что было до, никому не жаль И нам с тобой некуда бежать Я взвёл курок, не забудь нажать!
Мой друг, в грязь ладоши И ты тоже, как не мой рук Но не станет моложе Не станется чище Тени тянут ручища И воруют детей из снов В колыбели подбросив им Вместо детей - стариков Они плачут от страха, опять Они мочат пелёнки и давят прыщи И, кажется, муха способна застрять в паутине морщин Как тогда, оно хочет играть Но роль поменялась давно ещё Тук-тук, я взглянул под кровать И меня испугалось чудовище Раз, два, три, четыре, пять Не пора ли? Значит, я иду искать И всё, как в детстве Только пара правок в правила, подметим: Есть одна жизнь, кто плохо прятался, тот съеден Никто тепла не дарит, только лампа на стене И над кроваткой планетарий Чудовища из фигур оживают Под ними тень гасит звёзды И так Сатурн пожирает своих детей Никто тепла не дарит, только лампа на стене И над кроваткой планетарий Чудовище из фигур оживает Под ними тень гасит звёзды И так Сатурн пожирает своих детей Когда я был маленьким Меня часто пугали То, что если буду плохо вести себя Буду один до конца своих дней Когда я был маленьким Часто меня в наказание ставили в угол И там со временем так я завёл в темноте Много маленьких, странных друзей Я прислоню к стене ладони И к ним тянут лапы тени Пытаясь меня душить Но со временем кто больше и те, кто злей Не пугал, а тех, что слабее, заставил со мной дружить Но теперь они все боятся меня Монстры из детской, они боятся меня Старый мир сплетённый из текстур Где даже тени оживали, но теперь звёзды гаснут Так Сатурн пожирает своих детей Никто тепла не дарит, только лампа на стене И над кроваткой планетарий Чудовище из фигур оживает Под ними тень гасит звёзды И так Сатурн пожирает своих детей Никто тепла не дарит, только лампа на стене И над кроваткой планетарий Чудовище из фигур оживает Под ними тень гасит звёзды И так Сатурн пожирает своих детей
Сколько сердцем не принято Сколько сказано было тогда, но всё это лирика Я держал, держал себя, но всё же заклинило Подожди, я не могу так. Боже, всё, это клиника Там, где над кроватями окна, и ждет давно Меня к себе доброжелательный доктор Я в порядке, я люблю также честно Я спрячу ненависть за добрую и тёплую песню Чтобы никто, чтобы никто никогда Не смог поломать мои замки и ничего не забрал Но я так устал, и за собой ненависть всю ношу И за спокойствием зрелым всем недовольного юношу я храню Спотыкаясь в бутылках, я ползу в ванную И над зеркалом зачем-то застыл. Так и мои руки трясутся И я - то робкий, то пылкий. Но так прикольно Зашипят на языке витаминки, и я усну Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки С батареей в обнимку! Шаг назад, неуверенно И улыбку дурацкую резко сменит истерика Веришь ли, всё что имею - под глазами мешочки И нацарапанных маркером пару странных стишочков И не нашел себе места Вся память в маленьком отрезке И как в ночи мотылёк, и так бьётся лапками в лампу Безрезультатно, и так бесполезно Восприятие порознь, заливаясь портвейном И вперемешку со скоростью - дурачок! Что, все понял, неужто? И то, что сердце художника людям - просто игрушка Что-то вроде кубика-рубика, покрутил и забудет А для тебя - это больше! Это не просто орудие Это не просто слова, чтобы рассказать, что люблю тебя И не просто слова, чтоб тебе сказать Ненавижу! Это есть большее! И это то, чем музыка дышит, прикинь Я что, мало сказал? А коль тебе слов недостаточно, прочитай по глазам По глазам и по песням Но я теряюсь пока что в безрезультатности действий Не знаю... Не знаю, что случится в конце, но За это творчество - я заплатил огромную цену Меня от счастья закрутит, и я клянусь - Я в порядке! Да убери свои руки! И я весь мир полюбил бы Да, я от радостной жизни жру без конца витаминки Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки С батареей в обнимку! Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Доползти, пока нервишки в рабочем И на стекле написать, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки И я усну в ванной комнате с батареей в обнимку! Пока нервишки в рабочем, ну хотя бы несколько строчек И так смешно, смешно шипят во мне витаминки С батареей в обнимку!
Забить и до станций бежать Как быть иностранцам? А ждать — да тошно, видели танцы И жаль то, то, что Питер — не Франция А черви — не пицца и паста Да и ты — не Летиция Каста Ой, да что ты говоришь? Белый первый, третий Рим, и второй Париж Этот город дышит И мне не очень-то родной И мне его не перенять и даже не пережить И так хочется мне что-нибудь родное Сзади нежно приобнять и сразу же придушить Оно плачет и жуёт меня Оно радуется, плачет и жуёт меня Будто язва на живот, но я Холю моё грязное животное Хула небесам, хвала металлургическим заводам И так меня давит излишне всё, но во мне Его полюса, как почти что свобода Мой Иерихон, что зиждется на Неве Ракеты полетели, сопла как Звездопад, отлив рек и потеют облака Ещё чуть и несложно понять Когда отходят воды — рождается что-нибудь И нам бы лучше угадать, что Забить и до станций бежать Как быть иностранцам? А ждать — да тошно, видели танцы И жаль то, то, что Питер — не Франция Забить и до станций бежать Как быть иностранцам? А ждать — да тошно, видели танцы И жаль то, то, что Питер — не Франция Не смотреть, не дышать, не стоять, не бежать, не садиться — окрашено Не смотреть, не дышать, не стоять, не бежать, не садиться — окрашено Не смотреть, не дышать, не стоять, не бежать, не садиться — окрашено Не смотреть, не дышать, ать, ать Любят две богини наблюдать И даже кажется, что им не наплевать Да, но далеко они маячат И солнце, и луна как силиконовые мячики Делать «прыг-скок» По каменному небу надо делать «прыг-скок» И пока мне не до этого То копоть и смог Как ногами парапеты перешагивает Туча комаров Где никто бы не смог Не то чтобы жить, а дышать И не то что дышать, даже гнить И каюсь, что даже не жаль Вкус металла, куда ни шагни И ты, чем привык, тем дыши И выбросы-выкидыши Пуповинами-трубами нити, смотри Чай не Франция, Питер внутри — закрытый гнойник Забить и до станций бежать Как быть иностранцам? А ждать — да тошно, видели танцы И жаль то, то, что Питер — не Франция Забить и до станций бежать Как быть иностранцам? А ждать — да тошно, видели танцы И жаль то, то, что Питер — не Франция Питер — не Франция Питер — не Франция Питер — не Франция
В цикле итерации Ты условный дефект и обусловлен модификацией На любой баг отыщется аналог Но как бы потом вернуть всё к исходным оригиналам Жизнь — игрушка и детали Концепция простая, диктуется игроками Следуй всем правилам: только одно касание Помни о маме и корми монстров по расписанию В коконе я беспечно расту Из конечного гнойника в бесконечную красоту Чтоб забыть и стереть потом подчистую Мы копия копий копии, коей не существует Мутируют бабочки все в глисту И твой полный живот любви отработает, но впустую Я, снова скопируя, нарисую реальность Которой всё же реально не существует Всё вокруг симулятор И, в общем-то говоря Ты не больше, чем симулякр И ты выше всех на порядок Всё создано для тебя Ты не меньше, чем симулякр Эволюция — дубликатор Эмоции — суррогат Ощущение — симулякр Реальность — это театр И каждая роль на сцене — ещё один симулякр Эпоха породила таланты А таланты поменяли потом светило на лампу Оно сияет редко и полностью потеряло свой спектр Кому не хватит любви, подарят в пробирках По твари, что нас сожрёт и переварит активно И ты как ни крути, в одиночку сложно, в паре — противно Подойдёт любая вариативность. И всё равно Разберут, потом порвут на атомы Любая репродукция — это продукт распада И, по общим меркам, на стульчаке планеты просто сперма Внебрачные детишки постмодерна Новый мир со старыми текстурами Игра застряла на непроходимом уровне Смерть автора Старый подряд, новый порядок Добро пожаловать в симулякр! Всё вокруг симулятор И, в общем-то говоря Ты не больше, чем симулякр И ты выше всех на порядок Всё создано для тебя Ты не меньше, чем симулякр Эволюция — дубликатор Эмоции — суррогат Ощущение — симулякр Реальность — это театр И каждая роль на сцене — ещё один симулякр Всё идёт по плану Ползём по потолку прогресса, чтобы разделиться пополам и Перепутаны каналы Свои страхи люди прячут под кроватью, а монстров — под одеялом Бесконечно долго и не зная цели Безвременная часовая бомба замыкает цепь И каждая попытка разорваться Лишь аккумулирует реакцию Всё вокруг симулятор И, в общем-то говоря Ты, не больше, чем симулякр И ты выше всех на порядок Всё создано для тебя Ты, не меньше, чем симулякр Эволюция — дубликатор Эмоции — суррогат Ощущение — симулякр Реальность — это театр И каждая роль на сцене — ещё один симулякр Всё вокруг симулятор И, в общем-то говоря Ты не больше, чем симулякр И ты выше всех на порядок Всё создано для тебя Ты не меньше, чем симулякр Эволюция — дубликатор Эмоции — суррогат Ощущение — симулякр Реальность — это театр И каждая роль на сцене — ещё один симулякр
Смотри, я бухаю без паузы И выгляжу, будто покойник Смотри, я не стильный Смотри, я одет будто со скотобойни Смотри, как мне похуй, я выпил всё Что было на барной стойке И не надо любить меня, и никогда Ты, девчонка, не пой мне о том Как правильно жить — я сам разберусь Как убить себя надо потом Увидеть всё то, чего стоишь ты Хватит лишь одного взгляда, и то Понять, что я будто в колодках Не сможет твоя черепная коробка И это моё всё искусство — порок Я скажу лишь одно: Не люби меня, сука — я проклят Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят Кровь будто маффины Моя гёрла по ночам будто Баффи Я чувствую сырость могильного кафеля Ангелы спят, просыпается мафия Рассудка ни толики нету Лечу через город на порванных кедах И я не твой белый, не тот самый негр Ни клауд и не реп — я есть Альфа Омега И ты, не понял ни капли, прости И ты модный, а я сука трахаю стиль И молодость так мимолётна Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят В этой жизни короткой я делаю всё ровно наоборот И не сдохну никак, ничего не берёт И запомни одно — не люби меня, сука, я проклят Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят В этой жизни короткой я делаю всё ровно наоборот И не сдохну никак, ничего не берёт И запомни одно — не люби меня, сука, я проклят Это было давно Во мне ненависть и любовь — два в одном Моя боль — полотно. Я художник, как Уорхол Картины мои, как Святые, в иконках, алё Я не бог, не апостол Я проклятый демон, как девятихвостый Но точно никак не ошибся в одном Дорогая смотри этот ад, это дно, этот дом От нового к старому Перегар будто аура, пар идёт В стакане плескается джин И не сплю третьи сутки — нарушен режим Я неправильно жил Осуждай, обвиняй и как надо скажи Я такой и уйти нелегко от плевков и тебя Ждёт семья, меня ждёт Королева Клинков Ловлю кайф и кураж Да, я оторван, и да, я — алкаш И всего ты словами тут не передашь Посмотри на меня — это ёбаный гранж И то что ты любишь, придурок Я трахал искусство, я трахал культуру Я трахаю жизнь, и тебе не в упрёк Я скажу лишь одно: Не люби меня, сука — я проклят Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят В этой жизни короткой я делаю всё ровно наоборот И не сдохну никак, ничего не берёт И запомни одно — не люби меня, сука, я проклят Запомни одно — не люби меня, сука, я проклят В этой жизни короткой я делаю всё ровно наоборот И не сдохну никак, ничего не берёт И запомни одно — не люби меня, сука, я проклят
В тексте опять опечатка И грязные руки не спрятать перчатками Время уходит и часики мчат Они тихо стучат и я чувствую чакрами Как Как падший король, на мне тысячи глаз и я чувствую рой их Всю боль я спою и охватит истерика В холоде вечности ждёт моя Керриган Как я не умер? Не берут не кинжалы, ни пули Что ни день, то прикол И ни дом, то притон И всё сводится в ёбаный улей И мы крутимся, как балисонг Катимся вниз колесом, как дыма кольцом Глаза мне затмил горизонт Но сердце всё видит как Comme des Garçons Они нас не простят И плевать я опять хочу видеть твой взгляд Я молю Повернись ко мне передом Я скучал, обними меня, Керриган Я смотрю на тебя из под купола Я играю с тобой, моя куколка Моя бабочка, пьющая кровь И нас глупо так в сеть паутины запутало Кажется, что ты мне хочешь скорей показать нечто страшное На тысячи осколков стекло перебил Но теперь ты лишь смотришь из каждого И нет тормозов и нет меры и руки трясёт мне то холод, то тремор Ты мой джанк, мой неоновый демон И чувствую рой каждой клеточкой тела С ней связан посмертно, и, чтоб разделить свои страхи хоть с кем-то Я честно не вру, дабы всем доказать, неуверенно тыкаю пальчиком в зеркало Эти люди не верят нам, обними меня вновь, моя Керриган Обвини меня в смертных грехах, это не просто игра и надежда потеряна Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Тебе не удержать, моя Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Выйди из зеркала, Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Тебе не удержать, моя Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Выйди из зеркала, Керриган Осталось лишь несколько тезисов Дёрнуть себя на петле гистерезиса Пара таблеток, да небо по лесенке Но принёс только что больше не лезет никак Каждый день, как дубликат Каждый день дарит подарки Каждый демон мой был бы рад это ад Я тону и мой брат — это мой доппельгангер Тук-тук, это не сон Кто это там за стеклом? Мама, мне страшно, я болен Наверное ещё один шаг она выйдет из зеркала Я не готов Меня гипнотизирует в зеркале твой демонический взгляд Это игра — я на грани провала Но всё же борюсь, но практически зря Протокол активирован Я ищу в себе те рычажки, чтобы выключить мозг и себя ликвидировать Я бегу, я у края почти ищу доступ к тебе Но замок закодирован Я допирую в грязную кровь твои чёрные слёзы Целый мир — это галлюцинация и мы никак не вывозим Я открыл восприятия двери Я знаю ты смотришь за мной, я уверен Ещё один шаг и начнётся истерика Хватит Выйди из зеркала, Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Тебе не удержать, моя Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Выйди из зеркала, Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Тебе не удержать, моя Керриган Мой единственный джанк — это Керриган В моём сердце пожар — это Керриган Мой последний кошмар — это Керриган Выйди из зеркала, Керриган
Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек Чтобы найти конец Висят все рядом и от болезней вопят они Кто пел песни, тот и распят Даже небо гниёт и кажется в плесени пятнами Но способен на лапки так же взять весь необъятный мир Один маленький человек нам всё скрыл и жди свой секрет Он откроет всем лишь тогда, когда вырастит себе крылышки Вынужден, больно было чтоб... ...Но как не реветь и плакать? Чем больше счастья червям, тем уродливей дети бабочек А в коконах снова брак И гуляет моя прецессия Жизнь - это лишь явление, смерть - это лишь процесс И я тоже всё прячу в коконе, просто чтобы росло Но вопрос в нём потом увидишь: Уродство или родство? И придётся это принять Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек Гуляет моя прецессия, жизнь - это лишь явление Смерть - это лишь процесс, и я брошу всё на чет-нечет Случайной одной мутации, слёзы лить или сжечь? Так гуляет моя нутация, маленький человечек-кузнечик Ищет меч, но здесь нечем удар держать И не дать себе лечь на плечики, весь необъятный мир И, как гвоздик в ладонь, почти что вбил в крылышко зубочистку Но как бы теперь извлечь? Только так, чтоб не оторвать к чёрту Но на этот раз в чьём рту бабочка тонет, брыкаясь в густой слюне Она явно обречена, но ручаюсь, что вовсе нет Получается, значит, нам всё прощается в пустоте Так вращается шар земли и гуляет моя прецессия Жизнь - это лишь явление, смерть - это лишь процесс И я жук, победивший тапочек Раз нигде нет тепла, то чем в коконе холодней Тем прекраснее дети бабочек, так что туши огонь Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек, рождаются дети бабочек Нету нигде тепла, то чернеет над головой То над ней уже светит тапочек Но конечность близка и, толкаясь от этих лапок, чем Вертит планеты шар, так рождаются дети бабочек, рождаются дети бабочек
Восток моей юности, запад пройденных дней На вечной дороге, на вечной дороге Восход моей юности, запах беглых огней На вечной дороге, на вечной дороге Не знаю чего мы хотим и что жгёт по лесам городам и долинам Наш укомпонованный мир, где бесцельно мы бродим, как бочки для пива С востока на запад, где солнце садится, летит без посадок беспечная птица И я, как она, в бесконечной петле, и никак мне не остановится Мы просто бродяги, что метят запрыгнуть в вагон уходящего товарняка Из детской кровати все монстры попрятались в долгие ящики И говоря откровенно, каждый новый вагон будто первый И в нем тысячи лиц, что как я, не нашли себе дом, потеряв на безмерной дороге все Восток моей юности, запад пройденных дней и беспечных мелодий Восход моей юности, запах беглых огней на вечной дороге Восток моей юности, запад пройденных дней и беспечных мелодий Восход моей юности, запах беглых огней на вечной дороге О-о-о, О-о-о, на вечной дороге О-о-о, О-о-о, на вечной дороге Я самый пьяный ковбой в этом баре, как самый пьяный шериф Трактирщик, родной, дай мне койку на ночь и на самый дешевый тариф И как я давно не плясал, я с дороги, налей мне в бутыль 3 икса и той даме Я склоню над ней голову и расскажу по кому звонят колокола А-а-ай, да катись оно к черту, брагу пью из бочонка За барной стойкой девчонка продаст мне любовь, и я счастлив хоть в чем-то А-а-ай, и скажи мне, зачем, а то я позабыл, а ты знаешь же вроде Скажи мне куда несет ветер судьбы нас по вечной дороге Восток моей юности, запад пройденных дней и беспечных мелодий Восход моей юности, запах беглых огней на вечной дороге Восток моей юности, запад пройденных дней и беспечных мелодий Восход моей юности, запах беглых огней на вечной дороге Восток моей юности, запад пройденных дней На вечной дороге, на вечной дороге
