Dataset Preview Go to dataset viewer
text (string)
С причала рыбачил апостол Андрей А Спаситель ходил по воде И Андрей доставал из воды пескарей А Спаситель — погибших людей И Андрей закричал — я покину причал Если ты мне откроешь секрет И Спаситель ответил Спокойно Андрей, никакого секрета здесь нет Видишь там, на горе, возвышается крест Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем А когда надоест, возвращайся назад Гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной! Но учитель, на касках блистают рога Черный ворон кружит над крестом... Объясни мне сейчас, пожалей дурака А распятье оставь на потом Онемел Спаситель и топнул в сердцах По водной глади ногой Ты и верно дурак! и Андрей в слезах Побрел с пескарями домой Видишь там, на горе, возвышается крест Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем А когда надоест, возвращайся назад Гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной! Видишь там, на горе, возвышается крест Под ним десяток солдат. Повиси-ка на нем А когда надоест, возвращайся назад Гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде со мной!
Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой И что в живых остались только мы с тобой И что над нами километры воды И что над нами бьют хвостами киты И кислорода не хватит на двоих Я лежу в темноте Слушая наше дыхание Я слушаю наше дыхание Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание Дыхание Я пытаюсь разучиться дышать Чтоб тебе хоть на минуту отдать Того газа, что не умели ценить Но ты спишь и не знаешь Что над нами километры воды И что над нами бьют хвостами киты И кислорода не хватит на двоих Я лежу в темноте Слушая наше дыхание Я слушаю наше дыхание Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание Слушая наше дыхание Я слушаю наше дыхание Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание Но слушая наше дыхание Я слушаю наше дыхание Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание Но слушая наше дыхание Я слушаю наше дыхание Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание Дыхание
Круговая порука мажет, как копоть Я беру чью-то руку, а чувствую локоть Я ищу глаза, а чувствую взгляд Где выше голов находится зад За красным восходом — розовый закат Скованные одной цепью Связанные одной целью Скованные одной цепью Связанные одной Здесь суставы вялы, а пространства огромны Здесь составы смяли, чтобы сделать колонны Одни слова для кухонь, другие — для улиц Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц И я держу равнение, даже целуясь На Скованных одной цепью Связанных одной целью Скованных одной цепью Связанных одной Можно верить и в отсутствие веры Можно делать и отсутствие дела Нищие молятся, молятся на То, что их нищета гарантирована Здесь можно играть про себя на трубе Но как не играй, все играешь отбой И если есть те, кто приходят к тебе Найдутся и те, кто придет за тобой Также скованные одной цепью Связанные одной целью Скованные одной цепью Связанные одной Здесь женщины ищут, но находят лишь старость Здесь мерилом работы считают усталость Здесь нет негодяев в кабинетах из кожи Здесь первые на последних похожи И не меньше последних устали, быть может Быть скованными одной цепью Связанными одной целью Скованными одной цепью Связанными одной целью
Ты снимаешь вечернее платье, стоя лицом к стене И я вижу свежие шрамы на гладкой, как бархат, спине Мне хочется плакать от боли или забыться во сне Где твои крылья, которые так нравились мне? Где твои крылья, которые нравились мне? Где твои крылья, которые нравились мне? Когда-то у нас было время, теперь у нас есть дела Доказывать, что сильный жрет слабых Доказывать, что сажа бела Мы все потеряли что-то на этой безумной войне Кстати, где твои крылья, которые нравились мне? Где твои крылья, которые нравились мне? Где твои крылья, которые нравились мне? Я не спрашиваю, сколько у тебя денег Не спрашиваю, сколько мужей Я вижу, ты боишься открытых окон и верхних этажей И если завтра начнется пожар и все здание будет в огне Мы погибнем без этих крыльев, которые нравились мне Где твои крылья, которые нравились мне? Где твои крылья, которые нравились мне?
Черные птицы слетают с Луны Черные птицы, кошмарные сны Кружатся, кружатся всю ночь Ищут повсюду мою дочь – Возьмите мое золото Возьмите мое золото Возьмите мое золото И улетайте обратно! – Нам не нужно твое золото Нам не нужно твое золото Заржавело твое золото И повсюду на нем пятна! Черные птицы из детских глаз Выклюют черным клювом алмаз Алмаз унесут в черных когтях Оставив в глазах черный угольный страх – Возьмите мое царство Возьмите мое царство Возьмите мое царство И возьмите мою корону! – Нам не нужно твое царство Нам не нужно твое царство Нам не нужно твое царство И корона твоя из клена! – Возьмите тогда глаза мои Возьмите тогда глаза мои Возьмите тогда глаза мои Чтоб они вас впредь не видали! – Нам уже не нужны глаза твои Нам уже не нужны глаза твои Побывали уже в глазах твоих И все, что нам нужно, взяли!
Когда умолкнут все песни Которых я не знаю В терпком воздухе крикнет Последний мой бумажный пароход Гудбай, Америка, о-о... Где я не был никогда Прощай навсегда Возьми банджо Сыграй мне на прощанье Мне стали слишком малы Твои тертые джинсы Нас так долго учили Любить твои запретные плоды Гудбай, Америка, о-о... Где я не буду никогда Услышу ли песню Которую запомню навсегда
Я открою тебе самый страшный секрет Я так долго молчал, но теперь я готов: Я создатель всего, что ты видишь вокруг А ты, моя радость, ты - Матерь богов Матерь богов Матерь богов Это город убийц, город шлюх и воров Существует, покуда мы верим в него А откроем глаза - и его уже нет И мы снова стоим у начала веков Матерь богов, мы гуляли весь день Под мелким дождем. Твои мокрые джинсы Комком лежат на полу Так возьмёмся скорее за дело! Матерь богов Матерь богов Мы в который уж раз создаём этот мир Ищем вновь имена для зверей и цветов Несмотря ни на что побеждает любовь Так забьём и закурим, матерь богов! Я рождался сто раз и сто раз умирал Я заглядывал в карты У Дьявола нет Козырей Они входят в наш дом Но что они сделают нам? Мы с тобою бессмертны! Матерь богов Матерь богов Матерь богов, мы гуляли весь день Под мелким дождем. Твои мокрые джинсы Комком лежат на полу Так возьмемся скорее за дело! Матерь богов, мы гуляли весь день Под мелким дождем. Твои мокрые джинсы Комком лежат на полу Так возьмёмся скорее за дело! Матерь богов Матерь богов
Я пытался уйти от любви Я брал острую бритву и правил себя Я укрылся в подвале, я резал Кожаные ремни, стянувшие слабую грудь Я хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой Я так хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой И я буду с тобой Твоё имя давно стало другим Глаза навсегда потеряли свой цвет Пьяный врач мне сказал — тебя больше нет Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел Но я хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой Я так хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой И я буду с тобой В комнате с белым потолком С правом на надежду В комнате с видом на огни С верою в любовь Я ломал стекло как шоколад в руке Я резал эти пальцы за то, что они Не могут прикоснуться к тебе Я смотрел в эти лица и не мог им простить Того, что у них нет тебя и они могут жить Но я хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой Я так хочу быть с тобой Я хочу быть с тобой И я буду с тобой В комнате с белым потолком С правом на надежду В комнате с видом на огни С верою в любовь В комнате с белым потолком С правом на надежду В комнате с видом на огни С верою в любовь
Я смотрю в темноту, я вижу огни Это где-то в степи полыхает пожар Я вижу огни, вижу пламя костров Это значит, что здесь скрывается зверь Я гнался за ним столько лет, столько зим Я нашел его здесь, в этой степи Слышу вой под собой, вижу слезы в глазах Это значит, что зверь почувствовал страх Я смотрю в темноту, я вижу огни Это где-то в степи скрывается зверь Он, я знаю, не спит - слишком сильная боль Все горит, все кипит, пылает огонь Я даже знаю, как болит у зверя в груди Он ревет, он хрипит, мне знаком это крик Я кружу в темноте там, где слышится смех Это значит, что теперь зверю конец Я не буду ждать утра, чтоб не видеть, как он Пробудившись ото сна встанет другим Я не буду ждать утра, чтоб не тратить больше сил Смотри на звезду - она теперь твоя Искры тают в ночи, звезды светят в пути Я лечу, и мне грустно в этой степи Он уже крепко спит, слишком сладкая боль Не горит, не горит, утихает огонь Когда утро взойдет, он с последней звездой Поднимется в путь, полетит вслед за мной Когда утро взошло, успокоилась ночь Не грозила ни чем, лишь отправилась прочь Он еще крепко спал, когда слабая дрожь Мелькнула в груди, с неба вылился дождь Он еще крепко спал, когда утро взошло Он еще крепко спал, когда утро взошло Он еще крепко спал, когда утро взошло Он еще крепко спал, когда утро взошло