Сколько видел мой карандаш Тех, кто ушел однажды и тех, кто уже не важен Как жить никто толком и не расскажет Мы столько уже теряли на поле многоэтажек Что всё равно, если это сгорит И даже, если кто заново осмелиться породить то Земля не выдержит и будет новый сдвиг Но только смерть — это не точка — это смена парадигмы И нами каждая ненавидима Катится колесо и попробуй остановить Это разветвление, развитие Это театр одного актера для единственного зрителя Мы привыкаем к одиночеству зрителя Сложно любить и зависимость заразительна Бумага стерпит, так что можно подтереться Один шаг остался от инфекции к инъекции, внутривенно Врачи не знают и всё врут наверно И давно уже ни Каю, ни Герде, нет смысла спасаться Разрыв — это точка в поставленном диагнозе Или составленном завещании Я зайду на прощание за вещами Но только обещай мне украсить свою голову венками Когда вырастут цветы над черепами Мы не учимся на старом Наш дар — это живя интуитивно, никогда не спрашивать Как девчонка, опоздавшая на пары И попавшая за парту, нацарапает стих карандашиком Нам судьба ещё подарит гербарий Мы, накопивши опыт, ни черта не нажили Как девчонка, засыпающая в баре Но и тут однажды вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами нашими Вырастут цветы над черепами нашими Дорога юности усеяна костями Но и там когда-то вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами Там вырастут цветы над черепами нашими И то, что мы всю жизнь под ребрами вынашивали После смерти вырастет в цветы над черепами нашими Я четко вижу силуэт, что преследует вечно Где бы я ни был, он за мной, безупречно, след в след Укутывает в кокон и латает трещины И растит во мне аконит, убивающий всех Мне нужен тот новый день Убийство своей любви, лишь способ убить себя И мы странствуем в темноте Ведь лишь в непроглядной тьме эти люди могут сиять Я видел много других, раскрывшихся, как бутон Прекрасный дикий цветок, что причиняет лишь боль Но я вдыхаю тот яд Зная, что будет потом И перед смертью, прошу Укрась мой лоб их венком Мы не учимся на старом Наш дар — это живя интуитивно, никогда не спрашивать Как девчонка, опоздавшая на пары И попавшая за парту, нацарапает стих карандашиком Нам судьба ещё подарит гербарий Мы, накопивши опыт, ни черта не нажили Как девчонка, засыпающая в баре Но и тут однажды вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами нашими Вырастут цветы над черепами нашими Дорога юности усеяна костями Но и там когда-то вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами Там вырастут цветы над черепами нашими И то, что мы всю жизнь под ребрами вынашивали После смерти вырастет в цветы над черепами нашими Мы не учимся на старом Наш дар — это живя интуитивно, никогда не спрашивать Как девчонка, опоздавшая на пары И попавшая за парту, нацарапает стих карандашиком Нам судьба ещё подарит гербарий Мы, накопивши опыт, ни черта не нажили Как девчонка, засыпающая в баре Но и тут однажды вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами нашими Вырастут цветы над черепами нашими Дорога юности усеяна костями Но и там когда-то вырастут цветы над черепами нашими Цветы над черепами Там вырастут цветы над черепами нашими И то, что мы всю жизнь под ребрами вынашивали После смерти вырастет в цветы над черепами нашими
Шаг ровно, да тут Отрезки изгибаются до дуг «А нам бы двигать облака» Но я всё толкаю дно И коли слово мне дадут, то я скажу только одно Но и одно слово губит Кто ослеп на оба глаза, тот уже слепей не будет И я ни себе ни людям, не нравится — не ебёт И если нет под солнцем места, то землю накроет лёд Я никому не дам... Не дам я тепло, ну Я никому не дам, как Москву Наполеону Станешь колом, будто как окаменев ты Когда небо орошит планету капельками нефти Один в поле воин, потому что братьев перегрыз Один голод, одна вера — все другие опорочены Одна любовь, а остальным — по одиночеству... Но Одна надежда Два надежда, три надежда А надежда — это вероятность кубика И заебавший нас давно детерминизм Говорит, что случайности рассматривают вкупе как Или как в копне? Копне волос или копне травы Дымящие в одну и ту же точку И в той точке я жизнь заземлю, она Сгорит до последнего люмена И капают слюни на На пламя, на боль, я налью вина И весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Я весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена И капают слюни на На пламя, на боль, я налью вина И весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Я весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена Собираю вещи для весны Там будут сладкими обещанные сны Ох-ах, мне вот море да звезду бы А мне снится, как во рту моём все выпадают зубы Мне снится, как вырастает голова на животе Эта голова паршива тем Что она просит есть, она просит пить Она ревёт, она просит её любить Она врёт мне, что мы семья Я пытаюсь её душить И на вопли нашего спора Слетаются небожители Как будто бы упала алыча Но какая разница ваще на животе или плечах? А голова есть голова И одна из них вот-вот расколется на два На два: на жизнь и на транс Где не работает анкх, но есть ангст И капают слюни на На пламя, на боль, я налью вина И весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Я весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена И капают слюни на На пламя, на боль, я налью вина И весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Гашу до последнего люмена Я весь изо вне приходящий свет Гашу до последнего люмена
Ход парусам Где та одинокая русалка и там Видел как догорала по глазам Ты знал, для чего на дне коралловые замки Это дабы уберечь её, но Сердце ещё бьёт, хотя давно обречено И целый океан в её руках, но для чего Ей все мало-мало-мало в этом нету ничего Ничего хоть даже капельки родного Разочарование одно и выплыть не дано И найдёт в этом свой конец, или в другом Везде тюрьма Одно и тоже ей дворец или дурдом И до боли ненавистный океан И не желает отпускать никак тоска Смотрит на закат со скал И верит, что когда-то её выбросит на берег Если море волнуется раз, значит она ещё верит И море волнуется два, и русалка всё ищет свой берег Но как не крути, море волнуется три, и не важно кем быть И рожденные ползать, плавать, летать, плевать Хоть как Научите ходить Если море волнуется раз, значит она ещё верит И море волнуется два, и русалка всё ищет свой берег Но как не крути, море волнуется три, и так просто забыть Что рожденные ползать, плавать, летать, плевать Никак Не могут ходить Удача - это навык, и влюбленный и пленённый капитан За розою ветров, от огромных берегов до Окинавы И что прячут эти тайны океана И опять поднимая якоря И мечтая покорить себе моря Что ушел по воде навсегда, всем сказал бы А сам - на дно, На дно к своей русалке Но не понимает, что даже если всё-таки умрёт Она мечтает то ли покорить Хотя бы метр земли И заметно, что ей это море, ну не более чем клетка И оставить в глубинах покоящих Дно и в пучинах дворцы и сокровища Всё, готова океан позабыть Только научите ходить, а? Если море волнуется раз, значит она ещё верит И море волнуется два, и русалка всё ищет свой берег Но как не крути, море волнуется три, и не важно кем быть И рожденные ползать, плавать, летать, плевать Хоть как научите ходить Если море волнуется раз, значит она ещё верит И море волнуется два, и русалка всё ищет свой берег Но как не крути, море волнуется три, и так просто забыть Что рожденные ползать, плавать, летать, плевать Никак не могут ходить
20 лет, но мы ведём себя как дети В этот тёплый летний вечер я шагаю с алкотеки В этот тёплый летний вечер, ты накрасив свои губы Будто рок-звезда на улице жевала Хуба-бубу И тогда сошла с орбиты планета И я украл у тебя сердце — ограбление века С тобою все мы покорим Готов поклясться на крови Моя родная, давай трахнем этот мир Ты — моя Эми Вайнхаус! Я твой Кобейн! Я Джимми Хендрикс! Ты, как Лана Дел Рей! Это наш пламенный рейв! И ты до дна все допей! Мы тусим пьяные, как Оззи Осборн И мы опаснее, чем Коза Ностра! Такая жизнь — наш стиль, но мы все равно В конце умрем красиво, быстро и вдвоем Как в Голливудских фильмах! И вся планета под ногами! Мы герои киноленты И в объектах фотокамер — щёлк! Щёлк! И стреляй в мое сердце родная Мы пьяны и я опять умираю Радиоволнами высоких частот И мы любим друг друга ровно 12 часов И всё! И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы трахнем мир, да, запросто поверь И нам не важно — кристалл или виски за пятьсот рублей Не важно где мы, на квартире или в домике у берега Мы в космосе, родная, будто Джим и Сара Керриган Вино течёт на наши губы, третий литр Я играю с тобой будто персонаж видеоигр Можно все и за бокалом тянешься очередным ты Мы — король и Королева вечеринки И стреляй в мое сердце родная Мы пьяны и я опять умираю Радиоволнами высоких частот И мы любим друг друга ровно 12 часов И всё! В моё сердце, родная Но что потом — я не знаю Нынче все ни по чем Но что будет, когда Кончатся двенадцать часов, а? Мы смотрим в небо, этим тёплым летом Где-то встал рассвет и нам пора домой И прилетают вертолёты Двенадцать стукнет на часах, проснемся мы И ты теперь меня не знаешь больше Я никак не вспомню, кто ты И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И мы оставим то, что было в тайне Моя девочка из Кони-Айленд Пей со мной и улетай как лайнер Девочка из Кони-Айленд И стреляй в мое сердце родная Мы пьяны и я опять умираю Радиоволнами высоких частот И мы любим друг друга ровно 12 часов И всё! В моё сердце, родная Но что потом — я не знаю Нынче все ни по чем Но что будет, когда Кончатся двенадцать часов, а? И стреляй в мое сердце родная Мы пьяны и я опять умираю Радиоволнами высоких частот И мы любим друг друга ровно 12 часов И всё! В моё сердце, родная Но что потом — я не знаю Нынче все ни по чем Но что будет, когда Кончатся двенадцать часов, а?
Ты как будто Луна В каждой капле вина, как пелена Не передать тут мне никак то, что хочу Ведь так малоёмки слова Пей и смейся Не бойся, не проси, а пей и смейся Я целую тебя в лоб, полумесяц И близится тьма и затмение И мне не хватит и тысячи песен Я боюсь не успеть И я видел только крах, неуспех И я глуп, и я слеп, но пру всё на свет Отражённый Луной от поверхности рек Прячешь волосы клипсой И солнце скрываешь собой, как Эклипс Но мне кажется, будто бы тьма без границ И я ненавидел, но не смог тут испепелить всё И всё так бесит, а ты Лишь безжалостно смейся Весёлая ночь, пока всё куролесят Мне горло царапает серп-полумесяц Шею давит, что даже не спеть Моя Селена на шабаше ведьм И под глазом сверкающей ночи Я так безоружен и вне полномочий С каждым разом лишь всё недоступней Далёкий сверкающий спутник Подай ориентир и не дай утонуть мне Снова запутался я на распутье И пока не погиб молодой Под слёзы Луны подставляю ладонь И чтоб сохранить тут хоть что-то потом Я снова собрал девять песен в альбом Танцуй, моя радость, танцуй! Танцуй, полумесяц, на поле тюльпанов Луна, расцвети самым ярким бутоном Богини, что с неба упала! Танцуй, полумесяц, танцуй Танцуй, полумесяц, танцуй Уводя за собой в темноту Веселись, но не плачь Умоляю, ведь слёзы тебе не к лицу! Танцуй, моя радость, танцуй! Танцуй, полумесяц, на поле тюльпанов Луна, расцвети самым ярким бутоном Богини, что с неба упала! Танцуй, полумесяц, танцуй Танцуй, полумесяц, танцуй Уводя за собой в темноту Веселись, но не плачь Умоляю, ведь слёзы тебе не к лицу! В руках телефон, я боюсь не успеть И одна нога здесь, и я как телепорт И мне так нелегко, я устал что-то ждать Бесконечно смотреть в монитор Все вещи запачканы, двери на крышу Вскрываю кусачками. Быть чуть поближе К холодному шару. Мне кажется всё таким Неоднозначным и странным отсюда Вижу символ и знаки, и вижу всё то Что мне лучше не знать И хотел научиться летать по ночам Чтоб поближе к луне, только лёжа в кровати И под ветер и грома раскат Моё сердце горит, ты танцуй у костра Я зависим и болен, и звёзды все против Но лунная пыль — самый лучший наркотик Я глуп и несу околесицу На твоём теле печать полумесяца И пусть наш век будет очень коротким Танцуй, я прошу тебя, без остановки Веночек и платье в ажур Я сердцем клянусь, никому не скажу Что ты ночью под тени спустилась с Луны Позабыв о Богах — танцевала с людьми И вихрем запляшет Селена И в свете огней заблестит Диадема Реальная, можно дотронуться пальцем Богини Луны, утонувшей в вальсе Клянусь, эту ночь не забуду И светят глаза будто два изумруда Но близится день, и пока не расстались Рискну пригласить полумесяц на танец Танцуй, моя радость, танцуй! Танцуй, полумесяц, на поле тюльпанов Луна, расцвети самым ярким бутоном Богини, что с неба упала! Танцуй, полумесяц, танцуй Танцуй, полумесяц, танцуй Уводя за собой в темноту Веселись, но не плачь Умоляю, ведь слёзы тебе не к лицу! Танцуй, моя радость, танцуй! Танцуй, полумесяц, на поле тюльпанов Луна, расцвети самым ярким бутоном Богини, что с неба упала! Танцуй, полумесяц, танцуй Танцуй, полумесяц, танцуй Уводя за собой в темноту Веселись, но не плачь Умоляю, ведь слёзы тебе не к лицу! Танцуй! Танцуй! Танцуй! Танцуй! Танцуй, полумесяц, танцуй! Танцуй! Танцуй, полумесяц, танцуй
Напиться бы, да вином На пол роняя звёзды с неба по принципу домино Да, да, да, да То, что хранит в себе темнота, не даст взлететь Да, как ни хлопай ресницами, никогда Ой, божечки, ёкнуло сердечко Девчонка весь вечер со слезами поёт о вечном О том, что так важно бы уберечь, на пальчике есть колечко Но время девчонки так скоротечно По стёклышкам разбитым босиком И ей снятся паразиты и как в ранки заползают насекомые Комната пахнет табаком, она знает: В темноте есть то, что может проглатывать целиком Только тише, не говорите вслух Там, где встанет шум, там тут же сядет повелитель мух И как только свет потухнет, то разинется скверна Девочка, там на кухне ползёт моя милая сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ползи, в свою обитель зла и не смотри назад Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ползи, ползи, куда ползла и не тащи нас в ад Мы знакомы, вы свидитесь скоро тоже Ты тянешь время, пока она тянет все сорок ножек По кафелю в душевой, поправь меня Как святой водой не лей Но даже воздух отравлен и та же вонь Ощущается похоже в двух мирах Пустота и тьма Зияет красота И детвора тычет пальчиками в дыры в потолке А сколопендра в зеркалах ползёт то под, то на стекле Истекло время, кровью по перчаткам и тянемся на ощупь Вглубь себя искать, но что бог видит? Мы до сих пор верим, что там есть свеча Ну, а если пустота полна, скажи мне Чем полна обитель тьмы? И из света хуже нам всего виднее Ты пойми, что бесконечность не число А всего-навсего идея Ради бога, хоть всевышнего позли, позли Сколопендра, моя милая, ползи, ползи, ползи Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ползи, в свою обитель зла и не смотри назад Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ты ползи, моя сколопендра Ползи, ползи, куда ползла и не тащи нас в ад Через ушки, ноздри и ротик Через ушки, ноздри и ротик Через ушки, ноздри и ротик Ползи в свою обитель зла
Я стреляю без промаха Трудно не попасть, когда мишень – это ты сам И я покидаю дом свой, убегая из города Города, где более не верят в чудеса И где фантомы памяти скитаются без повода Дабы пересечь меридиан, я собираю вновь корабль по кускам И все, что я когда-то развалил, я попытался воссоздать из душ людей Но кончился материал Я стреляю без промаха Вечный цикл – мой вечный циклон Циклон – это буря внутри Но мне вечность поставит цейтнот И сколько эмоций вслепую скормил этим гарпиям Жадным, как партия в шахматы Жизнь – это клетка и клетка и клетка А небо – цемент, и как ни крути, везде все равно клетка Различен лишь цвет Я стреляю без промаха Дуэль перед зеркалом – что может быть романтичней? Свидетелей нету, мотив неизвестен, преступника взяли с поличным И вынесен был приговор Из револьвера валит пар И мы играем с ней на кухне до утра И если я сегодня жив, то значит дальше пушка по рукам Её черед Удача крутит барабан Я стреляю без промаха Либо сейчас, либо больше уже никогда Я стреляю без промаха Барабан, шесть патронов, чтоб выиграть наверняка Я стреляю без промаха Когда ты мишень сам себе – дать осечку никак Я стреляю без промаха, без промаха, без промаха И что бы я ни делал, я стреляю без промаха Либо сейчас, либо больше уже никогда Я стреляю без промаха Барабан, шесть патронов, чтоб выиграть наверняка Я стреляю без промаха Когда ты мишень сам себе – дать осечку никак Я стреляю без промаха, без промаха, без промаха И что бы я ни делал, я стреляю без промаха В свою гнилую душу Под моей кожей то, чем стало сердце То, что мертво – умереть не может Я стану лучше, лишь когда воскресну Знаю все секреты этих мразей Жизнь готовит смузи изо льда в моем сердечке Люди, как причина удержаться от соблазна Люди, как причина умертвить в себе беспечность Жизнь под зовом жрицы исказила сущность Я, слушая зов сердца, заряжаю пули Выстрел наперед, чтобы всем стало лучше Выстрел прямо в сердце, чтобы стихла буря Буря в моей душе разносит семя бубонной чумы Те, что могут исцелить меня, давно мертвы Я могу пропасть в их снах, но остаться внутри Ты не станешь тем, каким ты казался другим Слышь, ты не станешь мной – я кричу в это зеркало Новый стих Все, что я написал – создал новый мир Все, что я вам пропел, сменит громкий крик Я один! Без промаха и без осечек Выстрел даст им старт в новую вечность Я менял местами горе и радость, но не стал счастливей Как не калечил себя и их души из принципа Но я больше не могу остановиться И чтоб навсегда с отражением в зеркале слиться Я стреляю без промаха Либо сейчас, либо больше уже никогда Я стреляю без промаха Барабан, шесть патронов, чтоб выиграть наверняка Я стреляю без промаха Когда ты мишень сам себе – дать осечку никак Я стреляю без промаха, без промаха, без промаха И что бы я ни делал, я стреляю без промаха Либо сейчас, либо больше уже никогда Я стреляю без промаха Барабан, шесть патронов, чтоб выиграть наверняка Я стреляю без промаха Когда ты мишень сам себе – дать осечку никак Я стреляю без промаха, без промаха, без промаха И что бы я ни делал, я стреляю без промаха
Через красные колючки дети тянут ручки К  цветам, солнце отключится и спрячется за тучками Там  умирают звёзды не первый раз Для них скитальцы мы, их дети пальцами Крошат небо, как пенопласт Я  соблюдаю пост, кормлю демонов в темноте И  наблюдаю рост кокона бабочки в гнойнике Пожирающий всё бутон мой выходит ороговат Так  что розы под сапогом украшают дорогу в ад От поломок мой звенит замок, ведь когда-то обещал Любой ценой хранить огонь зеницы ока Как итог - я чудовище темноты Но  на кой тогда мне огонь? Детям бабочек ближе кокон А действительно правда слепит ли? На веки лягут тени Как леди на выпускной. Ей завладеть И она смоет всю косметику, так хочется раздеть её И глубже поставить вопрос эстетики Будто гнёздышко голубей своё, постелю кровать и спою тебе колыбельную Мой милый ангел задумался над грешком, а что Если вырвать себе бы каждое пёрышко? Дьявол не звенит побрякушками, а ангелы не летают Они там разбиваются равнодушно Даже Боги пугаются высоты и коль крылья - мусор Тогда я набью теми пёрышками подушку Дьявол не звенит побрякушками, а ангелы не летают Они там разбиваются равнодушно Даже Боги пугаются высоты и коль крылья - мусор Тогда я набью теми пёрышками подушку Наша Таня громко плачет, не достанет, и воробушек хохочет Наша Таня уронила в речку мячик, и за это нашу Таню уронил наш ангелочек На головушку бетонный небосвод, уходит из-под ног Мать-земля и она девичьи роняет слёзы-семечки В мёртвую почву, я клянусь! Им молитвой не помочь, ну и пусть Но я влюблён, несите платье Ах, какое счастье гнить, в два раза больше Счастья - гнить вдвоём, так что сыграем свадьбу Под терновый, под венец, но под ним давно забыл святой отец Что дьявол не подлец, а продавец И он даёт лишь то, чего желаешь ты И он даёт лишь то, чего желаю я И он даёт лишь то, чего желаем мы вдвоём Однажды я желал за нас двоих Но Кровью Трёх вольна святая троица Дьявол не звенит побрякушками, а ангелы не летают Они там разбиваются равнодушно Даже Боги пугаются высоты, и коль крылья - мусор Тогда я набью теми пёрышками подушку Дьявол не звенит побрякушками, а ангелы не летают Они там разбиваются равнодушно Даже Боги пугаются высоты, и коль крылья - мусор Тогда я набью теми пёрышками подушку И лягу спать Баю-баюшки Баю-баюшки Баю-баюшки Тсс, во мне ребенок, что мешает спать Растёт, как свет, чтобы рождать теней Играя, тянет под кровать Но злится небо, там вот-вот взойдет Сатурн, чтобы сожрать детей
Кто цветок так обязал: так нельзя Ты граната на планете обезьян И всегда каждый третий идиот хочет сорвать тебя Но ты лишь сорвёшь с себя чеку, как своё платье Твои корни будто нити кукловода Твои жертвы пляшут в них, как кукла вуду Паутины оплетут, и быть в ловушке, каково там? В себя тянет, как в болото, утонут, и тут забудут И не пропадёт ни капли Мой цветок, твой хлорофилл, хлороформ Мастера метаморфоза, мы прошли столько форм До сих пор несовершенных, а люди тянут лапки И летят, как насекомые в торшер Плавает в формалине, несовершенство линий Но совершенство формы, идеи, что поделили На аспекты, семицветик, да и только Корень зла чуть глубже стебля Днём - цветочек, ночью - мухобойка Кто цветок так обязал: так нельзя? Ты граната на планете обезьян И всегда каждый третий идиот хочет сорвать тебя Но ты лишь сорвёшь с себя чеку, как своё платье Кто цветок обязал: так нельзя? Ты граната на планете обезьян И всегда каждый третий идиот хочет сорвать тебя Но ты лишь сорвёшь с себя чеку, как своё платье Инь и янь, и вокруг тьмы белизна Прополоть сорняки Чтоб росли цветы зла, чтобы вновь совратил меня Вновь соверши грехи, вновь проколоть себе сердце ошибками Это мой самый хардкорный пирсинг По воле колдовства я теряю себя, как берсерк По воле баловства отправляю корабль с пирса С яблоком Адама, попавшим под Евин персик И мы согрешим! Ни знаков, ни законов, цветёт за моим домом Как не трону, то своя, то не знакома То роняет лепестки, то душит стебель, будто петельки Но боль ведь исключительно вопрос эстетики С ней бы выйти на контакт. Вопрос: Как? Ведь если прячут, то значит, не просто так Красота в пустоте, а не в качестве и количестве Но красота бывает только демонической Кто цветок так обязал: так нельзя? Ты граната на планете обезьян И всегда каждый третий идиот хочет сорвать тебя Но ты лишь сорвёшь с себя чеку, как своё платье Кто цветок обязал: так нельзя? Ты граната на планете обезьян И всегда каждый третий идиот хочет сорвать тебя Но ты лишь сорвёшь с себя чеку, как своё платье
Магия в каждой фразе И кто ты на самом деле диктует полёт фантазии Жизнь протекает попросту Будто в кинокартине Кто видел мир через образ — примерит лицо богини Губы сродни болезни Целуется, а когда Опускается, как по лестнице Вниз Она бьётся током И, кажется, в ней поместится вся любовь Только тот, кому кажется — сразу крестится Всё это от лукавого Фразы, сцедя сквозь слёзы Слипаются по слогам, и вот Смысла клубок подрос И сплетается в облака, и до весны Она родит в себе грёзы Он после ворует сны И множатся, как опарыши Слишком капризных барышень Образы и мечты И замену картине мира В голове рождают от излишка слов Но когда-нибудь придёт коварный Макс воришка снов И заберёт Все твои мечты Придет и заберёт Фантазии и все сны Губы кусая, в зеркало Бросится, словно кобра Забрать у неё мир грёз И богиня лишится образа Слышу, как зов плоти, я Пол шага от фантазии до образа-подобия Без образа подобие — пустышка У слов меняет суть вещей коварный Макс воришка снов Слышу как зов плоти я Пол шага от фантазии до образа-подобия Без образа подобие — пустышка У слов меняет суть вещей коварный Макс воришка снов Еще мальчику знакомый дом А ночь темна, будто стаканчик кока-колы Сломана луна — она горит наполовину только И коварный Макс во тьме, а значит ни ноги за койку Жертва обречена Дрожь, и ползут мурашки от волоса до кости И принцесса ещё вчера — сейчас корчится от тоски Не первый раз случилось так Что чей-то образ похитил коварный Макс И даже я Рисую полы полосками И забиваю двери и окна гнилыми досками Прячусь от каждой тени, какое-то безобразие Страшно, что вдруг похитят последнюю из фантазий И как бы ни веселило Но каждый, кто создал образ — владеет великой силой Кто видит через него Что угодно бы перенёс А представь, что коварный Макс вдруг украл у тебя мир грёз И ты снова стал сам собой И видишь мир, каким он есть Без образов людишки Везде настоящие, но пустышки И они Решат: мы лишь играли, но на деле Так несчастен человек, лишённый ролевой модели Как они Они просто как NPC Просто как NPC Они просто как NPC Просто как NPC У них всё в норме, но на деле Так несчастен человек, лишённый ролевой модели
Ничего не помню, ничего не чувствую Ничего не помню, ничего не чувствую Ничего не помню, ничего не чувствую Ничего не помню, ничего не... Упс... Розы падают на мокрый асфальт Раз надо, то я мог бы не врать И к тому же тебе ли не знать Как красная кровушка кап-капает на белую скатерть? Врёт сердечко, и там, где каждый вечно Хочет вставить кривой слог в прямую речь - отречься Сказать нечего, я соберу сто тысяч человечков На концерте, им сыграть кузнечика Творил художник среди плит и труб Дабы позже превратился в труп его великий труд Милая моя, я дышу, как на ладан, итак, ладно Ты тысячный раз спросишь Как дела? - Да никак! Никак и ничего не чувствую Ничего не помню, ничего не чувствую Вот только почему толком ни к чему своему Ничего не помню, ничего не чувствую? Никак и ничего не чувствую Ничего не помню, ничего не чувствую И почему ничего не хочу? Ни к кому, ни к чему Ничего не чувствую Ничего не чувствую Не помню, ничего не чувствую Ничего не чувствую Не помню, ничего не чувствую
Все оборвется обязательно Гаснут глаза и скатертью Будет школа к могиле, к счастью, по касательной Искусство есть Но оно отныне души не ранит Все не так и люди застряли между двумя мирами Только врут и трут они там, трудно тут и никак Быть самим собой и над нами нависли руки кукольника Нам как-будто бы не дали поспать И уставши, все что имели, мы закатали в асфальт Сколько пройдено проселок и дорог Ты думал музыка — успех, но только все наоборот И только ты виновен в том, что тут искусству нет места И что хуйня для тебя, для нас как синоним протеста И видим выход, мы все реже потом И вся твоя юность замурована в железобетон И тут нету денег, нет отдачи, сложный творческий рост Но для художника даже стекло троллейбуса будет как холст Творец де-факто, де-юре Я ненавижу искусство, я ненавижу культуру И мне так грустно и весело, и мне грустно и весело Ненавижу стихи, но так обожаю поэзию Мы проебали все с треском И эта музыка стала нашей культурой протеста И это все что осталось Но мы готовы ко всему пока есть самая малость Огня Творец де-факто, де-юре Я ненавижу искусство, я ненавижу культуру И мне так грустно и весело, и мне грустно и весело Ненавижу стихи, но так обожаю поэзию Мы проебали все с треском И эта музыка стала нашей культурой протеста И это все что осталось Но мы готовы ко всему пока есть самая малость Огня Я вижу ветер — он не в спину, а давит с неба Люди схавают дерьмо и пропустят то, что бессмертно Зато мы снова видим звезды, существуя без света Но эти звезды нам расскажут про пустую жизнь Как много мне в эту песню вложить Достаточно ли лжи Чтобы обмануть себя, куражить Стирая память о разлитый по стаканам джин Или уйти на все ни тратя и дня Зато мы все не рады людям, чьи тела по кроватям меняли Здесь на руинах новый дом приютит мою боль В этой музыке скрыв тысячи безумных деяний Копаю яму и аккомпанирую толпой Музыка из осуждений поднимет на вилы Костер сожжет все то, из-за чего были горды Из сгустка паров квартир, мы выстроим аромат любимых Чтобы искусство развеять как дым Творец де-факто, де-юре Я ненавижу искусство, я ненавижу культуру И мне так грустно и весело, и мне грустно и весело Ненавижу стихи, но так обожаю поэзию Мы проебали все с треском И эта музыка стала нашей культурой протеста И это все что осталось Но мы готовы ко всему пока есть самая малость Огня Творец де-факто, де-юре Я ненавижу искусство, я ненавижу культуру И мне так грустно и весело, и мне грустно и весело Ненавижу стихи, но так обожаю поэзию Мы проебали все с треском И эта музыка стала нашей культурой протеста И это все что осталось Но мы готовы ко всему пока есть самая малость Огня
То, что горит, не трожь Подошва оставит пепел и метеоритный дождь Но широкий шаг не может Измерить размер комет И даже среди богов уж давно как бессмертных нет У смерти нету любви Она змея, крути, земля Ах, как много могли бы вы Но у кого нет времени, ему узнает меру сам И что где нету Хроноса, так же и нету Эроса Поэтому земля уходит из-под пары ног И тянет свою песню воронок Умер воробей Впереди забор и полыхает за забором колыбель Полыхает колыбель моя, эй Моя песня корабельная! Лей И через боль и пекло Пройдя, я выйду чемпионом пепла На распятии и боль, и пекло И не видать нам иного век, но За пилонами блекла Земля с чемпионами пепла И на ней Через боль и пекло Не видать нам иного век, но Мы по-новому бегло В путь от чемпиона до пепла Цветите, чемпионы Я все люблю цветы, но Розы лучше, чем пионы Пионы лучше лютиков Но ничего нет лучше хризантем Этот образ так близок тем Что он исполнял в моей памяти роль оков Для влачимой повсюду со мной вины Лепестки мне напомнили рой клинков А Хризантема есть сущность самой войны Войны, в которой, где куда ни глянь Нет добра и зла, не работают инь и янь И ты в поле воин один, но и не за что вести бой Незачем начинать было, повод поела моль И мне кажется с полета птичьего Моя любовь — лишь бесконечная война за ничего А потому я желаю, чтоб ты ослепла И в темноте я стану чемпионом пепла На распятии и боль, и пекло И не видать нам иного век, но За пилонами блекла Земля с чемпионами пепла И на ней Через боль и пекло Не видать нам иного век, но Мы по новому бегло В путь от чемпиона до пепла На распятии и боль, и пекло И не видать нам иного век, но За пилонами блекла Земля с чемпионами пепла И на ней Через боль и пекло Не видать нам иного век, но Мы по новому бегло В путь от чемпиона до пепла
Подойди ко мне ближе, многословен не буду Моё синее небо напомнит мне, чем был и чем стал В нём последнем увижу твои красные губы Если я вдруг умру, то пусть меня похоронит мечта Нити судьбы, как ни крути, сплетутся когда-то в один узелок тогда Телефон на авиа-режим и переключив себя в автопилот Я выйду из сумрака, но выход только вход в абсолютную тьму И там по следам из окурков, найду бога, что курить вышел на пять минут Назад не вернувшись Я не знаю кто тебе сказал, но почему-то псы уже давно не попадают в рай Поэтому закрой свои щенячьи глаза, ото всех беги и больше никому не доверяй О любви ты врёшь, не отдашь, и я мигом поднимаюсь на последний этаж И от вида одного тут уже, господи, страшно И дом мой обернулся в Вавилонскую башню Око Саурона стреляет мне глазки — это самый искренний флирт И я стороне тьмы не поддался хоть раз бы, но тянет её внутренний мир И мой враг в отражении, я ищу в тебе союзника и надеюсь поменять ход игры Но надевши ошейник Приручив и приковав, предала даже ты Страх растёт не по годам, не гаснет и не утихает как бы не Любил Тебе мало сколько б не отдал и будет также мало как бы много тебя не кормил Пей красную кровь мою, ты — змея, эти губы причиняют самую сильную боль И давно подо мною уже горит земля, но всё ещё синее небо над головой Только синее небо в моих глазах, только красные-красные губы моей мечты Только синего неба им не достать, вокруг напрасные люди, вокруг несчастные люди не видят Синего неба в моих глазах и только красные-красные губы моей мечты Только синего неба им не достать, вокруг напрасные люди, вокруг несчастные люди одни Память умрёт вместе со мной, но Я не передам тебя никому Каждый прохожий также гниёт, но По-настоящему лишь одну Каждый из них запрячет бельё На него не плевать лишь самому Каждый из нас уходит на дно Чтоб вспомнить любовь и в ней утонуть Каждый из нас несчастен и слаб Но каждый готов идти до конца Стёртые ноги, мокрый асфальт Не страшно промокнуть — страшно не встать Страшно отдать себя целиком Страшно принять, что рядом не та Видеть как друг хоронит мечту Пусть лучше меня хоронит мечта Пусть лучше людей хоронит любовь Чем каждый задушит чувство в себе их Носит их труп везде за собой Носит как лозунг, только не с ней мы Носим как лозунг кончится всё Ты хочешь забыть меня навсегда Хочешь остаться, где не найдут Сумей полюбить хотя бы себя Сумей не бояться выйти на свет Сумей не бояться крикнуть люблю Мне нужен тот берег только лишь с ней, но Даже с тобой я не утону Я буду срывать свой голос на хрип, терзая сознание тем как могло Я время дарил не только тебе, но только тебе отдал всё тепло Только синее небо в моих глазах, только красные-красные губы моей мечты Только синего неба им не достать, вокруг напрасные люди, вокруг несчастные люди не видят Синего неба в моих глазах и только красные-красные губы моей мечты Только синего неба им не достать, вокруг напрасные люди, вокруг несчастные люди одни
Время как насекомые Звёзды как насекомые Люди как насекомые Человек, как гусеница, в мечтах быть бабочкой вовсю Способен всё-таки прийти потом к счастливому концу И абсолютно всё равно, как ни был слаб бы Он мог поднять весь необъятный мир на свои тоненькие лапки И если оборвать, то будет нечем И не сдержит в руках себя бесконечность И желание всё сжечь, увы, так бесчеловечно Но есть в каждом человеке Коли тьма идёт войною, то просто тут пробить двойное дно И там искать во всём красоту, в пустоте И снова сна нет ни в одном глазу, оно внизу И мне молчит моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Хэй, привет, моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Хэй, привет, моё прекрасное... Маленький человечек Пытаясь прыгнуть за грань, себе лапки сломал кузнечик И как в судьбу ни играй, но он сам себя покалечил Устав страдать, он смерть зовёт под венец И пытаясь найти конец, но без лапок он бесконечен На небе смерть и звёзды нашли свою На древе жизни больше птичка и гнёздышка не совьёт И бог на помощь позовёт, как предсказуемо Но я не доползу, ему молчит моё прекрасное безумие Не помогут ни маги, ни доктора И кто в юности не страдал, тот в старости поболит Кто в порядке вещей видит только светлое, тот дурак Тому, кто приручил бардак, тому хаос благоволит Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Хэй, привет, моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Моё прекрасное безумие Хэй, привет, моё прекрасное безумие
Пью первую, третью, пятую Взрослые мне говорят тормози А я под плеядами звезд Признался, что не вывозил эту жизнь Покажи мне где радость на лицах людей, что по офисам, банкам И сколько б не ехал в даль И закат за мечтой все равно у меня меж колесами палка Прошу помолчи Сколько прошел на пути К бесконечному лету Но вечно весна в одиночной И вечно иду по остывшему следу За юностью И сколько исследовать буду по дурости Наш океан и пытаться И пытаться вернуть, ну хотя бы на миг наше вечно 17... Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться Верни мои Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться Верни мои Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться И верни мои Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться Не будь ко мне снова жестока Прекрасно далеко Я был там, вернулся ни с чем Снова вернулся в обитель крылатых качель И зачем ты хочешь быть взрослым Наркотики, секс, алкоголь Но я был там, я знаю Там только лишь грустная простынь На небе нет звезд И все монстры Вылезли из под кровати И стали как тень и не хватит И сотни крестов их изгнать Это то, что является частью тебя А ты гаснущий факел И пора бы прощаться Но я умоляю верни мне еще на мгновение вечно 17 Вечно 17 Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться Верни мои Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Я устал ожидать, устал сожалеть И устал сомневаться Верни мои Вечно 17 Вечно 17 Верни мои вечно 17 Вечно 17 Вечно 17 Умоляю верни на мгновение вечно
— Je suis folle — Dêtre folle de moi — Tu es fou — Je suis fou de toi — Je suis folle — Dêtre folle de moi — Tu es fou — Je suis fou de toi В лужу, как в мишень плевком Осенний город, лысый, как Мишель Фуко И грянула гроза, и мы Забыли, как выглядят и пахнут круассаны В колу перелили ром Я клянусь, вы и без родинки как Мэрилин Монро И поделом Да и в каком-то роде я ведь тоже прямо как Алан Дэлон Поезд СПб-МСК А где убудет ваша светская тоска — Пускай, но там даже нам будет грустно Вы можете не верить, но в Париже тоже говорят на русском И нам не надо передышек И, как говорят, есть вещи на порядок выше, слышишь Но мы до сих пор ни бэ ни мэ И то ли горе от ума, то ли горе от ум Б Разодеть пелерин И падать в объятья фрейлин Париж в моём вкусе, но там Нас не ждут и мискузи, мадам... Разодеть пелерин И падать в объятья фрейлин Москву я французу не дам Как и Питер, мискузи, мадам Стоп, «мискузи» — это же не по-французски Бля, не тот язык, ха-ха-ха
Что-то пошло не так Все, что осталось — это реквием по Жанне ДАрк Дева, покорившая пламя Меня уж давно укоренившая в памяти  С плеч и на корню срубаю Стоит мне случайно сорваться Я, конечно, не Камю, родная Но и Петербург, чай, не Франция А ты и близко не Брижит Бардо И в нашем доме даже время не бежит, пардон Я извиняюсь за банальный каламбур, но Если всё перевернуть, то мы увидим пережиток в нём Фундаментально изменений никаких нет Ветер перемен опять слабеет, а позднее и утихнет Но я формирую свою среду сам Глубоко внутри зашифровать И не придумать круче ребуса Что не распутает Коломбо Грянет гром, я со злости, как бомба Завёлся, опять, оттого и детонировал Но и по кускам я от и до детерминирован Там по итогу все как бисером Пламя так красиво, но не помогло найти себя Да и к Богу не приблизило Важен только пепел — остальное метафизика Так что пой мне реквием по Жанне Д’Арк Боль — мой реквием по Жанне Д’Арк Пой свой реквием и засыпай Эта столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Боль — мой реквием по Жанне Д’Арк Пой свой реквием и засыпай Теперь столетняя война моя Люди одинаково боятся слова, будто знака зодиака И он, кажется, как будто уже каждому знаком И нашей жизни нарратив определяют языком Но я прикусил язык Фразы зыбкие посыпятся, как месится слюна И нас понять — это раз плюнуть, читается всё по лицам И несказанным когда-то останется подавиться! И я снова открываю рот В метре от костра или креста Я уже сам не знаю да и нету разницы Хочется кричать: «Ах, какая красота, да» Но то, что сказано, судьбою передразнится они танцуют босиком И падают по пьяни И, кажется, богиня уж давно на всё готова Лишь бы люди снова не подняли факела Так что пой мне реквием по Жанне Д’Арк Боль — мой реквием по Жанне Д’Арк Пой свой реквием и засыпай Эта столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Боль — мой реквием по Жанне Д’Арк Пой свой реквием и засыпай Теперь столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Эта столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Теперь столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Эта столетняя война моя Пой мне реквием по Жанне Д’Арк Теперь столетняя война моя