Я очнулся рано утром Я увидел небо в открытую дверь Это не значит почти ничего Кроме того, что, возможно, я буду жить Я буду жить еще один день Я не смертельно болен Но я в лазарете, стерильный и белый И не выйду отсюда пока не придет Не выйду отсюда пока не придет Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела Я не буду лгать врачу Это было и раньше Мой приступ не нов Это не значит почти ничего Кроме того, что, возможно, мы будем жить Мы должны быть внимательней в выборе слов Оставь безнадежных больных Ты не вылечишь мир и в этом все дело Пусть спасет лишь того, кого можно спасти Спасет того, кого можно спасти Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела Я очнулся рано утром Я увидел небо в открытую дверь Это не значит почти ничего Кроме того, что, возможно, я буду жить Я буду жить еще один день И будет еще одна пьяная ночь Как пыльная моль на подушку присела И не был я болен и не был врачом Не был я болен и не был врачом Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела Доктор твоего тела
По лунному свету блуждаю, посвистывая Но только оглядываться мы не должны Идет, идет, идет вслед за мной Вышиной в десять сажень добрейший князь Князь тишины Добрейший князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины И горе мне, если впал я в безмолвие Или уставился на лик луны Стон, треск - растоптал Стон, треск - растоптал бы меня Растоптал моментально, добрейший князь Князь тишины Добрейший князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины Мой князь - Князь тишины
Мясники выпили море пива Мясники слопали горы сала Мясники трахнули целый город Им этого мало, им этого мало И когда, когда надвигается буря Они смотрят где лучше расставить кресла Чтобы видеть, как антарктический смерч Свинтит нам руки и вырвет нам чресла Ну! Разденься! Выйди на улицу голой И я подавлю свою ревность Если так нужно для дела Разденься! Хей! Пусть они удивятся Пусть делают вид, что не видят тебя Но им ни за что не забыть Их мысли заполнит твоё тело Разденься! Мы начали водкой утром Мы кончили ночью в постели И трудно, трудно прятаться в тень И быть молчаливым и мудрым Костлявые дети пустыни Стучатся в двери и просят объедков Страна умирает, как древний ящер С новым вирусом в клетках Ну! Разденься! Выйди на улицу голой И я подавлю свою ревность Если так нужно для дела Разденься! Хей! Будь оскорбительно трезвой Они любят пьяных и психов Есть за что пожалеть их Их мысли заполнит твое тело Разденься! Они любят стриптиз Они получат стриптиз Они любят стриптиз Они получат стриптиз
Она читала мир как роман А он оказался повестью Соседи по подъезду Парни с прыщавой совестью Прогулка в парке без дога Может стать тебе слишком дорого Мать учит наизусть телефон морга Когда ее нет дома слишком долго Отец, приходя, не находит дверей И плюет в приготовленный ужин Она — старше чем мать Он должен стать её мужем Первый опыт борьбы против потных рук Приходит всегда слишком рано Любовь — это только лицо на стене Любовь — это взгляд с экрана Ален Делон говорит по-французски Ален Делон говорит по-французски Ален Делон, Ален Делон не пьёт одеколон Ален Делон, Ален Делон пьёт двойной бурбон Ален Делон говорит по-французски Парни могут стараться в квартирах подруг Она тоже бывает там Но это ей не дает ни черта Кроме будничных утренних драм А дома совсем другое кино Она смотрит в его глаза И фантазии входят в лоно любви Сильней чем все те, кто узнают её Ален Делон говорит по-французски Ален Делон говорит по-французски Ален Делон, Ален Делон не пьёт одеколон Ален Делон, Ален Делон пьёт двойной бурбон Ален Делон говорит по-французски
Как писала Каренина в письме к Мерелин: Колеса любви расплющат нас в блин Под колесами любви, это знала Ева, это знал Адам - Колеса любви едут прямо по нам И на каждой спине виден след колеи Мы ложимся как хворост под колеса любви Под колесами любви Под колесами любви Под колесами любви Под колесами Утром и вечером, ночью и днем По дороге с работы, по пути в гастроном Если ты не тормоз, если ты не облом Держи хвост пистолетом, а грудь держи колесом Под колесами любви, это знали Христос, Ленин и Магомет - Колеса любви едут прямо на свет Чингисхан и Гитлер купались в крови Но их тоже намотало на колеса любви Под колесами любви Под колесами любви Под колесами любви Под колесами Утром и вечером, ночью и днем По дороге с работы, по пути в гастроном Если ты не кондуктор, если ты не рулевой Тебя догонят колеса, и ты уже никакой
Падал теплый снег, она включила свет Он закрыл гараж, падал теплый снег Она сняла пальто, он завел мотор Им было жарко вдвоем, струился сладкий газ Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах Дети любви, нас погубит твой мятный запах У нее был муж, у него была жена Их город был мал, они слышали как На другой стороне мешают ложечкой чай Они жили здесь, ты можешь спросить Ты можешь узнать; им было жарко вдвоем Падал теплый снег, струился сладкий газ Они не были боги, откуда им знать про добро и зло? Они не были боги, откуда им знать про добро и зло? Они плыли по течению, оно их принесло Нагими на холодный стол Они жили здесь, они жили среди нас Падал теплый снег, струился сладкий газ Дети любви, мы уснем в твоих мягких лапах Дети любви, нас погубит твой мятный запах
Был бесцветным Был безупречно чистым Был прозрачным Стал абсолютно белым Видно кто-то решил, что зима И покрыл меня мелом Был бы белым Но все же был бы чистым Пусть холодным Но все же с ясным взором Но кто-то решил, что война И покрыл меня черным Я вижу цвет Но я здесь не был Я слышу цвет, я чувствую цвет Я знать не хочу всех тех Кто уже красит небо Я вижу песню вдали Но я слышу лишь: «Марш, марш левой Марш, марш правой.» Я не видел толпы страшней Чем толпа цвета хаки Был бы черным Да пусть хоть самым чёртом Но кто-то главный Кто вечно рвёт в атаку Приказал наступать на лето И втоптал меня в хаки Я вижу дым Но я здесь не был Я слышу гарь, я чувствую гарь Я знать не хочу ту тварь Кто спалит это небо Я вижу песню вдали Но я слышу лишь: «Марш, марш левой Марш, марш правой.» Я не видел картины дурней Чем шар цвета хаки Марш, марш левой Марш, марш правой Марш, марш левой Марш, марш правой
Голубые океаны Реки, полные твоей любви Я запомню навеки: Ты обожала цветы Неизведанные страны Карты утонувших кораблей Я оставлю на камне У могилы твоей Я дарил тебе розы Розы были из кошмарных снов Сны пропитаны дымом А цветы мышьяком Даже злые собаки Ночью не решались гавкать вслух Когда читал тебе книжки Про косматых старух Пой, пой вместе со мной Страшную сказку Я буду с тобой Ты, я вместе всегда На желтой картинке с черной каймой И в руках моих сабля И в зубах моих нож Мы садимся в кораблик Отправляемся в путь Ну что ж, мой ангел! Небо в серую полоску Как стеклянные глаза твои Я закрою навечно Завяжу узелки Эти шелковые ленты Эта плюшевая борода Все будет мгновенно Ты умрешь навсегда Спи, спи, Элоиза моя! Я буду надежно твой сон охранять Ты, я, радость, усни В доме давно уж погасли огни Я спою тебе сказку О печальной любви О глухой королеве О слепом короле Спи, мой ангел!
Будем друг друга любить Завтра нас расстреляют Не пытайся понять, зачем Не пытайся узнать, за что Поскользнемся на влаге ночной И на скользких тенях, что мелькают Бросая тревожный след на золотое пятно Встань, встань в проеме двери Как медное изваянье Как бронзовое распятье Встань, встань в проеме двери Когда-то я был королем А ты была королевой Но тень легла на струну И оборвалась струна И от святой стороны Нам ничего не досталось Кроме последней любви И золотого пятна Встань, встань в проеме двери Как медное изваянье Как бронзовое распятье Встань, встань в проеме двери Встань, встань в проеме двери Как медное изваянье Как бронзовое распятье Встань, встань в проеме двери Встань, встань в проеме двери Как медное изваянье Как бронзовое распятье Встань, встань в проеме двери Встань, встань в проеме двери Как медное изваянье Как бронзовое распятье Встань, встань в проеме двери
Если нет любви в твоих проводах Если холоден голос в твоем телефоне Я могу понять и могу простить Я звоню в никуда, я забыл даже номер Вчерашний день — не сегодняшний день На мягких подушках не въедешь в вечность Ты повесишь на стул позабытую тень Моих присутствий и влажных приветствий Казанова, Казанова Зови меня так Мне нравится слово В этом городе женщин Ищущих старость Мне нужна его кровь Нужна его жалость Казанова, Казанова Зачем делать сложным То что проще простого? Ты — моя женщина Я — твой мужчина Если надо причину То это причина Если голос твой слышен — еще ты не спишь Ты светишься бронзой — раздетое лето Ты манишь на свет всех крылатых в ночи Но не хочешь согреть никого этим светом Подражая примеру соседских глазков Ты шпионишь постыдно за собственным телом Но не видишь на бедрах свинцовых оков Хотя можешь заметить даже черное в белом Казанова, Казанова Зови меня так Мне нравится слово В этом городе женщин Ищущих старость Мне нужна его кровь Нужна его жалость Казанова, Казанова Зачем делать сложным То что проще простого? Ты — моя женщина Я — твой мужчина Если надо причину То это причина Каждый день даст тебе десять новых забот И каждая ночь принесет по морщине Где ты была когда строился плот Для тебя и для всех, кто дрейфует на льдине?