Я далеко не идеален Я далеко не идеален Пью будто бы не в себя, да и зеркалу снова вру Я — поломанные детали Я — глупая детвора, я рассыпался по двору Я былого не вспоминаю и будущего не жду Раз тогда я там нёс печаль, то и тут ещё поношу Но я выпрямить хочу горб Кто обиду не стал глотать Тот ругаясь да подавится тем, чем горд Вечный город, обеспечь, но скоро Обесточь, мне здорово, мне холодно Мне снова так хочется на ту сторону Моя обратная луна Ах, не терпится соврать, что мы полны Трясёт полы и лупят пляски каблуками доски Никому не ясно, кто куда и кто с кем И если б я знал после Вырванных от сердца слов И режущих желудок фраз Можно буквы записать, но их звуки живут лишь раз Тогда Так, а в чём я виноват? Столько тем разных, каюсь, но напишу Лишь то, что услышал Я беру твои слова, только Те, рассыпаясь на тишину Теряли свой смысл Так, а в чём я виноват? Столько тем разных, каюсь, но напишу Лишь то, что услышал Я беру твои слова, только Те, рассыпаясь на тишину Теряли свой смысл Вот, новый поворот И мотор ревёт Что он нам несёт? Да неважно Но сожми в ладонь сегодня Как руку сжимают девичью Ужас грядущих завтра оставим же Макаревичу А там Буду забыт и я Где упавший с балкона луч делит полосы бытия На голос и на слова На текстуру и светотень Где нас не было никогда Ни в то утро, ни в этот день И где я не писал ни строчки
Не смотри на моё пепельное тело Я хотел светить, но оно только медленно горело Таким меня на праздник вряд ли позовут И, может быть, я хуже стану, потерявши красоту И с клятвы – ни одной тут буквы не забыл я Не смотри на мои страшные обугленные крылья В непонятном вам присуще видеть монстров Но родная, ты пойми, мы просто Прикоснувшиеся к солнцу Наши ослепли небеса, но Я всё вижу свет в твоих глазах И, как зиму сменит лето и весна Умрёт поэт тогда, когда тут будет некому писать Потеряться здесь легко совсем И наша юность – ледяная цитадель Где только холод снега есть Сто вопросов, лишь один ответ, семь бед Но помни: Дорогая, сакура тут расцветает по весне... И каждый тут когда-то станет лишним Но клянусь, что распущусь с листами самой спелой вишни И опять опаду спирально ярко красным вихрем И отдам себя всем этим песням Только бы не стихли никогда Но ошибся видимо в расчётах и хотел немного света Но споткнулся обжигая щёки и упал Не смотри на нас, как, будто бы на монстров Дорогая, просто мы из тех Кто прикоснулся к Солнцу и сгорел... Мир – лишь пепел, а время – песок Я пролечу кометой, между тысячелетних лесов И всё — помещу на камни гроба, лишь в несколько слов: Жил, горел и умер, и ушёл доиграв эпизод... Мне всё равно бессмертие иль погост Но родная, я прошу ответь мне на один вопрос Прошу... Жить чтоб была память или скоротечно? Искусство в одном миге или всё же в бесконечности? Не жалеете, не плачете, не ждёте Не смотри на мои раны, мои шрамы и ожоги Не смотри. Не смотри на нас как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Не жалеете, не плачете, не ждёте Не смотри на мои раны, мои шрамы и ожоги Не смотри. Не смотри на нас, как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Не жалеете, не ждёте Не смотри – на мои шрамы и ожоги Не смотри на нас, как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Прикоснувшиеся к солнцу... Мы просто – прикоснувшиеся к солнцу! Мы не уроды и не монстры. Дорогая, просто мы из тех – Кто прикоснулся к солнцу и сгорел... Идеи есть и ничего больше не нужно И нить жизни суметь провести в игольное ушко Чтобы залатать все дыры в ткани мироздания Но указов и инструкций дальше не раздали нам И мы не знаем, что нас дальше ожидает В мириаде из случайных чисел выловим глазами Тот фундамент... тайный ноль Что из пустоты, когда-нибудь станет для нас Этой самой иглой и мы Готовы солнца выдержит всю боль И если судьба мученика выпала Я понял – нужно что-то поменять Но пока что непонятно Я пришёл чтобы разрушить или создавать Принять себя, найти спокойствие внутри Или снова поднять в воздух Знамя утренней звезды Орать Забудьте всё тут или яростно горите Я рождён любить всем сердцем Или всё же ненавидеть Расскажи Честно я запутался Честно я запутался Я запутался Не жалеете, не плачете, не ждёте Не смотри на мои раны, мои шрамы и ожоги Не смотри. Не смотри на нас, как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Не жалеете, не плачете, не ждёте Не смотри на мои раны, мои шрамы и ожоги Не смотри. Не смотри на нас, как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Не жалеете, не ждёте Не смотри – на мои шрамы и ожоги Не смотри на нас, как будто бы на монстров Дорогая, ты пойми – мы просто прикоснувшиеся к Солнцу... Прикоснувшиеся к солнцу... Мы просто – прикоснувшиеся к солнцу! Мы не уроды и не монстры. Дорогая, просто мы из тех – Кто прикоснулся к солнцу и сгорел...
Давно время темное Так неспокойно, в ушах электронная музыка То весело, грустно То весь безрассудства с избитыми тусами Пока песня не спета, летим между баров Под скоростью света, под блеск фонарей Нужно еще больше, быстрей И нас мажет — это как акварель На последних аккордах Две бомбы внутри и заряд переполнен Не помнит, как спать, и всю ночь Непреклонно, девчонка Оседлавшая молнию Так отрадно плясал и я пьян, как ковбой Ты хитра, как лиса Колесо пополам Мне нужно по утрам по делам В этом баре мы как антитела И так каждый день, в этом городе моя колыбель В этом городе, как меж двух огней Эта грусть — это мой вечный эскорт И я с ней не примирюсь до сих пор Не боюсь опоздать, засыпаем с утра, просыпаемся затемно И чтобы снова грозу оседлать Клянусь Я вернусь обязательно Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню, девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию Мое сердце болит Мы петляем среди бури, разбавляя эти серые дни Молодость всё нам простит Разгоняемся на холоде, как сверхпроводник Проживая напрасно Для общества мы — самая опасная каста Обжигаюсь снова — так горячо, но все ни по чем Я уже обречен Всё равно Мы потеряли свой дом Всё равно Мы позабыли про сон Всё равно На кораблике тонущем, мы давно смирились, и не ждем руку помощи Но конец не близок; и запомни, дорогая Дуракам закон не писан Истерически ору, вовсю улыбка Мона Лизы Смешиваем всё, а значит будет катаклизм Всё опробовав практически, скучаем Но есть кайф, что невозможно обналичить И как будто персонажи киноленты так комически Мы ищем свою пристань, прожигая электричество И гроза недалеко, беззаботно пролетает между туч и облаков Позабыв про тормоза и разгоняюсь до конца, на полную Девчонка Оседлавшая молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню, девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию Провалившись в инсомнию Томно топчу ногой танцпол в унисон Но, проснувшись потом, я надолго запомню девчонку Оседлавшую молнию
Пройдено порядка больше ста метаморфоз Но из разбитой жизни не осталось ни куска Спой, моя синица, сидя на кустах Из чёрных роз о том, что нету сил, а душа так пуста Жизнь — один большой прикол Некому звонить, никто не понимает и потом В преисподней нету места, а в раю занят телефон И всё, что ты оставишь только бесполезный генофонд Везде крах. Смотри, наших сил всё меньше И в скорейшем бы вернуть deGeneration P Ты все продумал, умник, в случае чего Но человечек только хрупкое, беспомощное существо И чтоб потрогать чудо на ощупь, люди сбегутся Ко мне, как на Трафальгарскую площадь, сынок Посмотри — жизнь пуста, как и смерть В ней навек сплетены Инь и Янь, тьма и свет Вечность держит на прицеле Ни семья, ни блеклые мечты не станут панацеей Наша жизнь мимолётна, а смерть — самоцель Но я все изменю, отыскав кадуцей Вечность держит на прицеле Ни семья, ни блеклые мечты не станут панацеей Наша жизнь мимолётна, а смерть — самоцель Но я все изменю, отыскав кадуцей Нам не вернуться обратно в спазмах кишечного тракта Руки сплетёт как тентакли. Ты слаб, признай Дитя, мне искренне жаль, но тот кто даёт тебе жизнь Вернётся собрать урожай — так что жди! Тик-так... Моя легенда так элегантна! И что любил вернётся ненавистью, как бумерангом назад И проиграв эту схватку под Триумфальную арку Я хороню твой огонь в саркофаг Тернии в корону сплетутся И моё тело режут все шипы венца эволюции И чтоб ты знал, сынок, ты думал всё изменится? Тебе не верится? Я пью смешавши с кровью слёзы Феникса! Смотри! Смотри, я всё практически смёл И вся наша жизнь, как бесконечный наркотический сон Я плачу, Господи, что с нами? Просто мечтая И смотря на звёздочки грустно рассыпаемся на косточки Тик-так... Тик-так... Тик-так... Тик-так... Вечность держит на прицеле Ни семья, ни блеклые мечты не станут панацеей Наша жизнь мимолётна, а смерть — самоцель Но я все изменю, отыскав кадуцей Вечность держит на прицеле Ни семья, ни блеклые мечты не станут панацеей Наша жизнь мимолётна, а смерть — самоцель Но я все изменю, отыскав кадуцей
Маленькая ложь, ноющая боль В горький поцелуй сахарный сироп На крепкой шее цепь, золото дураков Можешь не любить, но не делай меня врагом В узел языки, мы искусственный интеллект Мы видим в людях то, чего там и в помине нет Нас обнимает ночь, которая никогда не закончится Патологическая лгунья, держись от меня подальше Больше не встретим утро сгоревшими в объятьях Мы любили других, любили совсем не тех Наши демоны фокстрот танцуют в одном костре А мне хватило ума ничего не испортить Влечение снова собьёт меня с толку И чтобы мне нарушить целостность этих иллюзий Я буду абьюзером, и ты будешь абьюзером не иди за мной, я лечу в огонь Я вдыхаю свет, выдыхаю ночь Не дыши Спугнёшь любовь Не иди за мной, я лечу в огонь Я вдыхаю свет, выдыхаю ночь Не дыши Не дыши Спугнёшь любовь Спугнёшь любовь Я заливаю Bosca в хрустальный бокал В нём залипаю в космос и все по бокам Тихо слушают тост мой, дивись как так Что мы в разных мирах, но всегда, как никак, в одной плоскости И в школе мы, увы, не проходили вот такой геометрии Они ждут все. и где ж сигнал экстренный? Нет и не ловит с их экзопланеты И где мы пускаем лучи с разных координат Но ты как не строчи, но мы два одинаковых солнца Не важно кто Альфа, Омега, Supreme и примат Ты простой интерес, я пустой информатор И лучик в отрезок пуская обратно Погасим реакцию, всё кончено Три, два, один, я готов оторваться Но нам врут приборы Я спрошу робота опять Но снова врут приборы Как не пытаюсь всё понять Но снова врут приборы Я повторяю пять минут Приборы врут Но также все в ответ Этим приборам врут И врут приборы Я спрошу робота опять Но снова врут приборы Как не пытаюсь всё понять Но снова врут приборы Я повторяю пять минут Приборы врут Но также все в ответ Этим приборам врут Не иди за мной, я лечу в огонь Я вдыхаю свет, выдыхаю ночь Не дыши Спугнёшь любовь Не иди за мной, я лечу в огонь Я вдыхаю свет, выдыхаю ночь Не дыши Не дыши Спугнёшь любовь Спугнёшь любовь
Молодая плоть, моё невинное дитя Как с полотен, и, светя Одна в своём болоте, и она совсем юна Ещё, но сердце даром не болит уже И для неё мой дом, как бар в Фоли-Бержер Хоть и Мане из меня так себе Но весь любой твой образ стреляет в голову Будто бы десять пуль Это явилась то ли ангел, то ли тульпа И, раз уж так, то что поделать, deus vult Но грудь Пока не выломала, ведь им Одна любовь, а кому было мало две Теперь знают, что не будут молодеть Я кусаю, она тает, я роняю молот ведьм На худую грудь, но Пока не выломала, ведь им Одна любовь, а кому было мало две Теперь знают, что не будут молодеть Я кусаю, она тает, я роняю молот ведьм На худую грудь Что недвижимо, то сотрут Она ценит всё то, что ты же привык не считать за труд Только тут протекает крыша И дождик всё льёт из труб И раз вышло сойти с ума, то, быть может, сойдёт и с рук И, быть может, и даже с глаз Сглаз и другую порчу А, может, из сердца вон или с глаз долой Разговорчивых не любят Там, где прячется любовь, промеж двух склок И глупый пингвин И ты излагала без запинки Их распад, но при делении Слова, которым не способны дать определение Как порченый кефир И смалу дети пишут молот ведьм И путают все смыслы и слова Те, что стары, как мир Но грудь Пока не выломала, ведь им Одна любовь, а кому было мало две Теперь знают, что не будут молодеть Я кусаю, она тает, я роняю молот ведьм На худую грудь, но Пока не выломала, ведь им Одна любовь, а кому было мало две Теперь знают, что не будут молодеть Я кусаю, она тает, я роняю молот ведьм На худую грудь
Останови меня Останови меня Останови меня Останови меня Останови Белая длинная полоса Всё выходит слишком быстро, как ни жму на тормоза Вокруг носится всё мельком И сердце отбивает ритм, как под батарейками Качусь медленно вниз Время неисправный часовой механизм Рулетка на один патрон, игра не стоит свеч Но я давлю курок, не жалуясь потом Мир заторможен вокруг Капает слеза с отмороженных рук Завтра будет лучше, но синоптики врут Холод меня снова тянет в Санкт-Петербург И я сломался пополам почти Не горят мои перегоревшие лампочки И от бездны отделяет тонкий волос Умоляю помоги убавить скорость Прошу, останови меня Я так больше не могу Останови меня,я все падаю ко дну Останови меня,не теряй и я прошу, останови меня Останови Прошу, останови меня Я так больше не могу Останови меня, я все падаю ко дну Останови меня, не теряй и я прошу, останови меня Останови Прошу, останови меня Прошу, останови меня Останови меня И я надежно спрятал Эмоции за звездные плеяды Дабы снова ощущать их где-то рядом Я всё жду когда опять сойдутся знаки зодиака И как меня кто не спасал бы Мешаю эйфоретики и антидепрессанты Рассыпаюсь на кусочки, я клянусь что перестал бы, но Но если встану всё же завтра Значит, снова повезло Значит, снова жму педали Пропадаю в горизонт Всё горит и я подкидываю хворост Умоляю, помоги убавить скорость Прошу, останови меня Я так больше не могу Останови меня,я все падаю ко дну Останови меня,не теряй и я прошу, останови меня Останови Прошу, останови меня Я так больше не могу Останови меня, я все падаю ко дну Останови меня, не теряй и я прошу, останови меня Останови
В заполненном зале собрался бомонд: веселиться и плакать И тянутся ниточки марионеточки Чтобы сыграть самый грустный спектакль И все тянут лапки потрогать искусство, вкусивши дары Но правда в том, что вы просто кормушка для моей прожорливой чёрной дыры Тонкие пальчики дёргают нить то вверх, то вниз Танцуй и танцуй, моя куколка Танцуй, пока всё ещё не порвались Не разошлись, не разбежались люди на сцене, как швы на груди Вы если бы знали, что те, кто когда-либо нити порвали Те в будущем станут картинами Но картины не могут ходить Не могут любить или чувствовать Зубы сломав о науки гранит, ты поймёшь Что искусство искусственно, и ты простой симулякр Ты симулятор, копия чувства, что не существует Вся роль твоя — это быть частью спектакля в несколько актов, где залы пустуют И каждая миниатюра сведёт весь сюжет в одну фабулу и один ряд В одну только сцену, но сотни моментов её Станут действием, что за собой породят это всё Тусовки, эмоции, танцы, постель, пару песен потом про тебя Но когда ты уйдёшь, то поймёшь тогда Что ты не муза, а просто еда для меня В заполненном зале собрался бомонд: веселиться и плакать И тянутся ниточки марионеточки Чтобы сыграть самый грустный спектакль И все тянут в лапки потрогать искусство, вкусивши дары Но правда в том, что вы просто кормушка для моей прожорливой чёрной дыры В заполненном зале собрался бомонд: веселиться и плакать И тянутся ниточки марионеточки Чтобы сыграть самый грустный спектакль И все тянут в лапки потрогать искусство, вкусивши дары Но правда в том, что вы просто кормушка для моей прожорливой чёрной дыры Дёргая ручками, так легко нитками сделать на шее петлю Она тянет твой трупик над залом, и зрители от восхищения блюют И плюют в потолок То ещё зрелище: кукла висит, веселится народ Из каждой щели падает свет от проклятой луны, заполняя загадкой шатёр И цирковой купол, будто церковная башня в парке под полной луной Для кукол уставших и засыпающих под пеленой и под магией ночи И глазом богини, где вечная радость Там вечная тьма, и ты вечно усталый Беспечно оставил последние силы и вся эта величина Всё это пустое величие, напускное, комичное Эмоции, голову, сердце — проще вычеркнуть, анатомически Солянка из тысячи личностей и горит, и кипит на кострище Играя, выходит на сцену и после употребляется в пищу А люди, пытаясь занять своё место и не опоздать, второпях Не увидели, что сцена, зрительный зал и зрители в главных ролях Удивительно Подвоха не ждут и в промежутках сценок с восторгом любуются Как фигурки играют, играя, страдают, пляшут, любят, целуются Но марионетка не может любить, а чувства не больше, чем шутка Но я марионетка для марионеток, ведь кукловод тоже кукла И мы с тобой в главных ролях Ты рада? Скоро наш выход. Пора Вот почему в каждой пробе пера, так же рада и моя дыра В заполненном зале собрался бомонд: веселиться и плакать И тянутся ниточки марионеточки Чтобы сыграть самый грустный спектакль И все тянут лапки потрогать искусство, вкусивши дары Но правда в том, что вы просто кормушка для моей прожорливой чёрной дыры В заполненном зале собрался бомонд: веселиться и плакать И тянутся ниточки марионеточки Чтобы сыграть самый грустный спектакль И все тянут лапки потрогать искусство, вкусивши дары Но правда в том, что вы просто кормушка для моей прожорливой чёрной дыры
Бумажная птица с моими стихами Лети из окна, каждой буквой гори, гори, гори Из тысячи лиц ты узнаешь моё По пылающим ярко глазам в них смотри, смотри, смотри Посмотри, кем мы стали сквозь десятилетия Но бумага не терпит измены Те клятвы, что мы приносили как ветер Разнесёт, разнесёт меж высоток и зданий Если б не он, тогда кем бы мы стали Не верится — в небе бумажные фениксы И в небеса бумажного феникса запускаем И скоро изменится всё Лишь зажги ты бумажного феникса А-аааа бумажного феникса и в надежде, что что-то изменится Мы поджигаем бумажного феникса Пламенной птице, расправившей крылья над морем Туда, где живут корабли, корабли, корабли Сквозь океаны и тысячелетние воды Светить перья, как фонари, фонари, фонари И девочка, покорившая поле ромашек Гадает на буду — не буду И даже не верится — в небе бумажные фениксы И плевать, что когда-то всё меркнет бессмертие Есть ведь бумага всё стерпит мне верится Приняв форму бумажного феникса И в небеса бумажного феникса запускаем И скоро изменится всё Лишь зажги ты бумажного феникса А-аааа бумажного феникса и в надежде, что что-то изменится Мы поджигаем бумажного феникса И в небеса бумажного феникса запускаем И скоро изменится всё Лишь зажги ты бумажного феникса А-аааа бумажного феникса и в надежде, что что-то изменится Мы поджигаем бумажного феникса
И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам Скажи как пережить эту зиму? И теплота людей не лучше, чем канистра с бензином Ты мне не брат, но всё таки скажи мне в чем сила? И рассуждать о вечном в этом склепе невыносимо Невыносимо, как скелеты из шкафа И под этим грузом вечности давно трещит и мой позвоночник И как палач, что тащит голову свою же на плаху И топором над каждым словом своим поставит точку В никуда, в никуда, туда где ничтожное множество Множество, что так бессмысленно множится Топором над каждой мыслью, мы тут всё подытожим Но тут улыбка фортуны, всё чаще корчится в рожицу И всё это — то, что нас остерегает И моя личина — это просто маска Синигами Я — творец, Я — палач, Я — судья, Я же — Бог Я себя же казнил и себе не помог И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И сколько было сделано боли? И омут моих глаз это как дом для демонов Они Они живут там и меняют маски В своем желудке варят ненависть Надежду разорвав в своей клыкастой пасти Я ощущаю жажду и голод И всё что я люблю, они тащат так жадно в свой омут И за каждое слово и за свою каждую песню Над головой моей сойдется клином возмездие Меч судьбы — особо опасен И мы из клетки в клетку как будто играемся в классики И из дома до школы, и от офиса в кафетерии Сомнения всё время тут множатся как бактерии Около действие, требует около мер Но мы без хозяина в сердце и без царя в голове Почувствуй в каждой нотке мою печаль И как внутри меня срывается проклятая печать И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам И куда бы я не бежал Как тюрьма для меня, сей холодный шар В этом зеркале мой кошмар И по всем остальным фронтам Мир исправно трещит по швам