Когда впервые за туманами запахло огнем Он стоял за околицей и видел свой дом Картошку в огороде и луг у реки Он вытер слезу и сжал кулаки Поставил на высоком чердаке пулемет И записал в дневнике: «Сюда никто не войдет» Сойдемся на месте, где был его дом Где трава высока над древесным углем И зароем нашу радость в этом черном угле Там, где умер последний человек на Земле Красные пришли и обагрили закат Белые пришли и полегли, словно снег Синие, как волны, откатились назад — И все это сделал один человек Молившийся под крышей своим богам Молившийся под крышей своим богам Молившийся под крышей своим богам Молившийся Но ночь подняла над башней черный свой стяг Свой истинный крест, свой подлинный флаг Три армии собрались на расправу в ночь Три черных начала, три дьявольских сна Три черных начала адских трех рек Что мог с ними сделать один человек? Сойдемся на месте, где был его дом Где трава высока над древесным углем И зароем нашу радость в этом черном угле Там, где умер последний человек на Земле Красные пришли и обагрили закат Белые пришли и полегли, словно снег Синие, как волны, откатились назад — И все это сделал один человек Молившийся под крышей своим богам Молившийся под крышей своим богам Молившийся под крышей своим богам Молившийся
Негодяй и ангел сошлись как-то раз За одним и тем же столом Негодяю пришло четыре туза А ангел остался с вальтом И он отстегнул свои крылья от плеч И бросил на зелень сукна И небо с улыбкой смотрело на них Сквозь муть и плесень стекла Негодяй засунул деньги в карман И понес их сдавать в ломбард И на эти деньги купил себе Колоду крапленых карт Возвратился назад и ему предложил Снова поставить на кон А небо украдкой смотрело на них Из-за высоких окон Все кончилось так, как должно было быть У сказок счастливый конец Дракон умирает, убитый копьем Царевна идет под венец Негодяй торгует на рынке пером И пухом из ангельских крыл А ангел летит высоко-высоко Такой же крылатый, как был Какая у этой басни мораль? А морали нет никакой Один родился рогатым, но Пернатым родится другой И каким ты был, таким ты умрешь Видать, ты нужен такой Небу, которое смотрит на нас С радостью и тоской
Verse 1 Я видел секретные карты Я знаю, куда мы плывем Капитан, я пришел попрощаться с тобой, с тобой И твоим кораблем Я спускался в трюм Я беседовал там С господином – Начальником Крыс Крысы сходят на берег В ближайшем порту В надежде спастись На верхней палубе играет оркестр И пары танцуют фокстрот Стюард разливает огонь по бокалам И смотрит, как плавится лед Он глядит на танцоров, забывших о том Что каждый из них умрет Chorus Но никто не хочет и думать о том Пока «Титаник» плывет Никто не хочет и думать о том Пока, пока «Титаник» плывет Verse 2 Матросы продали винт эскимосам за бочку вина И судья со священником спорят всю ночь Выясняя, чья это вина И судья говорит, что все дело в законе А священник – что дело в любви Но при свете молний становится ясно – У каждого руки в крови Chorus Но никто не хочет и думать о том Пока «Титаник» плывет Никто не хочет и думать о том Пока, пока «Титаник» плывет Verse 3 Я видел акул за кормой Акулы глотают слюну Капитан, все акулы в курсе Что мы скоро пойдем ко дну Впереди встает холодной стеной Арктический лед Chorus Но никто не хочет и думать о том Пока «Титаник» плывет Никто не хочет и думать о том Пока, пока «Титаник» плывет
Радиола стоит на столе Я смотрю на тень на стене Тень ко мне повернулась спиной Тень уже не танцует со мной Какие-то скрипки где-то впились В чьи-то узкие плечи Эта музыка будет вечной Если я заменю батарейки Эта музыка будет, будет вечной Эта музыка будет вечной Если я заменю батарейки Если я заменю батарейки Я испытывал время собой Время стёрлось и стало другим Податливый гипс простыни Сохранил твою форму тепла Но старый градусник лопнул Как прекрасно, что ты ушла! Ведь музыка будет вечной Если я заменю батарейки Эта музыка будет, будет вечной Эта музыка будет вечной Если я заменю батарейки Если я заменю батарейки Радиола стоит на столе Я смотрю на тень на стене Я должен начать все сначала Я видел луну у причала Она уплывала туда Где теряет свой серп Но вскоре она возместит свой ущерб Когда батарейки заменят Эта музыка будет вечной Если я заменю батарейки Эта музыка будет, будет вечной Эта музыка будет вечной Если я заменю батарейки Если я заменю батарейки Радиола стоит на столе Я должен начать все сначала Я смотрю на тень на стене Я должен начать все сначала Тень ко мне повернулась спиной Я должен начать все сначала Радиола стоит на столе Я должен начать все сначала
Васька Кривой зарезал трех рыбаков Отточенным обрезком штыря Вывернул карманы и набрал серебром Без малого четыре рубля Вытряхнул рюкзак и нашел в рюкзаке Полбутылки дрянного вина Выпил вино и уснул на песке Стала красной речная волна Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая Ваську Кривого повязали во сне И отправили в город на суд Жарко нынче судейским, они, не таясь Квас холодный стаканами пьют А над ними засиженный мухами герб Страшный герб из литого свинца А на нем кровью пахаря залитый серп И молот в крови кузнеца Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая Ваську Кривого, разбудив на заре Без заправки ведут в коридор Глухой коридор и щербатый кирпич И кафелем выложен пол Божья мамочка билась у входа в тюрьму О железную дверь головой Но с кафельной плитки Васькину кровь Смыл водою из шлангов конвой Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая Эти реки текут никуда Текут, никуда не впадая
Посмотри, как блестят бриллиантовые дороги Послушай, как хрустят бриллиантовые дороги Смотри, какие следы оставляют на них боги Чтоб идти вслед за ними, нужны золотые ноги Чтоб вцепиться в стекло, нужны алмазные когти Горят над нами, горят Помрачая рассудок Бриллиантовые дороги В тёмное время суток Посмотри, как узки бриллиантовые дороги Нас зажали в тиски бриллиантовые дороги Чтобы видеть их свет мы пили горькие травы Если в пропасть не пасть, все равно умирать от отравы На алмазных мостах через чёрные канавы Горят над нами, горят Помрачая рассудок Бриллиантовые дороги В тёмное время суток Парят над нами, парят Помрачая рассудок Бриллиантовые дороги В тёмное время суток
Мне снилось, что Христос воскрес И жив, как я и ты Идёт, несёт незримый вес А на руках бинты Идёт по вымершим дворам Пустынных городов И слово жаждет молвить нам Но не находит слов А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив Мне снилось, Он мне позвонил Когда искал приют И ненароком обронил Что здесь Его убьют Мне снилось, что Он пил вино В подъезде со шпаной И били до смерти Его Цепочкою стальной А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив Звучал Его последний смех Переходящий в стон Мне снилось, я - один из тех С кем пил в подъезде Он Проснулся я и закурил И встал перед окном И был весь опустевший мир Один сиротский дом А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив А мне снилось, что Христос воскрес А мне снилось, что Он жив
Когда они окружили дом И в каждой руке был ствол Он вышел в окно с красной розой в руке И по воздуху плавно пошел И хотя его руки было в крови Они светились, как два крыла И порох в стволах превратился в песок Увидев такие дела Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто верит в себя Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто... Они стояли и ждали, когда Он упадет с небес Но красная роза в его руке Была похожа на крест И что-то включилось само собой В кармане полковничьих брюк И чей-то голос так громко сказал Что услышали все вокруг: Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто верит в себя Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто... А полковник думал мысль И разглядывал пыль на ремне - Если воры ходят по небесам Что мы делаем здесь, на земле? Дети смотрят на нас свысока И собаки плюют нам вслед Но если никто мне не задал вопрос Откуда я знаю ответ, что... Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто верит в себя Воздух выдержит только тех Только тех, кто верит в себя Ветер дует туда, куда Прикажет тот, кто...
Ты не умеешь ходить по воде Ты не умеешь творить чудеса Когда тебе больно - ты плачешь Когда тебе стыдно - опускаешь глаза Но в твоих пальцах мое одиночество Сгорая обращается в дым И все что ты можешь и все что ты знаешь Это делать мое сердце большим Делать это сердце большим Делать это сердце большим Делать это сердце большим Делать это сердце большим Ты ничего не просишь взамен Да и что я могу тебе дать? Ты утверждаешь, что вещи нужны Лишь тому, кто не умеет терять Когда я считал себя здоровым и сильным Ты знала, что я был больным Ты вошла в мою грудь и сломала все ребра Чтобы сделать мое сердце большим Сделать это сердце большим Сделать это сердце большим Сделать это сердце большим Сделать это сердце большим
Если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек Если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек Если ты ходишь по грязной дороге, ты не сможешь не выпачкать ног Если ты выдернешь волосы, ты их не вставишь назад Если ты выдернешь волосы, ты их не вставишь назад И твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад «Правда всегда одна», – Это сказал фараон Он был очень умен И за это его называли Тутанхамон Я знал одну женщину, она всегда выходила в окно В доме было десять тысяч дверей, но она выходила в окно Она разбивалась насмерть, но ей было все равно Если бы ты знал эту женщину, ты бы не стал пить с ворами Если бы ты знал эту женщину, ты бы не стал пить с ворами Ты бы не стал ходить по грязи и разбрасываться волосами «Правда всегда одна», – Это сказал фараон Он был очень умен И за это его называли Тутанхамон «Правда всегда одна», – Это сказал фараон Он был очень умен И за это его называли Тутанхамон
Мне снятся собаки, мне снятся звери Мне снится, что твари с глазами как лампы Вцепились мне в крылья у самого неба И я рухнул нелепо, как падший ангел Я не помню паденья, я помню только Глухой удар о холодные камни Неужели я мог залететь так высоко И сорваться жестоко, как падший ангел? Прямо вниз, туда, откуда мы вышли В надежде на новую жизнь Прямо вниз, туда, откуда мы жадно Смотрели на синюю высь Прямо вниз Я пытался быть справедливым и добрым И мне не казалось не страшным, ни странным Что внизу на земле собираются толпы Пришедших смотреть, как падает ангел И в открытые рты наметает ветром То ли белый снег, то ли сладкую манну То ли просто перья, летящие следом За сорвавшимся вниз, словно падший ангел Прямо вниз, туда, откуда мы вышли В надежде на новую жизнь Прямо вниз, туда, откуда мы жадно Смотрели на синюю высь Прямо вниз, туда, откуда мы вышли В надежде на новую жизнь Прямо вниз, туда, откуда мы жадно Смотрели на синюю высь Прямо вниз
Я вдыхаю известь и мел Там где белят старые стены Я смотрю на кисть маляра Сливаюсь я с рекой белизны Я ухожу Я любуюсь ростом пятна Забвеньем и просветлением Шире откроешь глаза - Чаще видятся сны Я ухожу Я ухожу в абсолютное белое Я ухожу в абсолютное белое Я ухожу, я ухожу Навсегда Новорожденный смотрит на свет Пристальным взглядом Бога Весь его безымянный мир - Облака или белый дым Я ухожу На каждом чистом листе Найдешь при желании много Никем не написанных слов И это все будет твоим А я ухожу Я ухожу в абсолютное белое Я ухожу в абсолютное белое Я ухожу, я ухожу Навсегда
Я стою у окна, я смотрю за окно, я считаю шаги Еще вчера я видел дома на другом берегу неподвижной реки Но опустился туман, больше нет ничего Не видно, ничего не видно, и нет огней Я стою с тобой перед белой стеной, мы стоим одни Белая стена, смотри – не смотри, и пой ей песню – не пой – Она не расскажет тебе, того что будет со мной И что же, что же приключится с тобой и со мной Я закрою глаза рукой Чтобы память вернуло мне Вернуло хотя бы во сне Воду в реке, дома за рекой Мы стоим перед белой стеной Стоим перед белой стеной Стоим перед белой стеной Я открываю окно, я впускаю туман, я шепчу имена: Одну звали Лето, другую Осень, а третью, бесспорно, Весна Но они вошли в туман и не вышли назад Попробуй, попробуй их догони Мы стоим с тобой перед белой стеной, перед белой стеной одни Белая стена, кричи –не кричи, и бей кулаками – не бей – Она не расскажет тебе, того что есть там за ней И есть ли, есть ли хоть что-то, хоть что-то за ней Я закрою глаза рукой Чтобы память вернуло мне Вернуло хотя бы во сне Воду в реке, дома за рекой Но ты остаешься со мной Белая перед белой стеной Стоишь перед белой стеной Я стою у окна, я смотрю за окно, я считаю шаги Я стою с тобой перед белой стеной, мы стоим одни
Мой брат Каин был в далекой стране Защищал там детей и пророков Мой брат Каин вернулся спасать Россию от масонов и рока Мой брат Каин за армейский порядок И за железную власть Каин тяжко контужен и не спит на кровати Потому что боится упасть И когда он выходит в двенадцать часов Пьяный из безалкогольного бара Лунный свет станет красным на десантном ноже Занесенном для слепого удара Когда он ревет, кровь течет из-под век Когда он смеется, у него не все на месте Он уже не человек Он уже не человек Мой брат Каин, он все же мне брат Каким бы он не был, брат мой Каин Я открыл ему дверь, он вернулся назад Потому что он болен и неприкаян Он ловит в воздухе духов рукой Но натыкается только на нас Мой брат Каин, он всех нас погубит Потому что у Каина больше нет глаз Когда он ревет, кровь течет из-под век Когда он смеется, у него не все на месте Он уже не человек Он уже не человек
Последний поезд на небо отправится в полночь С полустанка покрытого шапкой снегов Железнодорожник вернется в каморку Уляжется в койку, не сняв сапогов Посмотрит на чье-то увядшее фото Нальет и закусит соленой слезой Откроет окошко, достанет берданку И будет сшибать звезду за звездой А поезд на небо уходит все дальше По лунной дороге, уносится прочь А поезд на небо уносит отсюда Всех тех, кому можно хоть как-то помочь Железнодорожник из мятых карманов Поношенной формы достанет на свет Помятую трешку, железную ложку И на отъехавший поезд билет И когда на востоке покажется солнце И разгонит лучами ночную тоску Он достанет берданку, насыплет картечи И приставит железо к больному виску А поезд на небо уходит все дальше По лунной дороге, уносится прочь А поезд на небо уносит отсюда Всех тех, кому можно хоть как-то помочь
Соседка скажет, что они приходили Найдет повестку в дырке замка Соседка скажет, что они позвонили Но не дождались шагов старика Грошовый счет в казенном конверте За непогашенный мертвым ночник Ему не скрыться от нас после смерти Пока мы знаем что он наш должник Мы живем в городе братской любви Нас помнят, пока мы мешаем другим Мы живем в городе братской любви Братской любви, братской любви Соседка скажет, что он был домоседом И очень громко стонал по ночам Пренебрегал ее разумным советом И никогда не обращался к врачам Соседка скажет, что его не любили Но он не помнил, почему и за что Соседка скажет, как легко все забыли Досадный призрак в нелепом пальто Мы живем в городе братской любви Нас помнят пока мы мешаем другим Мы живем в городе братской любви Братской любви, братской любви
У реки, где со смертью назначена встреча У моста, где готовятся к страшным прыжкам Кто-то нежно кладет тебе руки на плечи И подносит огонь к побелевшим губам Это сестры печали, живущие в ивах Их глаза словно свечи, а голос - туман В эту ночь ты поймешь, как они терпеливы Как они снисходительны к нам Грешным и праведным нам Жены радости пьют твое время, как воду А сестры печали внезапны, как дождь Женам радости в тягость дороги свободы А сестры печали идут за тобой Если ты попадешь туда, где воздух так тонок Смело их позови - я не буду мешать Посмотри на них так, как смотрит ребенок Передай им привет и останься у них Останься у них ночевать Останься у них ночевать Жены радости пьют твое время, как воду А сестры печали внезапны, как дождь Женам радости в тягость дороги свободы А сестры печали идут за тобой Идут за тобой, пока не умрешь Идут за тобой, пока...
Сошел на землю Гавриил И вострубил в свою трубу И звал на суд он всех живых И всех лежащих во гробу Но шел уже четвертый час И каждый грешник крепко спал И был напрасен трубный глас И ни один из нас не встал Труби, Гавриил, труби! Хуже уже не будет Город так крепко спит Что небо его не разбудит Труби, Гавриил, глухим На радость своим небесам! Труби, Гавриил, другим Пока не оглохнешь сам! Рассвирепевший Серафим Так дунул из последних сил Что небо дрогнуло над ним И помрачился блеск светил Но зова медного сильней Звучал из окон мирный храп И перьев собственных бледней Он выпустил трубу из лап Труби, Гавриил, труби! Хуже уже не будет Город так крепко спит Что небо его не разбудит Труби, Гавриил, глухим На радость своим небесам! Труби, Гавриил, другим Пока не оглохнешь сам!