Письма без адресата, брошенные комнаты возьми на память Завтра отдам себя безропотно тем, что заправят койки с топотом Мы жили, как хотели, чтоб называть это горьким опытом! А сейчас нам похуй, забирай под чистую Снова отдам минуту жизни тем, кто протестует Видя улыбку на моём лице Мы возвели эти стены, чтобы никакой долбоёб не указывал, как выжить в пиздеце И будь готов потупить взгляд Когда тебя спросят: Кто ты?, если ты жил зря Если писал эти слова в строки ради фантома памяти Но он собрал вещи, поджог твой дом изнутри, чтобы плавить их! Он наблюдает и никогда не покажет этого Ведь точно знает какую ты выбрал жизнь, и все пути изведаны Останется лишь преданность Преданно тлеть внутри черепной коробки Ты вечный странник, а путь короткий Упасть на грудь, как в народ Где нас кинут в тот пруд да с грудой металла на шее . или в распутье дорог А где ты станешь мишенью для глаз? Потерянных в себе не находят на Google Maps И мы стреляем друг в друга этими фразочками с нуля Привет, я в порядке, я ненавижу тебя Я всё помню, как в ранний день Корабль шёл прямо на скалы, и страх заковал людей И мы вдохнули полной грудью Разжали руки и полетели Теперь не с теми, теперь нигде И в этой темени где предел? И в этой яме блистать, зиять Всё забирай, прошу, оставь себя... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Невесомо парить или в панике цепляться за Обрывы скал, да что угодно Только снова гори и мы все покорим, но прошу повтори Как сделать так, чтобы снова ощущать мне И этот мир с годами только беспощадней И чего только не видел И пережил такие драмы, что я даже перестал читать книги Выхаркал это ебучее творчество, что обречено было мучаться корчиться И в моих руках умирая, стать основой для Святого Грааля Для чаши всех чёрных эмоций, и с каждым разом все больше берётся сил Для этих конченых песен Я своё счастье на люстре повесил, а детство пропил И может лет десять еще я буду забивать в эту жизнь гвозди Сожалеть, и чем же дорожить после я не знаю точно Но знаю, что мечтал её порвать в клочья Двести на спидометре и двести в стакане, двести таблеток И сколько действий не знаю приведут меня от ВУЗа к могиле И совесть этот груз не поднимет И мы сегодня покорим это небо, нет я соврал И ты станешь калекой, глядя в глаза ты увидишь себя в моих Ты увидишь два солнца, увидишь все пятна в них И наконец-то увидишь как в людях умирают звёзды, умирают звёзды... И мы потухнувши, замёрзли Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но... Облетая города разнеси эту песню Выгори до тла и отдай себя весь тут Стань как последний маяк для людей Вырви сердце, сожги себя, действуй, но...
Ни один вопрос, увы, не решен И за окнами прячемся от мира, как за решётками В облаках перелётные птицы снова споют обреченно Сонату о том, что все когда-то становится черным А белые полосы на шоссе, как разделительный знак И там где закат и рассвет — мы застряли Между двух дорог и за дверью ворот не нашли ничего Что нити жизни сможет сплести в узелок опять! И нас рвет на куски И я старался не теряться, но пропал, ты прости Моя тропа позади, и я слетел на обочину Ведь смотрел в пустоту так долго и сосредоточенно Извини, времени нет, времени мало, время пропало И всё, всё время идет не по плану Время диктует закон и время стирает в песок И время лишь обещает, но сделать лучше никак не смогло Орем, что нам плевать, но ускорясь Мы делаем все для того, чтобы запрыгнуть в горящий поезд Да лишь не умереть бы никем и не стать нелюбимым Но каждый миг в этом мире, как будто сталь гильотины Холод металла, целующий плечи И жизни клинок беспощаден и так безупречен И прошу, времени хоть немного отдай мне И я молод, но так давят отовсюду дедлайны Но почему? Когда придет успех — я не знаю, но подожду Когда я полюблю — я не знаю, но подожду Когда я все пойму — я не знаю, но подожду И когда я умру — не знаю, но все-таки подожду Когда же ты раскроешь все тайны? Я прошу, передвинь немного стрелочку таймера А только шум от часов не дает все продумать детально Все сложнее писать и меня так давят дедлайны! Но подожду, когда же ты раскроешь все тайны И я прошу, передвинь немного стрелочку таймера А только шум от часов не дает все продумать детально Все сложнее писать и меня так давят дедлайны Но подожду, когда же ты раскроешь все тайны Передвинь немного стрелочку таймера А только шум от часов не дает все продумать детально Все сложнее писать и меня так давят дедлайны Но подожду Когда придет успех — я не знаю, но подожду Когда я полюблю — я не знаю, но подожду Когда я все пойму — я не знаю, но подожду И когда я умру — не знаю, но все-таки подожду Нет ответа на столько вопросов, и Привяжи меня тут самыми крепкими тросами Меня уносит течение в никуда! Я 20 лет живу, но то что ищу, нигде так и не видал! Покажи мне, где взлетная полоса Надо как-то жить, но прости меня, я устал Останови этот мир на минутку и подай мне руку; И не дай как им без конца утонуть тут никогда! Нет ответа на столько вопросов, и Привяжи меня тут самыми крепкими тросами Меня уносит течение в никуда! Я 20 лет живу, но то что ищу, нигде так и не видал! Покажи мне, где взлетная полоса Надо как-то жить, но прости меня, я устал Останови этот мир на минутку и подай мне руку И не дай как им без конца утонуть тут никогда! Через переулки, кварталы по городам Как в той самой песне, разбившейся пополам Мой голос вновь пролетает меж мокрых крыш Разнеся, будто звук отчаянья Эту песню ты слышишь, где-то там Через переулки, кварталы по городам Как в той самой песне, разбившейся пополам Мой голос вновь пролетает меж мокрых крыш Разнеся, будто звук отчаянья - эту песню ты слышишь... И нет ответа на столько вопросов, и Привяжи меня тут самыми крепкими тросами Меня уносит течение в никуда! Я 20 лет живу, но то что ищу, нигде так и не видал! Через переулки, кварталы по городам Как в той самой песне, разбившейся пополам Мой голос вновь пролетает меж мокрых крыш Разнеся, будто звук отчаянья - эту песню ты слышишь... Покажи мне, где взлетная полоса Надо как-то жить, но прости меня, я устал Останови этот мир на минутку и подай мне руку; И не дай как им без конца утонуть тут, и тогда Через переулки, кварталы по городам Как в той самой песне, разбившейся пополам Мой голос вновь пролетает меж мокрых крыш Разнеся, будто звук отчаянья - эту песню ты слышишь... Когда же ты раскроешь все тайны? Я прошу, передвинь немного стрелочку таймера Только шум от часов не дает все продумать детально Все сложнее писать и меня так давят дедлайны! Но подожду... Когда придет успех — я не знаю, но подожду Когда я полюблю — я не знаю, но подожду Когда я все пойму — я не знаю, но подожду И когда я умру — не знаю, но все-таки подожду
От моих покоев прячется восход Видит Бог Дьяволица не испачкает восторг Дьяволица на пирушке правда Вся в попсовой боли Присмотрела себе каменных бойцов И я смотрю тебе в лицо И не могу его читать Смотрю тебе в лицо И не хочу его терпеть Там застряла незнакомка Подведенная черта Те бойцы тебя не знают Но готовы умереть В моей комнате холодная постель И холодное всё Лети на все четыре сломя голову Я улетаю в очень долгий день за компом Это то - за что они не любят певцов И я пропадаю на неделю, хотя вот он Я смотрю далеко, я смотрю насквозь Пугаем неразборчивый люд В моих покоях не увидишь восход В моём аквариуме холодно Все рыбки замёрзли и не гниют Ничего не просить Ничего не хотеть Никого не любить Никого не согреть Никого не впустить в своё чёрное сердце Ничего не забыть Ни на что не смотреть И позволь мне уйти, чтобы дольше гореть Не пытайся спасти моё чёрное сердце Ничего не просить Ничего не хотеть Никого не любить Никого не согреть Никого не впустить в своё чёрное сердце Ничего не забыть Ни на что не смотреть И позволь мне уйти, чтобы дольше гореть Не пытайся спасти моё чёрное сердце Лёд в стакане - это здорово Поддерживать любовь? Да это дорого во всем И хоть снизу подо мной твои стоны Но ты если б была сверху увидела бы обе стороны Но стоит развернуть тебя на 360 Накидывай петлю, пусть на проводе повисят И который год железяка барахлит, а люди - паразиты Да их в пору забивать как поросят Эй, Хьюстон, алё А с ней бьюсь до сих пор Но то за что бьюсь не моё Она сладко поёт о любви Она хочет эту ночь, но луна не благоволит И я снова иду один вдоль канала Придумай сто ролей в этой игре Но действительность такова На очередной этап, и так близко финал Едет крыша, осталось снести чердак Она сладко поёт нелюбимую песню Пачкает руки о чёрное сердце Я пренебрегаю тобой, чтобы дольше гореть А собой, чтобы больше не встретится Ничего не просить Ничего не хотеть Никого не любить Никого не согреть Никого не впустить в своё чёрное сердце Ничего не забыть Ни на что не смотреть И позволь мне уйти, чтобы дольше гореть Не пытайся спасти моё чёрное сердце Ничего не просить Ничего не хотеть Никого не любить Никого не согреть Никого не впустить в своё чёрное сердце Ничего не забыть Ни на что не смотреть И позволь мне уйти, чтобы дольше гореть Не пытайся спасти моё чёрное сердце
Жизнь единственную на свете Дальновидно весь путь берёг Но, как Бродский, рискну посметь и Близоруко взгляну вперёд Кто-то ищет в раю свой дом А кто в ад, но в остатке он грозен ли? Если слипнемся все потом И в осадке смешаемся в кровь земли Изрыгая мотор огни Так горе заглушит гнев Утопая, брыкаются корабли И по морю немым пятном растекается лужей нефть Изрыгая мотор огни Так горе заглушит гнев Утопая, брыкаются корабли И по морю немым пятном растекается лужей нефть Чьи-то головы на цепи Чьи-то цепи держали крест Тяжко смолоду, но цвети Раз есть время, да, жаль, в обрез В обрез пулями зарядить Сразу каясь, к тому же мне в тебе Показались глаза родни И в них слеза растекалась, как лужа нефти Изрыгая мотор огни Так горе заглушит гнев Утопая брыкаются корабли И по морю немым пятном растекается лужей нефть Изрыгая мотор огни Так горе заглушит гнев Утопая брыкаются корабли И по морю немым пятном растекается лужей нефть Мы пытаемся говорить Мы пытаемся понимать Я оттуда, где всё горит Убегаю, не помня мать Забывая, кто мой отец Повторяю: «Всё брось и ниц» Но взлетая, я наконец Примыкаю во строй синиц Летящий над морем вдоль, и Так околе, вращая земную сферу И если распад начинают с воли А из воли, как знаем, берётся вера То выходит, из веры идёт распад, посмотри Я хочу сказать: где распад, там и энтропия Но на что распадаться миру? Так чтобы Понять, опять попытаюсь вас процитировать Мы останемся смятым окурком, плевком, в тени Под скамьей, куда угол проникнуть лучу не даст И слежимся в обнимку с грязью, считая дни В перегной, и в осадок, и в такой же в культурный пласт Замаравши совок, археолог разинет пасть Отрыгнуть; но его открытие прогремит На весь мир, как зарытая в землю страсть И как обратная версия пирамид И, быть может, мы тоже падаль Но не станет, увы, дальше земля от птиц Кто жить может вне клеток — рад, но Растущая энтропия страшна для любых частиц Будь то атомы или буквы У слов тоже есть свой распад Излагаюсь, как онемев А раз так, то слова повязнут во рту И будут на вкус как нефть
Проиграю, но мне, честно, не страшно Нет сохранений, но готов рискнуть я всем, что есть Так что сыграем в видеоигры, сыграем в видеоигры Мы играем уже столько лет, но финиш не видно... Без толку, все как о стену Значит я хакну систему Я хакну систему Я хакну систему Без толку, все как о стену Значит я хакну систему (Обещаю я как-то смогу Если так не пройти, то я хакну игру) Правилам наперекор Я ломаю игру — это новый рекорд И не все то, чем кажется, в этом прикол И принцесса и есть этот самый дракон По мне уже плачет палата Мой смелый герой уже дышит на ладан И вышел на схватку с нетленной судьбой С отупевшей катаной и ржавыми латами Марафон — наша олимпиада Я — амфетамин, ты мой амфитеатр И мы из разных миров, но ты где-то рядом Локации края не видно И мы на лезвии бритвы Вместе сыграем с тобой опять в эти видеоигры Я устало жду и мне бы полюбить Но там взойдет моя звезда когда-то в небе 8-битном и Пройдем мы от корки до корки Вселенных немерено, как Рик и Морти Идем на рекорды, нам все равно где мы Я в щепки ломаю четвертую стену Без толку, все как о стену Значит я хакну систему Я хакну систему Я хакну систему Без толку, все как о стену Значит я хакну систему (Обещаю я как-то смогу Если так не пройти, то я хакну игру) Без толку, все как о стену Значит я хакну систему Я хакну систему Я хакну систему Без толку, все как о стену Значит я хакну систему (Обещаю я как-то смогу Если так не пройти, то я хакну игру) Сохраниться никак В моих пьяных руках загорится геймпад И мы скачем устало от уровня к уровню И как закончить пока не придумали Но жар не утихнет и вскоре Мы станем легендой утиных историй Меня никогда никто не остановит Пьянее, чем Панда, быстрее, чем Соник Опасней, чем Клайд и хитрее, чем Бони Я вмазан как Элли на маковом поле И нету правил Ты в замке как Зельда, а я в нем как Марио И куда бы судьба не звала Мне дорога мала и как вечность безвременна И как Алиса в своих зеркалах Ты желанней, чем с жалкий кошмар, будто Керриган Не кончается трафик Сюжет наше все, и не главное графика Реальность смешна от нее убежать, и предать бы анафеме И умчимся скорей В тридевятое царство на пиксельный рейв Не работает маркер И нас не найти никак на мини-карте А давай сбежим туда, где нас не тронут И в последний раз сыграем в Подземелье и драконов Добрался до башни герой А на самой верхушки пылает консоль Это финиш и лишь один шаг до конца Но ты вместо жмешь Х и я снова на старт... Без толку, все как о стену Значит я хакну систему Я хакну систему Я хакну систему Без толку, все как о стену Значит я хакну систему (Обещаю я как-то смогу Если так не пройти, то я хакну игру) Без толку, все как о стену Значит я хакну систему Я хакну систему Я хакну систему Без толку, все как о стену Значит я хакну систему (Обещаю я как-то смогу Если так не пройти, то я хакну игру) Проиграю, но мне, честно, не страшно Нет сохранений, но готов рискнуть я всем, что есть Так что сыграем в видеоигры, сыграем в видеоигры Мы играем уже столько лет, но финиш не видно...
Сердце колотит, я бездарен, юродив И я опоздал, и все строки ни к месту, не вовремя Нет ни награды, ни ордена и ничего, только я Что скитался тут всегда по краям И от крайности к крайности, в ад, а потом себя в рай нести Строить, разрушить и строить с нуля И я живу под девизом, живу под девизом Живу под девизом Искусство-хуйня На-на, не лишённый сей тусклости взгляд Стал маяком безыдейности Сдался в музей и в отдельности Более не несёт ценности, ведь Искусство-хуйня Не лишённый сей тусклости взгляд Стал маяком безыдейности Сдался в музей и в отдельности Более не несёт ценности На заборах пишу, что искусство-хуйня И в блокноте пишу, что искусство-хуйня На холсте нарисую искусство-хуйня И все песни мои есть искусство-хуйня На-на, на заборах, подъездах На крышах, на стенах, тетрадях, дверях На-на, в туалетах, метро, остановках Краски баллоном, словах На-на, на заборах, подъездах На крышах, на стенах, тетрадях, дверях На-на, в туалетах, метро, остановках Краски баллоном, словах На-на, на-на, на-на Что искусство-хуйня На-на, на-на, на-на Что искусство-хуйня Так одиноко и пусто Прожить эту жизнь есть искусство Мы клеймим свою жизнь этим творчеством В принципе даже не нужным, в маршрутке На стёклах вспотевших рисуем окружность И грустную лыбу и будто есть выбор Мы ждём новых песен и книг Нам всё грустно, везде хуета, и везде есть искусство Искусство в словах, искусство в любви Искусство создалось людьми Для одних оно — свет, для других — это гниль Но в общем, всегда всё искусство-хуйня А не сердце, а гниль, а не сердце, а гниль Но от чего в душе тускло? И почему мы из кожи вон лезим Пытаясь найти, пытаясь найти Пытаясь найти ну хоть каплю искусства На-на, на заборах, подъездах На крышах, на стенах, тетрадях, дверях На-на, в туалетах, метро, остановках Краски баллоном, словах На-на-на-на-на-на-на-на На-на, на-на На заборах, подъездах На крышах, на стенах, тетрадях, дверях
Столько слов осталось лишних, ничего не передать И я бросаю этот мусор в записную книжку Тут уже не до абстракции, я запутался настолько Что уже не разобрать, не разобраться, не собрать тем более Я ничего не понял и никем не понят Я так болен и корабль тонет Бармен мне скажет: Хватит А мне не хватит — счет за номер И тащи заказ той даме за соседний столик Глотай мою печаль в моем бокале Самый безопасный секс и самый ядовитый чай И легче никогда не станет и в моем стакане столько льда И я топлю без шанса в нем же свой Титаник Я пьяный, ною как слабак и все Эмоции все время упираются в слова Бесполезные, так болезненно Будто лезвие в этих песенках, и всё Я все концепции сломал, эмоций нет Остались только бесполезные слова Бесполезные, бесполезные, бесполезные Бесполезные слова Я все концепции сломал, эмоций нет Остались только бесполезные слова Бесполезные, бесполезные, бесполезные Бесполезные слова Я облажался крупно, я потерял себя Как вывеска у бара букву Как пьяный джазмен в своей песне нотку Как память незабудка Как старый битник смысл жизни на тропе распутной Найти попытка сведена на нет И стопка виски испокон веков Мой самый лучший психотерапевт И ни капли не останется, я видел звезды на бутылке Но как оказалось, я обычный пьяница Мое прошлое песок — и всё, что было мне так важно Теперь просто грязь и пыль у моих ног, и всё Я отпускал людей легко, ведь всё равно придут ещё Но если нету прошлого, то нет и будущего Петли вяжут в бантики и так тяжело найти романтику Давай-ка просто помолчим И ты когда-нибудь найдешь ответ сама Всё, что есть, не более Чем бесполезные слова Я все концепции сломал, эмоций нет Остались только бесполезные слова Бесполезные, бесполезные, бесполезные Бесполезные слова Я все концепции сломал, эмоций нет Остались только бесполезные слова Бесполезные, бесполезные, бесполезные Бесполезные слова