Я созрел душой для светлых, светлых и прозрачных дней Стал взор мой бел, как монашеская постель Я несу свой огонь не таясь, не боясь от него сгореть Но послушай, как страшно звучит, стучится в окно метель Каждый клубок пурги, этой пурги - живой Свет фонарей отражен окнами злобных глаз Бесы зовут наружу, в стужу уйти с пургой Туда, где мертва вода, туда, где дурманит газ Белые стены, храните, спасите нас! Без глаз, в которых соблазны Без слов, в которых, беда Молчанье мое - заклинанье мое Темнота - моя больная сестра Пока я жив, пока я жив Они не войдут сюда, они не войдут сюда Они не войдут сюда, они не войдут сюда! Бесы просят служить, но я не служу никому Даже себе, даже тебе, даже тому, чья власть Если он еще жив, то я не служу и ему Я украл ровно столько огня, чтобы больше его не красть Бесы грохочут по крыше, на крыше такая ночь Длинная ночь для того, для того, кто не может ждать Но она улетит быстрее, быстрее, чем птица, прочь Если б я точно не знал, я бы не стал гадать Белые стены, храните, спасите нас! Без глаз, в которых соблазны Без слов, в которых, беда Молчанье мое - заклинанье мое Темнота - моя больная сестра Пока я жив, пока я жив Они не войдут сюда, они не войдут сюда Они не войдут сюда, они не войдут сюда! Я созрел душой для светлых, светлых и прозрачных дней Стал взор мой бел, как монашеская постель
Черное на белом, все становится жестким Все становится плоским, как жесть Все становится резким, превращаясь в беду Меня пугает каждый новый твой жест Пора на север Я рожден быть спокойным за наши мечты И теряя тебя, я проклинаю себя За то, что с детства не привык быть с тобою на ты Я внебрачный сын октября Иди, иди, я успею Я буду прощаться с огнем Как жаль, что я не умею Не думать, не плакать о нем Отход на север Белое на черном расплывается маслом И не держится в рамках холста Мои руки скользят, я не в силах сдержать Слышен третий приказ “от винта!” Пора на север Я ничего не хочу оставлять на потом Я хочу отстреляться сейчас И я готов отступить от тепла на север Но почему это звучит как приказ? Иди, иди, я успею Я буду прощаться с огнем Как жаль, что я не умею Не думать, не плакать о нем Отход на север Иди, иди, я успею Я буду прощаться с огнем Как жаль, что я не умею Не думать, не плакать о нем Отход на север
Умершие во сне не заметили как Смерть закрыла им очи Умершие во сне коротают за песнями Долгие ночи Умершие во сне не желают признать Что их слопали мыши Умершие во сне продолжают делать вид Что они дышат Но один громкий звук, и покатятся кости Один громкий крик, и обвалятся крыши Боже мой, не проси танцевать на погосте! Боже мой, говори по возможности тише! Умершие во сне согревают под снегом Холодные руки Умершие во сне принимают за веру Ненужные муки Умершие во сне не видят, как черви Изрыли их землю Умершие во сне продолжают делать вид Что они дремлют Но один громкий звук, и покатятся кости Один громкий крик, и обвалятся крыши Боже мой, не проси танцевать на погосте! Боже мой, говори по возможности тише! Умершие во сне разбили свой колокол И стали глухи Умершие во сне читают молитвы Над кучкой трухи Умершие во сне любуются небом В чугунной оправе Умершие во сне продолжают делать вид Что они правы Один громкий звук, и покатятся кости Один громкий крик, и обвалятся крыши Боже мой, не проси танцевать на погосте! Боже мой, говори по возможности тише!
Темную, темную ночь нельзя обмануть Спрятав огонь ладонью руки Счастливы те, кто могут заснуть Спят и не слышат теченья реки Но река широка, река глубока Река уносит нас, как облака Двадцать тысяч дней и ночей пройдет Человек родился - человек умрет Пряди волос держа, как траву Схватив твои руки, как ветви ив Я себя убеждал, что уже не плыву И смеялся от счастья, себя убедив Но теченье несло нас уже вдвоем И вода отражалась в лице твоем Двадцать тысяч дней и ночей пройдет Человек родился - человек умрет Через двадцать тысяч дней и ночей Наши тени впадут в океан теней Чтобы дальше уже никуда не плыть Что вода унесла, водой не разлить Но река широка, река глубока Река уносит нас, как облака Двадцать тысяч дней и ночей пройдет Человек родился - человек умрет
Я боюсь младенцев, я боюсь мертвецов Я ощупываю пальцами свое лицо И внутри у меня холодеет от жути – Неужели я такой же, как все эти люди? Люди, которые живут надо мной Люди, которые живут подо мной Люди, которые храпят за стеной Люди, которые лежат под землею Я отдал бы немало за пару крыльев Я отдал бы немало за третий глаз За руку, на которой четырнадцать пальцев Мне нужен для дыхания другой газ У них соленые слезы и резкий смех Им никогда и ничего не хватает на всех Они любят свои лица в свежих газетах Но на следующий день газеты тонут в клозетах Люди, которые рожают детей Люди, которые страдают от боли Люди, которые стреляют в людей Но при этом не могут есть пищу без соли Они отдали б немало за пару крыльев Они отдали б немало за третий глаз За руку, на которой четырнадцать пальцев Им нужен для дыхания другой газ Они отдали б немало за пару крыльев Они отдали б немало за третий глаз За руку, на которой четырнадцать пальцев Им нужен для дыхания другой газ Они отдали б немало за пару крыльев Они отдали б немало за третий глаз За руку, на которой четырнадцать пальцев Им нужен для дыхания другой газ
Мы остались с тобой в этом баре одни За стеклом почему-то мелькают огни И качается стойка как будто мы едем в вагоне Через черную степь, где кочует Орда Через темные горы, куда-то туда В города, где никто нас не ждет на перроне Этот странный китаец с выбритым лбом Смотрит так на меня, словно я с ним знаком И возможно, он знает, зачем и куда едет поезд Он протирает стакан и наливает еще Смотрит узкими глазками мне за плечо Вероятно он видит, что там впереди будет пропасть Девятый скотч за одну эту ночь Нам уже никто не сможет помочь Лед в стаканах стучит все быстрей и быстрей Девятый скотч за одну эту ночь Пол из-под ног уносится прочь И уже невозможно дойти до дверей Положи свою голову мне на плечо В этом мире случайно нет ничего Это тайная миссия, но только в чем ее смысл? Я сегодня забыл, а когда-то я знал То ли где-то прочел, то ли кто-то сказал Но под действием виски так трудно сконцентрировать мысль Девятый скотч за одну эту ночь Нам уже никто не сможет помочь Стены падают вниз и по комнате пепел летает А китаец мне пристально смотрит в глаза И по желтой щеке вдруг стекает слеза И я вдруг понимаю, что китайцы тоже не знают
Я не могу заснуть, и так бывает всегда Когда восходит твоя одинокая звезда Катящаяся вдаль на спицах лучей Далекое светило беззвездных ночей Я начинаю вспоминать Мы были поджары, как пара гончих псов Нас сводил с ума наш здоровый пот Мы чуяли друг друга через стены домов И снились друг другу всю ночь напролет Мы боялись себя, мы дичились судьбы Весь мир кроме нас знал нашу мечту - Обнять эту ночь где все окна слепы Раздавить в объятьях ее пустоту Но я сидел с тобой, не касаясь руки Слушая твой голос, как радио небес Заполняющее музыкой город тоски Зовущее оленей в безвыходный лес Ты бегущая вдаль, бегущая вдаль Неужели тебе никого не жаль? Никто не может поспеть за тобой За бегущей вдаль одинокой звездой Я терпел много лет, но в одну из ночей Я встал и бесшумно закрыл окно Держась за перила твоих лучей Я сделал то, что мне снилось давно - Я шагнул в пустоту Но лунный бич ударил меня по рукам По ногам хлестнула звездная плеть И я понял, что мне ничего не догнать И я понял, что мне слишком поздно лететь И в этих окнах, что прежде были пусты Я вдруг увидел глаза, устремленные вверх Ловящие свет одичалой звезды В ответ на ее несмолкающий смех И каждый из них шептал другое имя Каждый из них хранил свою печаль Но мне казалось, что я делю вместе с ними Одну и ту же звезду бегущую вдаль Ты бегущая вдаль, бегущая вдаль Неужели тебе ничего не жаль? Никто не может поспеть за тобой За бегущей вдаль одинокой звездой Ты бегущая вдаль, бегущая вдаль Неужели тебе никого не жаль? Никто не может поспеть за тобой За бегущей вдаль одинокой звездой
Я не помню, как звали этот маленький город Я не помню, в каком это было столетье Но я взял тебя в руки, как бедную птицу Которую ранили глупые дети Я нашептывал сказки про далекие страны Я хотел тебе сделать хоть немного приятно Я тебе обещал, что вернусь через месяц Хотя знал, что уже не приеду обратно Как мы делаем больно Тем, кому дарим небо! И за сладкие речи Нам придется стыдиться И в груди моей клетка А в ней вместо сердца Бьется, крылья ломая Эта бедная птица Я пил сладкие вина, чтобы смыть эту горечь Забывал все, что было, начинал все сначала Но на мягких постелях не узнал я покоя Потому что во сне эта птица кричала В странном месте, где тени снова встретят друг друга После долгой дороги, после жизни постылой Одного попрошу я у доброго Бога - Чтобы бедная птица меня бы простила Как мы делаем больно Тем, кому дарим небо! И за сладкие речи Нам придется стыдиться И в груди моей клетка А в ней вместо сердца Бьется, крылья ломая Эта бедная птица
Я ехал в такси по пустому шоссе С тобою один на один И таксист бормотал ни тебе и не мне Про запчасти и про бензин Он включал только ближний свет И видел одну ерунду Он не видел того, что ночное шоссе Упирается прямо в звезду Адрес был прост и понятен - Заброшенный в поле хлев Красное вино и белый хлеб - Они для тебя, они для тебя Эй, родившийся в эту ночь! Родившийся в эту ночь Родившийся в эту ночь Родившийся в эту ночь Тот, кто дает нам свет Тот, кто дает нам тьму И никогда не даст нам ответ На простой вопрос - Почему? Тот, кто дает нам жизнь Тот, кто дает нам смерть Кто написал всех нас, как рассказ И заклеил в белый конверт Я ехал в такси и от белых полей Поднимался искрящийся пар Как дыханье всех спящих под этой звездой Детей и супружеских пар Родившихся в эту ночь Родившихся в эту ночь Родившихся в эту ночь Родившихся в эту ночь И я засмеялся от счастья Что этот мир у меня не отнять Я налил вина и хлеб разделил Чтобы помнили все, чтобы помнили все Кто родился в эту ночь Кто родился в эту ночь Кто родился в эту ночь Кто родился в эту ночь Тот, кто дает нам свет Тот, кто дает нам тьму И никогда не даст нам ответ На простой вопрос - Почему? Тот, кто дает нам жизнь Тот, кто дает нам смерть Кто написал всех нас, как рассказ И заклеил в белый конверт Тот, кто дает Тот, кто дает Тот, кто дает Тот, кто дает Тот, кто дает нам свет Тот, кто дает нам тьму Тот, кто дает нам жизнь Тот, кто дает нам смерть
Синоптики белых стыдливых ночей Сумевшие выжить на лютом морозе Вы сделали нас чуть теплей, чуть светлей Мы стали подвижней в оттаявших позах Любимцы детей и задумчивых вдов Включившие джаз в коммунальных квартирах Я слушаю каждый ваш новый прогноз Пытаясь понять, в чем же тайная сила Какая надежда в вас, какая любовь? Без песен, без праздников, без жестов, без слов Хранители тайны заморских богов Внушившие страх недоверчивым мамам Уводят девчонок под белый покров И учат их там танцевать под там-тамы Любители кухни естественных блюд Гурманы травы и растительной пищи Вы дарите щедро кипящую ртуть И всюду вас любят и всюду вас ищут Вселяя надежду в нас, вдыхая любовь Без песен, без праздников, без жестов, без слов
Из светлого плена беспечного детства Я улетаю и я не вернусь! Из-под покрова сомнительной ночи Я ускользаю туда, где уже начинают рассветы Показывать всё, что скрывала безглазая ночь Из-под наркоза постельной любви Я удаляюсь с желаньем остаться Лишь там, где вчера намеревалась Случайность свести нас надолго Из-под гипноза заманчивой жизни Я удираю и я не вернусь!
Я вхожу в любой город, я бросаюсь в атаку Не дожидаясь боевого ура Я вхожу в любой двор, я сметаю заслоны Не дожидаясь команды вперед Я вхожу в любой дом, я иду напролом Не дожидаясь команды огонь Мой истерзанный стяг до упора поднят Я слышу победу. Виват! Виват! Виват! Виват! Наши женщины - наш командирский состав И мы готовы исполнять любой их устав Но я прекращаю служить генеральшам Если беру неприступную крепость Снимаю с себя все регалии пса Бросаю в огонь эполеты бойца Становлюсь дезертиром, возвращаюсь в семью Ухожу, ухожу до конца Нетерпеливым и стремительным Солдатам любви Гори гори, моя звезда! Труба, труби, в поход зови! Знайте, наша война - эта наша любовь И в этой войне льется нужная кровь Значит, наша любовь - это наша война И нам этой битвы хватает сполна! Избегая расстрела, я почти воскресаю Не дожидаясь команды аминь Я встаю генералом, я иду адмиралом Не дожидаясь команды, подъем Формируюсь в шеренги, поднимаюсь в полки Тревога застанет нас утром в пути Отдаюсь навсегда, мы прощаемся вновь Вызываю тебя на любовь! Когда я чувствую телом твердость духа в рядах Я сильнее всех сиамских слонов Я упрямей всех сиамских котов Я несчастней сиамских детей-близнецов Поднимаю позиции в окопах любви И не медля ни секунды сдаюсь Я пришел не воевать, я пришел не побеждать Остаюсь, остаюсь навсегда! Нетерпеливым и стремительным Солдатам любви Гори гори, моя звезда! Труба, труби, в поход зови! Знайте, наша война - эта наша любовь И в этой войне льется нужная кровь Значит, наша любовь - это наша война И нам этой битвы хватает сполна! Знайте, наша война - эта наша любовь И в этой войне льется нужная кровь Значит, наша любовь - это наша война И нам этой битвы хватает сполна!
На стенах написаны злые слова, за стеклами злые глаза По небу Луна плывет, как слеза последнего ангела Дождь в луче фонарей становится жидким огнем Я как маленький мальчик с занозою в сердце И она болит все сильней с каждым днем Я так искал новых рук, я был согласен даже на смерть Только бы вырвать с корнем этот посторонний предмет Но каждый новые пальцы делают только больней Я родился с этой занозой И я умираю с ней Я родился с этой занозой И я умираю с ней Я знаю, я был не прав, я знаю, я часто грешил Если Ты остановишь дождь, может быть мне хватит сил Выйти на улицу и попытаться стать счастливым еще один раз Но Ты не слышишь моих молитв, а дождь идет все сильней Я родился с этой занозой И я умираю с ней Я родился с этой занозой И я умираю с ней
Мой город был и велик, и смел Но однажды сошел с ума И сойдя с ума, он придумал чуму Но не знал, что это чума Мой город устал от погон и петлиц Он молился и пел всю весну А ближе к осени вызвал убийц Чтоб убийцы убили войну Убийцы сначала убили войну И всех кто носил мундир И впервые в постель ложились одну Солдат и его командир И затем они устремились на тех Кто ковал смертельный металл На тех, кто сеял солдатский хлеб И на тех, кто его собирал Красные листья падают вниз И их заметает снег Красные листья падают вниз И их заметает снег И когда убийцы остались одни В середине кровавого круга Чтобы чем-то заполнить тоскливые дни Они начали резать друг друга И последний, подумав, что Бог еще там Переполнил телами траншею И по лестнице тел пополз к небесам Но упал и свернул себе шею Мой город стоял всем смертям назло И стоял бы еще целый век Но против зла город выдумал зло И саваном стал ему снег Возможно, что солнце взойдет еще раз И растопит над городом льды Но я боюсь представить себе Цвет этой талой воды Красные листья падают вниз И их заметет снег Красные листья падают вниз И их заметет снег
Нас выращивали денно Мы гороховые зёрна Нас теперь собрали вместе Можно брать и можно есть нас Но знайте и запоминайте - Мы ребята не зазнайки Нас растят и нас же сушат Не для того, чтоб только кушать Из нас выращивают смену Для того, чтоб бить об стену Вас отваривали в супе Съели вас - теперь вы трупы Кто сказал, что бесполезно Биться головой об стену? Хлоп - на лоб глаза полезли Лоб становится кременным Зёрна отольются в пули Пули отольются в гири Таким ударным инструментом Мы пробьём все стены в мире Из нас теперь не сваришь каши Стали сталью мышцы наши Тренируйся лбом об стену Вырастим крутую смену Обращайтесь гири в камни Камни обращайтесь в стены Стены ограждают поле В поле зреет урожай Нас выращивают денно Мы гороховые зёрна Нас теперь собрали вместе Можно брать и можно есть нас Хвать - летит над полем семя Здравствуй, нынешнее племя Хлоп - стучит горох об стену! Оп - мы вырастили смену! Зёрна отольются в пули Пули отольются в гири Таким ударным инструментом Мы пробьём все стены в мире Обращайтесь гири в камни Камни обращайтесь в стены Стены ограждают поле В поле зреет урожай Хлоп!
Светлые мальчики с перьями на головах Снова спустились к нам, снова вернулись к нам с неба Их изумлённые утром слепые глаза Просят прощенья, как просят на улицах хлеба Медленно, словно пугливые странные звери Ещё не успев отойти от заоблачных снов Ищут на ощупь горшки и открытые двери Путаясь в спальных рубашках, как в ласках отца Тихие игры под боком у спящих людей Каждое утро, пока в доме спят даже мыши Мальчики знают, что нужно все делать скорей И мальчики делают все по возможности тише Слушают шепот и скрип в тишине дальних комнат Им страшно и хочется плакать, но плакать навзрыд Им так до обидного хочется выйти из дома Что их пробирает неведомый маленький стыд Пока спят большие в своих неспокойных постелях Пока не застали детей в белоснежном белье Они безмятежно и тихо находят затеи И музыка их не разбудит, лежащих во сне Тихие игры под боком у спящих людей Каждое утро, пока в доме спят даже мыши Мальчики знают, что нужно все делать скорей И мальчики делают все по возможности тише
Остыл свет, в другой зал Ушел страх, осталась лишь звенящая тоска Отцвёл сад, на весь мир Упал снег, осталась лишь утихшая зима Прошёл день, большой город Забыл шум, осталась лишь безжизненная ночь И стало тошно и легко Остыло тело и пошло крутить тебя Скорей, свет! Начнём снова! Играть всем! Представить, что бушует карнавал! Громче! Громче!
С каждым осенним днем приближается стужа И с каждой секундой страшнее, но легче дышать И каждый мой шаг как нелепый подскок В бойницах сомнений тяжелый упрек Я теряю тебя, теряю тебя навсегда В суставы твои впиваются тонкие иглы И с каждой слезой на глазах застывает соль Тебя обнимают холодные руки таких как я, таких как я Мальчик Зима, мальчик Зима - это я Все наши бойцы дружно роются в стынущих кучах Запах падали стынет, спешите на воздух, друзья! Пусть каждый наш спор как словесный поток Но каждая пробка нацелена в лоб Мы теряем себя, находим себя навсегда В наши суставы впиваются тонкие иглы И каждый глоток металлом звенит на губах Вас нагоняет время таких как я Мальчик Зима, мальчик Зима - это я Мальчик Зима, мальчик Зима - это я!