Я пойман с поличным Как с перебитыми крыльями птичка Мне понять бы, как вылечить трещины в сердце А всё остальное вторично Вселенная свое дотошно возьмет Как последнюю жизнь у кошки и всё Я видел в окошко красный закат Я не знаю, но может как раз это знак Минуя и Марс, и Плутон, и Сатурн Набирая потом высоту Млечный Путь через нос, две полоски и в пол педаль И космос не так далеко, хоть рукой подай Но прошу лишь не пропадай Среди массы небесных тел На танцполе, где песни пел для других планет И быть может тебя там нет давно Я в руках бы держал Солнце как диско-шар И со скоростью света бегал в любые другие миры Где ты — там моя дискотека В музыке всю красоту сплетаю в теории струн Как будто бы в заговор Звездная пыль в глаза И представь, что все давно кем-то задано Загадка как глубина воды А может быть просто длина волны Не знаю где сказка, где быль запрятана И жму все клавиши синтезатора И мы ловим сигналы Но контакта не видно Мне известно так мало Скажи свой шифр Энигма Я узнаю твой шифр Энигма И мы ловим сигналы, ловим сигналы, ловим сигналы снова Но контакта не видно, скажи свой шифр Энигма И мы ловим сигналы, ловим сигналы, ловим сигналы снова Но правды нет в алгоритмах, я узнаю твой шифр Энигма Как шаманов тотемы, и как-будто на зло нам Шумят фоном антенны и приёмник поломан И мы ловим сигналы, ловим сигналы, ловим сигналы снова Но правды нет в алгоритмах, я узнаю твой шифр Энигма Нас как поломало, пусть мир подождет, рассуждать пока рано Все что мы говорим — на другом языке и на разных программах И опять, и опять бесполезно своё расширять восприятие И то что действительно важно, я вынес в тетради своей за поля тебе Потеряв управление, мчимся на полную, но тем не менее Мы пытаемся что-то понять, но как жить не решить никаким уравнением И все будто о стену и правды нет алгоритмах Но я взломаю систему, я знаю твой шифр Энигма
Пока время летит и внутри война А мы второе поколение бит Всё до пизды и работать голова не хочет Ощущаю себя, будто бы забытый тамагочи На нуле Поскорее утопиться бы То, что было рядом разлетается на пиксели В пик самый, будто водопад эмоций Сломает мои дамбы, но никто не виноват И никогда, никогда не думай, не бойся не люби Но иногда, иногда в голову долбит адреналин И смысл будет найден, чуть позже, в ассенизаторе Я самый быстрый, хоть не рождался на Диком Западе Выхода так же нет Я бегу, а время поджимает, как jpeg Это бред, это клетка и бегло, как сон И я, как белка в колесе или, как белка с колесом Не понимаю, что потом и рассыпаюсь на куски Дорогая моя, каюсь, отпусти Выражаю свои мысли некорректно Я разряжен на все сто, и жду тебя, моя электра Это бунт И на кораблике в аквариум Я бьюсь об безысходность головой, как супер Марио И далее толку стало даже меньше Мы бит не как игра - мы бит, как generation Мы бит не как игра - мы бит, как generation Мы бит не как игра - мы бит, как generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй beat generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй beat generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй beat generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй beat generation Никто меня не сохранит, и я во времени потерян И заклинил маховик, и восприятие сломалось Доигрался, отлично Я в абсолютной темноте с одной единственной спичкой С проблемами сколько бы не боролся Только выгляжу, как будто бы с обложки Берроуза И моя муза беспощадна, всё уже забрала И от опухшего лица только крошатся зеркала Бедные девочки, мальчики В небо всё тыкая пальчиком Прокляты, но тем не менее Ждут ниоткуда спасения Но всё будет снова наоборот и все Кого любил, закрутятся в огненный хоровод И смерть идёт, но она явится не одна Моё сражение с собой - моя ядерная война И виноватых нет, как и обвиняемых нету И мы полны любви, и небо поцелует ракетами нас До примирения далеко и я топлю себя И мой организм - это полигон А координаты не даны, и мы тупо живём моментом Засоряем только русское поле экспериментов И вопросов не меньше Мы бит не как игра, мы бит, как generation Мы бит не как игра, мы бит, как generation Мы бит не как игра, мы бит, как generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй бит generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй бит generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй бит generation И разбиваясь на части На части всё чаще На части до трещин Мы второй бит generation
Эй, девчонка за баром, утри свои слёзы Коньячок и с ним пару бокалов нам бармен принёс, и Тут уж как ни крути, но напитки придётся распить, и Кто тебя обидел, кто, кто же тебя так обидел? Что от одного взгляда мне самому дурно Глаза полны злобы, ну прям Ума Турман Ну, а Билл твой — дебил, я бы, бля, просто забил А была бы у меня Ума Турман, то я бы её точно любил Зуб даю, точно любил бы Девочка плачет, а значится Мальчику девочка поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Девочка плачет, а значится Мальчики девочке поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Моя Ума Турман Был бы я Тарантино — была бы своя Ума Турман Но я не Тарантино, такой каламбур, бля Ну, я, конечно, сопля, вдруг загрустил, опосля я пиво допил Местные панки на сцене шумят как сто пил, орут за гроши Музыка, честно, говно, но зато от души, и Я на миг отвернусь и девчонка куда-то сбежит И всё это карикатурно В стеклышко пьяный фронтмен И я грубо ору ему в ухо: «Голубчик, родной, а сыграй Uma2rmaH, а?» Девочка плачет, а значится Мальчику девочка поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Девочка плачет, а значится Мальчики девочке поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Моя Ума Турман Девочка плачет, а значится Мальчику девочка поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Девочка плачет, а значится Мальчики девочке поровну Стрелочка стёрлася начисто Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Пулею мчится по городу Моя Ума Турман
Принцесса влюбилась в дракона взаимно Ох, какой мезальянс Но слёзы размыли дороги Те, что кропотливо чертила она Он испортил ей вечер А после и вечность И в башне ни капли вина Они поделили их крошечный мир На две части стеной из огня Не подойдёт Не подойдёшь Так близко, так далеко Стандартный жанровый ход Всё горит внутри Расползается огонь любви Но проклятье не снять И, увы, смотри: наш мир пепельный, пепельный Принцесса горела и плавилась Но так и не проронила ни звука Просто не замечая сильнейшую боль Ведь её тяготила разлука Принц не пришёл Подвернулись дракон, психоделики и алкоголь Квартира горела, а дура стояла внутри, обнимая огонь Принц не пришёл Подвернулись дракон, психоделики и алкоголь Квартира горела, а дура стояла внутри, обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Освоили быт дракон и принцесса От спора кипит Но ссора не стоит и пальца И кто из них будет вынашивать яйца? Никак не могут решить Но его же решить надо было до брачного ложе Ах, ей бы щипцы Но кто знал, что придется выдергивать хвостики ящерицы Эти хвостики прошлого запетляет дорожка И косится той старой жизнью, что сбросил, забыть бы хвосты Но дракон-то дебил и их носит с собой Это, господи, цирк Это всё, прости, господи, цирк Ах, домашний уют! Только он её парит сильней, чем рубашку утюг И о том говорящие, как могла та инфантильная ящерка Принцессе шипеть Ругая подруг, запрещая ходить с ними на шабаш ведьм И на все обижаться Без дела весь день пролежать Вся...вся… Всякая грубость и слог состоит из нытья Со змеей невозможно вести диалог И скажем, тихо оробев Тут надо к психотерапевту Барышня, его ругая лихо нараспев, так заебалась! Упругий батут земли Окно башни Какая пара — такой институт семьи Принц не пришёл Подвернулись дракон, психоделики и алкоголь Квартира горела, а дура стояла внутри, обнимая огонь Принц не пришёл Подвернулись дракон, психоделики и алкоголь Квартира горела, а дура стояла внутри, обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь Обнимая огонь
Я выйду в поле на рассвете На рассвете силы, на закате времени Выбитую дверь со своих петель И закатана, как в банку с помидорами империи И уже который год, как будто бы внутри меня заплесневел И погребок и ползет грибок из каждой щели, как короста Оседая под гниющими и гнущимися досками И всё становится другим Твои любимые духи, как формалин Диаметрально поменяв устройство мира Дабы память сохранить я сам себя забальзамировал И как так вышло, и где-то там в углу сердечко доедает мышка И фальшиво улыбаясь между каждой строчкой Жду, чтобы ей наконец-то перебило позвоночник мышеловкой И свершилось бы возмездие От ненависти домик скоро треснет И погребок, где я хранил серотонин по трехлитровым банкам И как Атланты держали крышу треснувшие палки, сгнившие палки Фундамент дает трещину, сны о крахе были вещими, люди — вещи Жизнь беспечна и скоротечна И ничего никак, увы, не уберечь нам Фундаментальный закон подлости У всего имеется срок годности И сами себя в какой-то мере поглощая выделяют копошащие бактерии А город как бурлящий перегной И черви-поезда в метро несут людей сквозь огород Но там, где всё не вечно и гниёт Я обустроил на окраине любимый погребок, погребок Мой любимый погребок Все мои женщины, друзья, кого забыл, кого не смог Кого любил как будто в гроб Я закатаю в плесневелый и любимый погребок, в погребок Мой любимый погребок Я врастаю в доски пола и теряю потолок И если твой срок годности истёк Я на память закатаю в мой любимый погребок, погребок Одним выпало быть гением Другие лишь годятся в удобрение И наплевать кто важен, а кого не жаль Когда безумие придет, то соберет всех в урожай И под дым от костров Я закатаю себе в погреб пару атомных грибов про запас И я устал анализировать Я готов принять в объятья мою ядерную зиму И сейчас, огромным ящиком увесистым Берет, что посчитало первосортным Но в календаре 12 полумесяцев Хранил зеницу ока, что уже давно испортилась И тут, всё, везде бы нашлось А хранить свою легенду не порок Глупость, ложь, ненависть, злость Этой мой любимый погребок, погребок Мой любимый погребок Я врастаю в доски пола и теряю потолок
Я был когда-то странным, ненавидел всех И тусовался с уебанами, мечтал о сексе И вел себя как ровесники Зачем-то называя их друзьями Я был когда-то странным, я ненавидел всех И тусовался с наркоманами, всегда думал о сексе Вёл себя как обезьяна Пиздюки не отличаются умом Но самый важный дядя тоже когда-то был пиздюком И кому как: Рефлексия — друг!, рефлексия — враг! Я мечтаю до сих пор, но многим лучше не мечтать Чтобы не носить понурое ебало весь рабочий день Просто найди себе друзей Бедолаге не хватило воспитания, мозгов или любви Гори, моя фантазия, гори Вокалисты слушают меньше хорошей музыки, чем говнари Но мне это ни о чём не говорит Я вытаскиваю рыбку из пруда Мы будем сыты один день Подержите мой стакан, чё там знаете про лень? Я дышу перегаром на переспевшие плоды И вытираю ноги о твои труды Твоё время не хотят покупать, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому Твоё время не хотят покупать, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому Нахуй никому не сдался, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому Зачем прячу музыку в тайнике? Мотив ни для кого и он сказан, увы, никем Мне не писан ни Кафкой, ни Камю же Язык мой куда грязней чем Авгиевы конюшни Глотни юшки из глиняного горшка В нём сердце — лёд, но вот северный или южный Но от полюса к полюсу два прыжка Я меняю их на ходу Если кажется то, что нужно А ну да я меняю лёд на лёд И что такого? Только ты мой человечек Не понял, где какой холод Да я, чтоб разобраться какие льды внутри меня Годы жил сепарацией темноты И на фракции деля, деля, деля, деля И так пока не поделится два нуля И опять не повторится Рефлексия — ритуал В нем безумно важно сохранять традиции Твоё время не хотят покупать, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому Твоё время не хотят покупать, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому Нахуй никому не сдался, но никто не говорит почему Моё время не хотят покупать, плюс оно дороже мне самому
Полжизни на листах От колеса фортуны, до прыжков под поезда И если бы не музыка, то мне пришлось бы наверстать Всю эту жизнь по офисам и банкам Так элегантно, продавать себя за ранги Все это творчество по фоткам и по рамкам Никаких эмоций, только меморандум Но зачем и для кого, и только щемит таковой Исход событий И все забыть бы навсегда и перестать Стремиться наверх И в зазеркалье по следам Подальше от реальности У моих роз сейчас не те цвета И это мой единственный грех Девочка из тамблера Все ищет своей жизни стартер И там, где я оставил черным маркером черту Найдет лишь пару красных роз Но жизни в них намного больше есть, чем тут Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Я уйду - за мною уйдут миллионы Оставив после себя только блеск металлолома И руины городов и пару фоток в инстаграм Мы покорили уже все, и я бессмысленно залип в экран Сеть электропроводов Разнесет слова, которые мы редко, как итог Озвучиваем на людях Боясь, что нас осудят, зная Что молчать так больно, а потом мы заливаем спиртом память Мы дети потерянных дюн, что застряли меж эгоизмом и долгом Организм и не только стравивши Мы дети погасших огней, племя, что забило на все Лишь став лишним Нам больше некуда идти И мир любви и войн, диктуемый ракетами интим И девочка из тамблера сожжет мосты Я уведу поколение в никуда Я новый символ утренней звезды Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Полжизни с черной розой на руке Принеси мне на могилу пару красных Хотя бы для контраста Напрасно Я раз за разом искал в этих песнях Не их шипы, а поля эдельвейсов Я уйду - за мною уйдут миллионы Оставив после себя только блеск металлолома И руины городов... и пару фоток в инстаграм Мы покорили уже все, и я бессмысленно залип в экран Девочка из тамблера Все ищет своей жизни стартер И там, где я оставил черным маркером черту Найдет лишь пару красных роз Но жизни в них намного больше есть, чем тут
Девочка Прасковья Из Подмосковья Плачет у окна За тонировкой BMW Девочке Прасковье Из Подмосковья Нечего сказать Она ни бэ, ни мэ, ни вэ Девочка Прасковья Из Подмосковья Плачет у окна За тонировкой BMW Девочке Прасковье Из Подмосковья Нечего сказать Она ни бэ, ни мэ, ни вэ Девочка Прасковья Из Подмосковья Плачет за тонированной BMW X6 И как торжественно Она найдёт конец путешествия. Прямо в лобовом столкновении Кажется, не крича И влетая прямо в стенку из красного кирпича Разлетаясь на синий хохот Обиды, стыд и разлуку И грудь, что познала похоть Пробитую, как из лука В то место, где било сердце Ну, не то что било, так Лишь пару раз давало знак В тоннеле свет не вечен А Москва слепила, яркая Москва Слепила солнышко из грязи и красивой речи Но кончается время слова Искусство любви за ним обращается в ремесло То, что несло тебе фортуну Тает, растворяется во рту Ну, и кровью написано на роду Что для тебя Дом как из чеснока Он для нечистых сил Но зло не все из тех, кто в зеркале тогда исчез Но как разобраться? Если просто тут так Спутать самурая с азиатской проституткой И спутать бусидо и бусы за полмиллиона баксов Девочка-плакса Деночно-ночно хочет пытаться Жить, но не сложится буриме И станет гробиком BMW Девочка Прасковья Из Подмосковья Плачет у окна За тонировкой BMW Девочке Прасковье Из Подмосковья Нечего сказать Она ни бэ, ни мэ, ни вэ Девочка Прасковья Из Подмосковья Плачет за тонированной BMW X6 И как торжественно Она найдёт конец путешествия Девочка Прасковья Из Подмосковья Девочка Прасковья Из Подмосковья Бульк
Аминь или омен Мой ломаный слог — моё косноязычие Они миллионами строят свой мир и нас скоро вычеркнут Аве Мария, ори и неси эту песню под купол костёла Вокруг лишь костёр, и весёлые очи Танцующих демонов просто погубят тут всё Я ни разу не видел столь яркого пламени В ветхий регламент когда-то входила Та скверна, о коей мы явно не знали, и Аве Мария, Аве Мария, Аве Мария И мы покорили твой лик и, поникшие, шли в никуда По дороге, куда нас ведут фонари Аве-Аве-Аве, Аве Мария Мы лили вино миллионами тон По кресту, и, вкушая сакральную плоть Из посуды в крови, я не понял Где связь между верой и каннибализмом И небо не лучше, чем ад И до истины так далеко головой Но дотянуться руками так близко Аве Мария, Аве Мария, Аве Мария Они хоронили твой голос в иконы И хворост подкину в костёр Эмпирея воскресной зари Аве Мария, Аве Мария, Аве Мария Гори, я хотел созерцать твою самую тёмную сторону Чтоб этот мир захлебнулся в крови Аве Мария, Аве Мария, Аве Мария Они хоронили твой голос в иконы И хворост подкину в костёр Эмпирея воскресной зари Аве Мария, Аве Мария, Аве Мария Гори, я хотел созерцать твою самую тёмную сторону Чтоб этот мир захлебнулся в крови Испепелить этот город в руках весь И забыть бы стихи и слова песен И над головою спираль из огня, ореол будто god blessing Квартира как кладбище винных бутылок Их тыщи схоронено, видно, тут было Забыл и забил на себя меж клубов ядовитого дыма Сложим ладошки Боже, мне тошно Я чувствую кожей всю пошлую сторону мира Аве Мария Не ты ли сама сотворила всё самое грязное, мерзкое? Мне это нравится так, я доволен И я благодарен за это всем сердцем
В глазах каждой зимующей птицы Что улетала на юг, созерцал отражение Зарницы тех душ, что напрасно погибли в бою За идеи, за пламя в душе, но самих не нашедших приют И стотысячекрылый косяк перелетных в строю У которого сто тысяч судеб и каждый в нем ищет свою Всеми клетками своего тела Что стали пернатым темницей Я чувствую, может когда-то Сорвутся с оков и мои перелетные птицы В небе так чисто А на земле лишь бесчисленны дыры Надеюсь сломать эту клетку и тоже потом Как они стать стотысячекрылым Мы прыгаем все с ветки на ветку Проживая беспощадно медленно век тут Прогорая быстро, пустим пепел по ветру И глаза наполненные светом померкнут Мы не хотели власти над всем миром Мы желали быть свободней многокрылых серафимов И беспечно пальцем тыкая в туманность Андромеды Мы хотели быть сверхновой, будто Гамма и Омега А пока мы ищем свою пару тех крыльев Но покоривши океан, мы все выльем И выпьем опустошая других, затем себя Наполняя, ищем новые моря день ото дня И я меняю фотокарточки в альбоме И я все не доверяю ни на каплю, ни на долю Этой памяти, не знаю как избавиться от боли Но все так же подставляю охладевшие ладони Под твои мокрые глазки, уже прозябшие насквозь И почти угасший внутренний огонь И я прошу, позволь дотронуться рукой к твоим щекам И видел крылья в отраженье твоих слез, но не считал Сколько птиц перелетных И сколько же из них так низко берёт И сколько прячется за книг переплеты И сколько больше никогда не споёт, никогда не споёт И всеми клетками своего тела Что стали пернатым темницей Я чувствую может когда-то Сорвутся с оков и мои перелетные птицы В небе так чисто А на земле лишь бесчисленны дыры Надеюсь сломать эту клетку и тоже потом Как они стать стотысячекрылым Сколько в клетке пробыли мы Ведь на земле нас не приняли Но словив ветра порывы, мы Обернемся стотысячекрылыми Сколько в клетке пробыли мы Ведь на земле нас не приняли Но словив ветра порывы, мы Обернемся стотысячекрылыми! Стотысячекрылыми, стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, обернемся стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, обернемся стотысячекрылыми Сколько в клетке пробыли мы Ведь на земле нас не приняли Но словив ветра порывы, мы Обернемся стотысячекрылыми Сколько в клетке пробыли мы Ведь на земле нас не приняли Но словив ветра порывы, мы Обернемся стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, обернемся стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, стотысячекрылыми Стотысячекрылыми, обернемся стотысячекрылыми
Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… Да, мои дела в порядке Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… И мои дела в порядке Когда слышу «как дела», я Отвечаю «всё в порядке» Они – не те, с кем я неладное Обсуждать готов по-братски Они не те, с кем я тела Врагов своих сумел бы спрятать Просто знайте, что всегда Для них дела мои в порядке Видит сплин мой и депрес Лишь мой психотерапевт – Для подружек и коллег Я храню дежурный смех Мне не нужен твой совет Разберись лучше в себе Я в разборах преуспел: Подлых вижу, как рентген Да, со мной осталась пара человек Они ко мне не лезут в душу Они знают: как придёт момент Молчание тогда я и нарушу Они знают, я храню в себе все траблы Кто-то мне поможет вряд ли Я в «Признании» озвучил уже правду – Сейчас дела мои в порядке Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… Да, мои дела в порядке Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… И мои дела в порядке Братик, знаешь, я окей, если хочешь знать Во мне демоны сильней твоих почестей Всё окей, ведь ты же знаешь – всё в творчестве Мне не нужна ваша жалость и прочее Да, я – мразь, детка, ты знаешь, я конченый Не делюсь своими заморочками Лезешь в душу, но, пойми, я не друг тебе Я окей, слышь, убери свои руки, bae Мне не нужна их любовь: я не лезу под юбку к посредственным дамам Мне не нужна эта дружба, где тебя любят за полные залы Мне не нужен этот bullshit, бро Твой звонок снова пропущен, бро Везде пишешь, вездесущий, бро? Иди к чёрту с такой дружбой, бро! Этим людям не нужен ты – им нужна эта маска, что на тебе Прибереги свои сказки для тех людей, что поверят твоей хуне Услышь меня, лучше не лезь ко мне. И, слышь, не базарь о моей семье! Мои демоны рвутся в бой против всех, кто позарится на их свет Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… Да, мои дела в порядке Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… И мои дела в порядке Эй, братик, ну как ты там? На выходных нам собраться опять бы, да? Или ты хочешь мне снова соврать Про одно неотложное дело? Но всё же раз так, то Как по мне, это не важно, и Тайны тут нету: ты – просто стесняшка И, как показывает часто практика, врёшь Так что всё-таки как дела, а? Слушок подобрался Все говорят, это точно, но ты всё утаить Как ни старался И если в порядке, то очереди Очереди за лекарствами И где ты, там везде перегар стоит И, может быть, грустно и горе опять запивал Кто-то умер, иль с кем-то расстался ты Но так себя бережёт Наш загадочный, тихий дружок И на сплошные загоны и комплексы Он повесит огромный замок – И ничего не расскажет Спроси «как делишки», но даже Хочешь – не верь Ты, как ни запри внутри двери Всё видно в замочную скважину Понял? Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… Да, мои дела в порядке Каждый день много дел И мои дела в порядке У нас нет общих тем Да, мои дела в порядке Я к тебе охладел И мои дела в порядке Сколько лет всё в себе… И мои дела в порядке
К черту учебу Мы забили на пары В изобильи стаканы Не парит, что было вчера и случится что завтра Глазами в глаза - наша очная ставка Мир рассыпался в прах И мы вальс на углях оттанцуем в полтакта По факту люблю тебя всю свою жизнь, но ты самый заклятый мой враг тут Судьба быстро так лезвием вертит Эти бабочки ждут моей медленной смерти И наши планеты слетели с орбит Я ору, но не слышно мой крик Мое солнце уже не горит И я видел как плакали люди И лишь опускал в землю каменный взгляд И хотел что-то сделать, но трудно и страшно и руки дрожат Я бессилен, я слаб И третьи сутки нет сна и весна обещала волну перемен Но мы так же летим в никуда и разбиться о дно Не предел И я преодолел в один шаг турникет И запрыгнул на поезд ушедшего детства во мрак В прекрасные дали, а в прекрасном далеком лишь холод и смрад И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И все ждем Селезневу Алису, что явится нам и укажет тут правильный путь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И все ждем Селезневу Алису, что явится нам и укажет тут правильный путь Не будь ко мне снова жестока Прошу третий раз И ни одна песня так не передаст Как прекрасно далеко Наполнено спиртом и смогом Мы в ногу шагаем к концу прогрессивного мира Собравши под знаменем тысячи глаз Под эгидой Венеры - мы тысячи утренних звезд Поколения глас Что не понято Альтернативный финал электроника Гости из будущих саг и легенд И мы были надеждой, а стали никем И наш аэростат улетел В никуда И мы бьем со всей силы по клавиатуре И слезы стекают с бутылки на кеды Мы молодость полностью выпьем и скурим Под окровавленным небом Под окровавленным небом Под окровавленным небом Под окровавленным небом И потеряны в этой системе Среди социальных сетей И прикованы пеньем сирены И после себя мы оставим лишь тень Лишь тень Лишь тень И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И все ждем Селезневу Алису, что явится нам и укажет тут правильный путь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И мы плачем, смеемся и бьем себя в грудь И все ждем Селезневу Алису, что явится нам и укажет тут правильный путь
Хлебнувши стаканчик горя не в первый Моей любви вперемешку с кровью и спермой И осуждающий лик Христа По мне стекающий, как вода Я таю, я навсегда Запомню, как было с тобою О-о, жизнь единственная моя ты О-о, жизнь единственная моя ты О-о, жизнь единственная моя ты Моя ты, моя ты, моя ты Под трели поющей внутри цикады Прожил чуть больше без четверти три декады И осуждающий лик Христа Всепожирающий, как глиста Забывши, читаю с листа Молитву, прощаясь с тобою О-о, жизнь единственная моя ты О-о, жизнь единственная моя ты О-о, жизнь единственная моя ты Моя ты, моя ты, моя ты
Подушка Все лопнут слова и станут Глотками Из бури в моём стакане Стрелка часов кусая У времени нет любви У любви оно недискретно Слепи промежутки в контур Где нитью а где-то скрепкой В один непрерывный луч Но тронуть и он развалится Луч - это лишь отрезки Не думая о высоком И в каждом отрезке Нет ни грядущего ни истоков У времени нет любви У любви оно недискретно И скобки множества точек Внезапно напомнят клетку А значится есть предел Подушка - холодный камень Все лопнут слова и станут Хлопушками и хлопками Глотками хватая воздух Как стрелка часов кусая Поймала себя за хвост Поймала себя за хвост Поймала себя Подушка - холодный камень Все лопнут слова и станут Хлопушками и хлопками Глотками хватая воздух Как стрелка часов кусая Поймала себя за хвост Поймала себя за хвост Поймала себя За пару плетённых кос Отдал бы взглянуть всё ради Чтоб в окнышко, как в киоск И мне как-то тебя собрать бы Из рухнувших с неба звёзд А время куда-то катит У времени нет колёс У любви оно недискретно Шаг, ещё шаг, разрыв Нам осталось тут лишь бежать Или взять и дышать навзрыд И отрезок для нас закрыт И ещё один шаг вперёд Сломается луч судьбы И так время опять прервёт Попробовал, переделал Тысячи вариантов И кажется нет предела Но когда что-то кажется Надо поставить крестик Так чтобы меж двух ноликов Третьему бы не влезть И продолжилась бы игра Попробовал, переделал Тысячи вариантов И кажется нет предела Но когда что-то кажется Надо поставить крестик Так чтобы меж двух ноликов Третьему бы не влезть И продолжилась бы игра Попробовал, переделал Тысячи вариантов И кажется нет предела Но когда что-то кажется Надо поставить крестик Так чтобы меж двух ноликов Третьему бы не влезть Подушка Все лопнут слова и станут Глотками Из бури в моём стакане Стрелка часов кусая Подушка - холодный камень Все лопнут слова и станут Хлопушками и хлопками Глотками хватая воздух Как стрелка часов кусая Поймала себя за хвост Поймала себя за хвост Поймала себя Подушка - холодный камень Все лопнут слова и станут Хлопушками и хлопками Глотками хватая воздух Как стрелка часов кусая Поймала себя за хвост Поймала себя за хвост Поймала себя Поймала себя Поймала себя
Я плюю в их застенчивый мир Нам всем страшно, но страшно ли им Заменяю чужое родным Дивно радуюсь новым, другим Встречаю восторженный мир С раскрытым капканом судьбы Мы мечтали и стали одним Вот оружие против любви И всю свою жизнь погребаю все то Что мне дорого, в этом искусстве И сколько не странствую в поисках счастья всё о гордиев узел Распутать их чувства, их нити судьбы - это мой материал Но всю свою жизнь я ищу лишь в тебе, что в других потерял Моя жизнь снова станет как прежде Когда-то я закончил бег Выбегаю из этих убежищ И новым грузом тот flashback Избегаю новехоньких трещин Пусти, я им открою смерть Всё по кругу и всё в бесконечность Прости меня, я против всех Моя жизнь снова станет как прежде Когда-то я закончил бег Выбегаю из этих убежищ И новым грузом тот flashback Избегаю новехоньких трещин Пусти, я им открою смерть Всё по кругу и всё в бесконечность Прости меня, я против всех И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял Опять меня тянет ко дну, не доверять никому И чтоб от оставленных трещин Одной, отойти, нужны тысячи женщин Тысячи методов Тысячи странных таблеток неведомых Но как опять перестроить свой мир На руинах, оставленных мною слезами-кометами Там горит мой последний причал Это море нам не по плечам По плечам лишь палач постучит Одной фразой, что будет острее меча «Не люблю» Полон разлуки и скорби, вдалеке потеряв свои корни Совершив героический подвиг, вернись Она скажет тебе, что не помнит Не помнит ни голос, ни глаз И теперь ты лишь просто балласт И, как ассенизатор, примешь в себя все дерьмо Чтоб тебя потом с легкостью выкинуть за борт И время опять ставит мат, королева моя даже против меня Но я просто, я просто ищу в тебе то, что в других потерял Моя жизнь снова станет как прежде Когда-то я закончил бег Выбегаю из этих убежищ И новым грузом тот flashback Избегаю новехоньких трещин Пусти, я им открою смерть Всё по кругу и всё в бесконечность Прости меня, я против всех Моя жизнь снова станет как прежде Когда-то я закончил бег Выбегаю из этих убежищ И новым грузом тот flashback Избегаю новехоньких трещин Пусти, я им открою смерть Всё по кругу и всё в бесконечность Прости меня, я против всех И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял И всю свою жизнь я ищу лишь в тебе Что в других потерял
Ворон молчит Твои демоны точат мечи Мы готовы к войне и я, как мантикора Собрал по кускам себя на карте города Цепи твои так прочны Дорогая, мы обречены У реки мертвецов мы отчаянно влюбимся На безымянном мой перстень Анубиса! Мы дети двух тысячелетий Мы дети миллениума Солнце горит будто ядерный гриб Но мне все же милее луна Как тяжелей не была моя ноша Тащу этот крест, как подбитая лошадь Родная, мы брошены! И какой это не был бы труд Нам все равно - мёртвые не устают Подари мир у ног И мой творенья венец Это мой могильный венок Под эти последние вздохи Смиренно стою на пороге эпохи И я сделал шаг, меня сразу же встретили Радость в бутылке и счастье в пакетике! Больше нет пути назад И свет в конце тоннеля Просто мои красные глаза И мы отчаянно влюбимся На моём безымянном надет Твой перстень Анубиса Больше нет пути назад И свет в конце тоннеля Просто мои красные глаза И мы отчаянно влюбимся На моём безымянном надет Твой перстень Анубиса Ты в вельветовой мантии Я свяжу бинты мумии в бантики Ты сжимаешь в руках гримуар Я лью кровь на тебя Запустить ритуал Я жду твоих демонов в гости В полночь у мёртвой реки Родная, целуй мои белые кости И что я из них породил Ни итог Ни исход Ни закат Это новый виток И, коль новый, раз так: Наша жизнь - это баг Система трещит по швам И я падаю в свой кошмар! Жди Всю ночь на балу меня Жди В самый разгар новолуния Жди У гроба накрыта поляна Там моя оркестровая яма Больше нет пути назад И свет в конце тоннеля Просто мои красные глаза И мы отчаянно влюбимся На моём безымянном надет Твой перстень Анубиса Больше нет пути назад И свет в конце тоннеля Просто мои красные глаза И мы отчаянно влюбимся На моём безымянном надет Твой перстень Анубиса
Ближе к богу ваш консорциум намерен А мне стали ближе блейзер и концепции Ла-Вея И, как от горящей церкви, так не греет даже пламя солнца Оправданий нет, и мы от рая по углям несёмся Мы хранили веру в амфоре и грели Один шаг от Достоевского до Данте Алигьери Эмпир В, Пелевин, рай и ад, и что было первее? Нету смысла, если стала чёрной роза Эмпирея Иду куда-то, но мне кажется плохой дорога Литрами глушу абсент — это мой holy water Нахуй проповеди, друг Я собрал себя не из ребра, а через кропотливый труд Она ещё подросток, а я три раза побывал в аду Лишь чтобы выебать фортуну в дёсна И не говори мне за любовь, мудак Я, истекая кровью, сотни раз её держал в руках Кап-кап, вожу краской по небу В красных без чёрных прекрасного нету Всё поменять было б классно, но некому Я одержимый сей страстью калека Кап-кап, вожу краской по небу В красных без чёрных прекрасного нету Всё поменять было б классно, но некому Я одержимый сей страстью калека Город свет небес за тучи скроет Я всю жизнь лечу на полной вниз как будто бы ебучий Боинг Через кучу боли только лучше понял Что нет ничего прекрасней ежедневного запоя Я нормальный, мама. Просто мне банально мало Того счастья, что вокруг лежит навалом И меня сломало под таблетками И сколько лет одни и те же песни Будто крест, и жить мне тяжелей с ним Цветы смерти тут в эстетику отдали вклад Потом все розы попадают в ад Взывая к утренней заре Я ради справедливости отправлю в ад и розу Эмпирея
Хотел потрогать руками, но Случайно придушил намертво Свою надежду и, знаешь, я Брожу бесцельно по грани Там, где я оставил жизнь у твоих ног Вырастет когда-нибудь новый цветок Лепестками до самых небес И нам хватит страдать, прошу, мы устали в конец И лишь бы не было холодно нам, мы сжигаем других И лишь бы не было холодно вам, я сжигаю себя И если б не было смысла, я б не отдал ни строки Ведь кем бы ни был, всё равно в конце ожидает петля нас И фортуны уже нет И мы не ждём уж перемен, но помоги нам, если что Остановиться, не разбившись, и поймать нужный момент Но мы хороним в себе свет, будто в могиле светлячков Мы в могиле светлячков Ловим руками свет, чтобы дарить его ещё живым И я надеюсь, через много лет хоть кто-нибудь прочтёт Тексты этих песен и поймет, чем я так дорожил И наш вектор не изменится Мы будем идти вдаль, сжигая города дотла И полностью отдав себя и разлетаясь пеплом феникса Мечтая о свободе вместе с ветром вылетать с окна Перерождаемся в новый костёр И вновь расправим в тёмном небе пламенные крылья И отдав последний лучик света, заново умрём И среди тысячи сверхновых в бесконечности осядем пылью Мы ошибались миллионы раз И снова ошибёмся, ты прости нас, если что И мы мечтали видеть наше пламя в миллионах глаз Ведь мы хороним в тебе свет, будто в могиле светлячков Там, в могиле светлячков Ловим руками свет, чтобы дарить его ещё живым И я надеюсь, через много лет хоть кто-нибудь прочтёт Тексты этих песен и поймет, чем я так дорожил В могиле светлячков ловим руками свет
Мне не надо её трогать чтобы лапать сердце Посылает к черту бога, ненавидя с детства Вижу сотни клонов одинаковых последствий Ведь важна лишь цель, а ты всего лишь средство Меня не интересует интим Меня сложно было бы тут спасти Покажи мне свой стиль, свой инстинкт Какая любовь? Я не смог, не достиг Дома ждёт мама к восьми На на последок, попробуй коснись Ты одноразовая бритва, как жаль Мои вены пусты, всё погибло Чёрная кровь как палитра Ты одноразовая бритва, как жаль /мне жаль/ Моя милая голая нимфа дай мне огня Видит в сердце лишь горстка опилок Так трудно быть богом, ну же прости Смотрю сверху вниз и не вижу вашей возни Так трудно быть богом, ну же прости Какие там принципы просто окстись, только попробуй окстись.... Так больно быть богом, ну же пойми Смотрю сверху вниз и не вижу вашей любви Так больно быть богом, ну же пойми Ведь люди неблагодарно грубы, неблагодарно глупы А как не режь — мне не больно Скука, падение, грех — это мой треугольник Я сжимаю дрожащей рукой, отбивая триоль Моя музыка это не метод, она стала опасней меня И я передаю эстафету Я чувствую, но в этот раз не любя Пульс на твоей бледной и хрустальной тонкой шее Встречаться для меня лишь форма жертвоприношений И для сожжения повод Заходя ко мне в дом, не буди в моём сердце дракона Ты пройдёшь через весь этот ад, не пройдя коридор И остановившись там — не забывай и помни Ты просто результат моей несовершенной формы В этом деле так трудно быть богом Зато куда легче быть дьяволом Настоящим не мало, устало быть хватит Притянуты за уши до идеала Так трудно быть богом, ну же прости Смотрю сверху вниз и не вижу вашей возни Так трудно быть богом, ну же прости Какие там принципы просто окстись, только попробуй окстись.... Так больно быть богом, ну же пойми Смотрю сверху вниз и не вижу вашей любви Так больно быть богом, ну же пойми Ведь люди неблагодарно грубы, неблагодарно глупы
А, пирокинез Ангелы не летают Кризис личности, музыка сдохла Хватаю с поличным себя, чтоб захлопнул Навеки свой грязный, испорченный рот И гарротой из розы с шипами сжимает у горла, чтоб точно замолк И потом на замок навсегда запереть свою музу от всех оперетт Только мой оберег не твой крест и не фрески Из рая я вылетел с треском и, сгорая, я вылил всё мерзкое Вместе с абсентом в стакан и поджёг, восклицая «Гори, умоляю, сгори и сгори в пепелище!» Два года назад был духовно богатым, а стал полностью нищим Зачем-то пытаясь найти себя там, где нормальные люди не ищут Но поезд ушёл, и боязно, что, кроме боли, в наш дом ничего не идёт И как шторм, моя комната — хаос, и свет не проходит блокаду из штор Шею затянет гаррота, и роза когтями под рокот небес овивает артерии Времени нету, и нету надежд, и нету намерений Перевернуть мне хотелось весь мир Но я перевернул только крест и плевал Пожелав захлебнуться в крови Пока делаю тонкий надрез у артерий И перевернуть мне хотелось весь мир Но я перевернул только крест и плевал Пожелав захлебнуться в крови Моей розе, что делает тонкий надрез у артерий Шею стянет гаррота Стянет гаррота, стянет гаррота Шею стянет гаррота Костями мой рок разложивши по нотам Шею стянет гаррота Стянет гаррота, стянет гаррота Шею стянет гаррота Костями мой рок, разложивший по нотам Жизнь не нуар. Я пью за здоровье твоё до дна жидкий уран Крикни: Ура!. Я, видимо, скоро отправлюсь по ада кругам Но отрады нет. Я, задыхаясь, глотаю пропитанный ядом воздух Не знаю, приду ли в порядок после, но продолжаю изрядно форсить Это гнилое искусство. Я мусор толкаю без устали вусмерть Из уст моих брань, и не пустят к райским дверям И всё, что ты, мразь, потерял, не вернуть И мне в раз поменять весь мой труд на бутылку Гаррота шипами скользнёт вдоль шейных отделов И только дым тут окрасит пространство и комнату в серый оттенок Перевернуть мне хотелось весь мир Но я перевернул только крест и плевал Пожелав захлебнуться в крови Пока делаю тонкий надрез у артерий И перевернуть мне хотелось весь мир Но я перевернул только крест и плевал Пожелав захлебнуться в крови Моей розе, что делает тонкий надрез у артерий Шею стянет гаррота Стянет гаррота, стянет гаррота Шею стянет гаррота Костями мой рок разложивши по нотам Шею стянет гаррота Стянет гаррота, стянет гаррота Шею стянет гаррота Костями мой рок разложивши по нотам