На городской помойке воют собаки Это мир в котором ни секунды без драки Бог сделал непрозрачной здесь каждую дверь Чтоб никто не видел чем питается зверь Папа щиплет матрасы, мама точит балясы Под дикий рев мотоциклов детей Они смотрят программы и, отмеряя сто грамм Пьют, когда дети приводят блядей Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, но сметана на бананах, молоко на губах Мы тоже любим маму, но нас любит страх Какая тоска не знать, куда пойти Мы пойдем туда, где разрывается ткань В одну тюрьму, из другой тюрьмы Нас разбудили в такую кромешную рань Мне страшнее Рамбо из Тамбова Чем Рамбо из Айовы Здесь тоже знают, как убивают И также нелегок здесь нрав Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, но сметана на бананах, молоко на губах Мы тоже любим маму, но нас любит страх Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, чтобы рвать ткань, рвать ткань Все готово, но сметана на бананах, молоко на губах Мы тоже любим маму, но нас любит страх
Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой Что в живых остались только мы с тобой Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой Что в живых остались только мы с тобой И что над нами километры воды Что над нами бьют хвостами киты Кислорода не хватит на двоих, я лежу в темноте Я просыпаюсь увидев тот сон Где утопаю, где живет Посейдон Невозможно уплыть с тобою вдвоём Но я уверен, до рассвета доживём Вокруг медузы и кораллы, сразу видно - нам не рады Мы сокровища украли, золотые медали Но что они дали? Мы умрём до финала Прыгай в этот батискаф, плывём в подводный мир Там огромный голиаф, большущий синий кит Он похож на нас двоих - по жизни один Он по жизни один Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой Что в живых остались только мы с тобой И что над нами километры воды Что над нами бьют хвостами киты Кислорода не хватит на двоих, я лежу в темноте Я вижу берег, на нём вижу тебя А сам в пещере, в подводной у дна Ненадолго закрою глаза, чтоб услышать в голове голоса Они говорят: Плыви, говорят: Уходи Там безжалостно кричат, бьют хвостами киты Объём лёгких недостаточно велик, в небе виден солнца лик Кислород на исходе, я тону в этой мгле И на восходе умираю на песке На этом пляже мы с тобою вдвоём наблюдаем этот сон Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой Что в живых остались только мы с тобой И что над нами километры воды Что над нами бьют хвостами киты Кислорода не хватит на двоих, я лежу в темноте Я просыпаюсь в холодном поту Я просыпаюсь в кошмарном бреду Как будто дом наш залило водой Что в живых остались только мы с тобой
Звуки, пойманные слухом Вы сродни бесплотным духам Вы вплетаете свободно В пульс творенья что угодно Сердца нашего биенья Вы живые отраженья! Звук обступает и слева, и справа Смутным таинственным войском вдали Пеной ложится у кромки земли И до утра, до скончания ночи Звук обступает и слева, и справа Бесится, бегает дико хохочет Смутным таинственным войском вдали! Стрелами света кружит над тобой Схватка оркестра с волшебной трубой Чтобы и завтра безвестная сила Всё повторяла, и всё возносила Всё повторяла, и всё возносила Словно и радость твоя и тоска Стрелами света кружит над тобой! Море бурное оркестра Вот тогда душа моя Только музыка. Поманят Звуки, пойманные слухом Вы сроднитесь с плотным духом Вы летаете свободно За крылатым вашим дымом Я сыщу владенья ваши
Смотри, огромное море Ты видишь точку вдали Смотри, бездонное небо К нему прикован твой взгляд Смотри, приблизилась точка Ты видишь, это корабль А там бескрайнее небо Что видишь, ты в высоте? Мираж, он ожил вдали Смотри, безбрежное море Несёт по морю корабль Смотри, в безоблачном небе Плывет летучий фрегат Смотри, открытое море Исчез проклятый корабл А там, в предутреннем небе Поплыл свинцовый ковчег Стой, стой, обессилевший лебедь! Это мое прошлое Это мною покинутые идеалы Я восхищаюсь ими со стороны, вне себя Потому, что они преследуют меня Но они не в силах повредить мне Ведь я - их команда
Браво бис, сеньора Ваше сверхсопрано Восхитительно и бесподобно Вы аншлаг желаний В наших тусклых чувствах Средь пустых обыденных забот Но спустя антракт и представленье это Покидаю тёмный полумрак и Ваш зал Выплываю я в прохладу темной ночи И устало освежаю в мыслях Ваш дебют Браво Вам, сеньора Ваш успех бесспорный Ничего не стоил, как звезде Если б в этом зале Вас не обожали Было бы гораздо удивительней И вот я снова в той же ложе Плыву, как в лодке Вокруг сплошное море сцены И только Вы Но спустя антракт и представленье это Покидаю темный полумрак и Ваш зал Выплываю вновь в низины теплой ночи И, вдыхая, освежаю в мыслях Ваш успех
Дай мне шанс Пройти свой снова путь Давай посмотрим Как краток был миг знакомства Странной дуэли глаз Легла между нами бездна Стерильной чашей кровать Как гонит минуты встречи Каждый прощальный взгляд Теперь между нами пропасть Сквозь бездну сомнений мост Как труден был путь навстречу Выбранный наугад Осталось совсем немного Протяни же свои ладони
Меня магнат свиноголовый Убьёт, коль я ему позволю Он ухмылялся мне застывший На золоте, как на престоле Он убьёт, коль я позволю! Он убьёт, коль я позволю! Его свиную тушу гладил я Он дрожал, весь колебался Ты глянь, кто я, - шептал я Череп себе пробил чтоб он узнал Весь мир во мне клокочет Чуя священное смятенье духа Ко мне стремится всё, что ново Твоё же ухо к зовам глухо Весь мир во мне клокочет! Весь мир во мне клокочет! И мы схватились - берег трясся Царапал я свиное мясо Терзал и рвал, но зря старался Звенел он златом, он смеялся И рухнул вечер слеп и скорбен На нас и ныли-ныли волны Гудели волны-волны-волны И рухнул вечер слеп и скорбен Снова бьёмся, мы снова Я и магнат свиноголовый
Лето прошло пронеслось отблистало Мы ястребиная пара устало Крыльями машем уносимся в осень Эти юные хищные птицы Рвутся в любовных сраженьях сразиться Дерзко звеня молодыми крылами Мы улетаем изгнанники лета И остановимся осенью где-то Впившись любовно друг в лруга когтями Мы улетаем изгнанники лета Мы улетаем… Вздыбятся перья в отчаянной схватке Здесь мы сыграем последнюю свадьбу С неба падём на опавшие листья Мы ястребиная пара Крыльями машем уносимся в осень Мы ястребиная пара Крыльями машем уносимся в осень Мы ястребиная пара Крыльями машем уносимся в осень Мы ястребиная пара Крыльями машем уносимся в осень Мы ястребиная пара Крыльями машем уносимся в осень
Белый пароход отчаливает от второго пути! Белый пароход отчалил в океан везенья Старый капитан штурвал вращает как жонглёр Новая волна исчезнет с быстротой теченья Оставив на корме солёный след На ходу меняя курс и направленье ветра Ловко огибаем экваториальный смерч Пусть нам повезёт отведать ананас удачи Редкий экзотический продукт Чёрный кашалот забросил нас на крепость рифов Теперь мы будем знать везёт нам в жизни или нет Пусть мы потеряем мачты руль и пол-каюты Новая волна доставит нас домой Белый пароход причалил в бухту возвращенья Старый капитан вращает головной убор Мы немедля крикнем громкое свое: Ура! Оставив на корме солёный след
Всё готово к столу приглашайте гостей! Целая площадь деликатесов И вин целый бассейн Будет отличное застолье И преотменная попойка Чёрт возьми, стоп! Я забыл фанта-джюс… Я забыл фанта-джюс — престижный напиток Вся столица теперь пьет оранжевый сок И мы выпьем глоток Так мы ощутим себя сильнее Это не рассол вам пить с похмелья Это о-го-го! Фанта-джюс…
Нет, я не выдержу взгляд этот из-под бровей Глаз правильный квадрат на пустой голове Не отражается в них ни пряник, ни плеть Они открыты просто так, им всё равно куда смотреть И фонари умных слов светят нам там и тут Зря! Они как окна домов люди в них не живут Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Ты слеп! Нет! Нет! Ты слеп! Так язык твой странен голос твой расстроен Камертон утерян, твой настройщик выскользнул в двери Улиц измерен конец но всякий раз Взгляд упирается в стену квадратных глаз Нет! Нет! Мокрое утро окно как бельмо в глазу Серые глыбы снов вижу я наяву Нет! Нет! Ты слеп! Нет! Нет! Так язык твой странен голос твой расстроен Камертон утерян, твой настройщик выскользнул в двери
Я застыл, под старыми часами На пустом холодном берегу Мне кричали: Оставайся с нами! Но я, как верный сторож на снегу Где ты любовь, где ты любовь? У чьих берегов из сказочных снов? Где ты птица, птица - пингвиница? Может ты замёрзла на бегу? Может ты успела измениться? Измены потерпеть я не могу Где ты любовь, где ты любовь? У чьих берегов из сказочных снов?

Dataset Card for "huggingartists/nautilus-pompilius"

🤖 HuggingArtists Model 🤖
Nautilus Pompilius (Наутилус Помпилиус)
@nautilus-pompilius

Dataset Summary

The Lyrics dataset parsed from Genius. This dataset is designed to generate lyrics with HuggingArtists. Model is available here.

Supported Tasks and Leaderboards

More Information Needed

Languages

en

How to use

How to load this dataset directly with the datasets library:

from datasets import load_dataset

dataset = load_dataset("huggingartists/nautilus-pompilius")

Dataset Structure

An example of 'train' looks as follows.

This example was too long and was cropped:

{
    "text": "Look, I was gonna go easy on you\nNot to hurt your feelings\nBut I'm only going to get this one chance\nSomething's wrong, I can feel it..."
}

Data Fields

The data fields are the same among all splits.

  • text: a string feature.

Data Splits

train validation test
67 - -

'Train' can be easily divided into 'train' & 'validation' & 'test' with few lines of code:

from datasets import load_dataset, Dataset, DatasetDict
import numpy as np

datasets = load_dataset("huggingartists/nautilus-pompilius")

train_percentage = 0.9
validation_percentage = 0.07
test_percentage = 0.03

train, validation, test = np.split(datasets['train']['text'], [int(len(datasets['train']['text'])*train_percentage), int(len(datasets['train']['text'])*(train_percentage + validation_percentage))])

datasets = DatasetDict(
    {
        'train': Dataset.from_dict({'text': list(train)}),
        'validation': Dataset.from_dict({'text': list(validation)}),
        'test': Dataset.from_dict({'text': list(test)})
    }
)

Dataset Creation

Curation Rationale

More Information Needed

Source Data

Initial Data Collection and Normalization

More Information Needed

Who are the source language producers?

More Information Needed

Annotations

Annotation process

More Information Needed

Who are the annotators?

More Information Needed

Personal and Sensitive Information

More Information Needed

Considerations for Using the Data

Social Impact of Dataset

More Information Needed

Discussion of Biases

More Information Needed

Other Known Limitations

More Information Needed

Additional Information

Dataset Curators

More Information Needed

Licensing Information

More Information Needed

Citation Information

@InProceedings{huggingartists,
    author={Aleksey Korshuk}
    year=2021
}

About

Built by Aleksey Korshuk

Follow

Follow

Follow

For more details, visit the project repository.

GitHub stars