Dataset Card for "huggingartists/pyrokinesis"

Dataset Summary

The Lyrics dataset parsed from Genius. This dataset is designed to generate lyrics with HuggingArtists. Model is available here.

Supported Tasks and Leaderboards

More Information Needed

Languages

en

How to use

How to load this dataset directly with the datasets library:

from datasets import load_dataset

dataset = load_dataset("huggingartists/pyrokinesis")

Dataset Structure

An example of 'train' looks as follows.

This example was too long and was cropped:

{
    "text": "Look, I was gonna go easy on you\nNot to hurt your feelings\nBut I'm only going to get this one chance\nSomething's wrong, I can feel it..."
}

Data Fields

The data fields are the same among all splits.

  • text: a string feature.

Data Splits

train validation test
202 - -

'Train' can be easily divided into 'train' & 'validation' & 'test' with few lines of code:

from datasets import load_dataset, Dataset, DatasetDict
import numpy as np

datasets = load_dataset("huggingartists/pyrokinesis")

train_percentage = 0.9
validation_percentage = 0.07
test_percentage = 0.03

train, validation, test = np.split(datasets['train']['text'], [int(len(datasets['train']['text'])*train_percentage), int(len(datasets['train']['text'])*(train_percentage + validation_percentage))])

datasets = DatasetDict(
    {
        'train': Dataset.from_dict({'text': list(train)}),
        'validation': Dataset.from_dict({'text': list(validation)}),
        'test': Dataset.from_dict({'text': list(test)})
    }
)

Dataset Creation

Curation Rationale

More Information Needed

Source Data

Initial Data Collection and Normalization

More Information Needed

Who are the source language producers?

More Information Needed

Annotations

Annotation process

More Information Needed

Who are the annotators?

More Information Needed

Personal and Sensitive Information

More Information Needed

Considerations for Using the Data

Social Impact of Dataset

More Information Needed

Discussion of Biases

More Information Needed

Other Known Limitations

More Information Needed

Additional Information

Dataset Curators

More Information Needed

Licensing Information

More Information Needed

Citation Information

@InProceedings{huggingartists,
    author={Aleksey Korshuk}
    year=2021
}

About

Built by Aleksey Korshuk

Follow

Follow

Follow

For more details, visit the project repository.

GitHub stars

Models trained or fine-tuned on huggingartists/pyrokinesis